Поиск
  • 15.08.2018
  • Былое
  • Автор Любовь Евгеньевна Городнова

«Яркая страница музыкальной истории России»

«Яркая страница музыкальной истории России»

Юрий Николаевич Голицын. Из книги: Огарева-Тучкова Н.А. Воспоминания. М., 2016


Объявление о концерте хора под управлением Ю.Н. Голицына

О хоровом дирижере и композиторе князе Юрии Николаевиче Голицыне (1823–1872).

Участник Бородинского сражения и взятия Парижа, автор воспоминаний об Отечественной войне 1812 года, эпиграмм, стихотворений и переводов на французский язык произведений А.С. Пушкина, И.И. Козлова, Н.М. Языкова, музыкант‑виолончелист, почетный член Петербургского филармонического общества князь Николай Борисович Голицын (1794–1866)1 в 1821 году женился на Елене Александровне Салтыковой (1802–1828)2. В приданое она получила село Новочеркутино (Салтыки)3 в Усманском уезде Тамбовской губернии с прилегающими деревнями Александровкой, Нижней Плавицей, Дмитриевкой, в которых по состоянию на 1825 год насчитывалось 1090 ревизских душ. На барщине трудились 238 крестьян — сеяли рожь, овес, гречиху, просо, коноплю, лен, мак. Оброчных было 200 человек. В аренду сдавались пахотная земля, базарная площадь и три дома на ней, постоялый двор в Александровке, дорога для прогона скота из Малороссии. Продавали хлеб, сено и кирпич, который изготавливали на собственном заводе — 300 тысяч штук в год. В господской усадьбе находились два новых дома — каменный и деревянный, флигель, конюшня4. С 1827 года имением, заложенным в Санкт-Петербургском опекунском совете по 50 рублей за ревизскую душу, управлял по доверенности от Елены Александровны Николай Борисович5. Из описания новочеркутинского храма,  «устроенного в 1790 году бывшим владельцем села графом Салтыковым»: «Зданием каменный, весьма обширный, теплый, трехпрестольный: главный [престол] — в честь Святой Троицы и придельные — во имя святителя Николая чудотворца и святых бессребреников Космы и Дамиана. Снаружи он оштукатурен и выкрашен клеевой краской песочного цвета, внутри по штукатурке  выкрашен масляными красками, расписан художественной живописью и украшен красивым и дорогим иконостасом; утварь и ризница в храме хорошие и имеются в большом количестве.  Содержится храм опрятно. Церковный хор певчих в Новочеркутино очень хороший. <…> Причт состоит из двух священников, дьякона и двух псаломщиков. Все ведут примерный образ жизни и добросовестно исполняют свои обязанности. Ежедневно отправляется церковная служба; аккуратно ведутся по воскресным дням круглый год внебогослужебные собеседования с торжественным служением молебнов и чтением акафистов, усердно учат народ молитвам и заповедям»6.
* * *
Из троих детей Николая Борисовича и Елены Александровны двое — Александр и Анна — умерли в младенчестве. В метрической книге Санкт-Петербургского Казанского собора за 1823 год под номером 119 сделана запись о том, что у капитана лейб‑гвардии Павловского гренадерского полка князя Н.Б. Голицына родился 15‑го, а крещен священником Петром Мысловским 23 декабря сын Юрий; восприемники — тайный советник Константин Константинович Родофиникин, граф Юрий Александрович Головкин и Анна Александровна Голицына7. Елена Александровна скончалась рано. Похоронили ее на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Наследником имения в Новочеркутино (Салтыках) стал пятилетний Юрий. 15 января 1831 года Н.Б. Голицын подает прошение в Тамбовское дворянское депутатское собрание о внесении себя и Юрия в надлежащую часть книги дворянских родов Тамбовской губернии «по случаю нахождения имения жены моей, покойной княгини Елены Александровны, урожденной графини Салтыковой, состоящего Усманского уезда в селе Новочеркутине с деревнями, <…> в коем рожденный от меня с нею малолетний сын князь Юрий Николаевич Голицын есть единственный наследник, и оный с тем имением находится в опекунстве моем»8. Николая Борисовича внесли в III часть упомянутой книги, «что же касается до показанного им в прошении сына Юрия, то, как он никакого удостоверяющего документа о том, что он его законный сын, не представил, то собрание отлагает внесение обще с ним в родословную книгу до предоставления от него консисторского свидетельства»9. 13 декабря 1832 года над Юрием был учрежден опекунский  совет, который возглавил прадед мальчика граф Юрий Александрович Головкин (1762–1846). Производителем дел назначили сослуживца графа М.М. Михайлова, опекунами — «сенатора [Федора Петровича] Лубяновского, Александра Васильевича Кочубея»10. Многочисленные родственники матери «обожали бедного сиротку Юрку», и он жил у всех поочередно. Княгиня Екатерина Александровна Долгорукова (сестра Елены Александровны), не имея сына, просила Николая Борисовича отдать племянника ей на воспитание, но согласия не получила. «Уже в детстве проявлял он (Юрий. — Л. Г.) свой пылкий характер: когда няня объявила ему о кончине его матери, он дал ей пощечину! <…> Когда же через год отец его женился (вторая супруга — Вера Федоровна фон Пешман. 1809–1872. — Л. Г.) и пожелал, чтобы маленький сын присутствовал при его бракосочетании, то Юрий спрятался в камин в парадной в своем наряде, и когда его нашли там, то не было никакой возможности даже силой вытащить его оттуда. <…> Отец мало или, лучше сказать, совсем не заботился о сыне. Это сиротство, безалаберное воспитание, строгость и чрезмерное иногда баловство повлияли на пылкую натуру Юрия: у него выработался своевольный, необузданный, страшно вспыльчивый характер»11. Переезжая от одной тетушки к другой, он поменял в детстве «семь нянек, семь гувернеров и семь учебных заведений». В 1836 году по просьбе графа Ю.А. Головкина Юрия Голицына зачислили кандидатом в Пажеский корпус. Для сопровождения мальчика в Петербург нашли попутчика,  пользовавшегося «репутацией человека безукоризненной честности и высокой нравственности». Ему на дорожные расходы и пополнение гардероба сына Николай Борисович выделил 2500 рублей ассигнациями, из которых только небольшая сумма была потрачена на «шесть ситцевых рубашек, козловые теплые на меху ботинки, волчью шубенку, даже не хребтовую, а из лопаток, красный мужицкий кушак, шапку с ушками, рукавицы»12. В декабре выехали из Одессы. Путь до Москвы занял 10 дней. Под Тулой поздно вечером попали в метель, и ямщик, заблудившись, опрокинул повозку в овраг. Попутчику удалось выбраться из кибитки, и они с ямщиком отправились в близлежащую деревню за помощью. Вернулись только утром. Юрий, проведя ночь в опрокинутой кибитке, обморозил ноги. 28 сентября года последовал приказ директора Пажеского корпуса генерал‑майора Игнатьева: во исполнение высочайшего повеления «на открывшиеся <…> две вакансии экстернов поместить старших по кандидатскому списку пажей — князя Юрия Голицына и князя Николая Баратова»13. В корпусе Юрий, пользуясь всеми правами воспитанников, за определенную плату проживал у одного из корпусных офицеров. Обыкновенно эта плата была две тысячи рублей ассигнациями в год, но я, семь раз переходя от одного офицера к другому, довел акции моего содержания до пяти тысяч рублей ассигнациями в год. И, поистине сказать, удивляться надо, что даже и за такую цену находились офицеры, которые решались со мною возиться»14. С января 1837 по январь 1841 года в аттестационной тетради пажа князя Юрия Николаевича Голицына регулярно заполнялись графы «Проступки, заслуживающие взыскания» (незнание уроков, неудовлетворительная сдача экзаменов, опоздания, самовольные отлучки, постоянная леность) и «Исправительные меры» (лишение праздничных отгулов, стояние за обедом у позорного столба, наказание розгами, заключение в карцер). В тот период развилось его увлечение музыкой — он руководил хором пажей и за 45 рублей в месяц брал уроки игры на фортепиано…