restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Был такой вуз…

Был такой вуз…

Улица Рождественка. Вид на здание Московской медико-хирургической академии и храм Святителя Николая в Звонарях


Чертеж фасада здания Императорской Московской медико-хирургической академии. Литография. В издании: Архитектурный альбом, представляющий отличнейшие геометрические фасады… Ч. 1. М., Комиссия для строений, 1832. № 23.

Об Императорской Московской медико-хирургической академии (1798–1845).

Если идти от Кузнецкого Моста в сторону храма Святителя Николая в Звонарях, на улице Рождественке можно увидеть прекрасное здание Московского архитектурного института. Изначально это была усадьба графа Артемия Ивановича Воронцова — крестного отца А.С. Пушкина. Исследователи полагают, что дом возвели по проекту известного архитектора Николая Александровича Львова1. Именно здесь в первой половине XIX века находилось единственное в городе специализированное медицинское высшее учебное заведение — Московская медико‑хирургическая академия (ММХА). Ее история началась в 1798 году, когда по указу Павла I в Санкт-Петербурге основали Императорскую медико‑хирургическую академию. ММХА являлась ее отделением до 1837 года, после чего обрела самостоятельность. Образовали учреждение на основе Медико‑хирургического училища — преемника созданного еще Петром I (1707) Сухопутного военного госпиталя. В первой половине XIX века ММХА являлась одним из немногих вузов России, готовивших врачей.  Конкуренцию ей могли составить Московский, Дерптский, Виленский, Казанский, Харьковский, а позже Киевский университеты. Кстати, между ММХА и Московским университетом существовала тесная связь, поскольку многие профессора преподавали и тут и там одновременно. Огромную усадьбу А.И. Воронцова казна купила для ММХА в 1809 году. Тогда владение занимало почти весь квартал от реки Неглинной до улицы Рождественки. Главный трехэтажный дом, построенный в стиле классицизм, стоял на высоком речном берегу, обращенный фасадом с мощным портиком к Рождественке. На месте нынешнего здания Московского международного торгового банка цвел сад, украшенный фонтанами и прудами2. Став учебным корпусом, дом в основном сохранил свой архитектурный облик. «На 1‑м этаже располагались аудитории для ветеринаров, библиотека, помещения для студентов I-го курса, столовая и карцер. На 2‑м — все остальные учебные кабинеты, музей естественной истории и канцелярия. На 3‑м — студенческие спальни. В левом флигеле — общежития для студентов, <…> аптека, квартира инспектора и субинспектора»3. В ММХА готовили медиков, ветеринаров и фармацевтов. Обучаться имели право молодые люди от 16 до 24 лет — воспитанники духовных училищ, «вольноопределяющиеся из свободных состояний», а также имевшие российское подданство иностранцы и некоторые другие категории лиц. Все претенденты проходили вступительные испытания4. Для петербургского и московского отделений предусматривалась одинаковая образовательная программа — 23 дисциплины. Наряду с анатомией, физиологией, хирургией, фармакологией, терапией были и такие предметы, как «наставление писать рецепты», «повивальное искусство», «знание ковать лошадей на анатомических правилах». Из языков предпочтение отдавалось латинскому и немецкому, которые преподавал Константин Карлович Зедергольм — будущий иеромонах Оптиной пустыни Климент. За все время существования ММХА в ней трудились около 150 педагогов. Среди них — ботаник, создатель Ботанического сада Московского университета, составитель травников Георг Франц Гофман, выдающийся хирург, анатом, физиолог, основоположник отечественной травматологии Ефрем Осипович Мухин, не менее выдающийся терапевт, домашний врач и близкий друг родителей А.С. Пушкина5 Матвей Яковлевич Мудров, который еще славился составленной им коллекцией историй болезней своих пациентов (этот архив, содержавший более тысячи документов, он называл «сокровищем» и во время французской оккупации Москвы спас его, оставив на расхищение неприятелю имущество и библиотеку, поскольку, по словам Мудрова, «печатные книги можно найти везде, а историй болезней нигде»6). Основные предметы в ММХА преподавали на русском языке, клинические же лекции читались на латыни. Обучение продолжалось четыре года, каждый год завершался экзаменами. В распоряжении студентов находились библиотека (12 тысяч книг, рукописей, гербариев)7, ботанический сад, минералогический, физический, зоологический и другие кабинеты. Для учащихся по ветеринарной части имелся ветеринарный лазарет и кузница. Была и своя аптека с фармацевтической лабораторией. С 1818 по 1839 год ММХА руководил Григорий Иванович Фишер фон Вальдгейм — профессор естественной истории, организатор Минералогического музея при Московском университете (ныне — Государственный геологический музей имени В.И. Вернадского). «Как президент он любовно относился к студентам, подобно всем людям науки, был вежлив с ними, иногда посещал студенческие камеры, беседуя с ними о чем‑нибудь, вообще отличался необыкновенной добротой. Его занимала, разумеется, больше наука, чем академические порядки. <…> Президентством Фишера Академия сделалась известной за границей»8. Студенты жили скромно, лишних денег у них не водилось, так что баловали они себя редко. Поэтому многие выпускники с теплотой вспоминали своего «главного благодетеля» — булочника Фирса Ивановича Фирсова. Он «являлся, бывало, почти каждое утро с двумя коробами, полными хлеба и булок; один короб нес на себе, а другой — его сын, и не больше как через полчаса уходил с пустыми коробами. Всякий студент, бравший в долг, записывал взятое в книжку. Уплата производилась большею частью по окончании курса. Долг этот молодыми врачами считался первым»9…

 
superbahis safirbet polobet maltcasino interbahis grandbetting dinamobet celtabet casinomaxi casinometropol galabet jojobet perabet aresbet asyabahis betnano bets10 casinomaxi casinometropol galabet jojobet marsbahis mobilbahis mroyun perabet imajbet betmarino