Поиск

«Россия дала мне славу»

«Россия дала мне славу»

Картина «Тени». Театр «Кремлевский балет». 2018 год


Балет «Баядерка». Картина «Тени». Фотография Д.М. Куликова

К 200-летию со дня рождения выдающегося танцовщика, хореографа, театрального деятеля и педагога Мариуса Ивановича Петипа (1818–1910).

Он родился в портовом французском городе Марселе в артистической семье1. При крещении был наречен именем Альфонс Виктор Мариус. В 1847 году приехал в Россию, ставшую для него второй родиной2. Там по русскому обычаю получил отчество — Иванович3. «Россия дала мне славу»4, — говорил М.И. Петипа. Именно здесь он раскрыл себя как балетмейстер5. Масштабы сделанного им поражают6. Российские постановки тогда отличались «роскошью, не знающей себе равной ни в одном из театров Европы»7 — ведь балету покровительствовала августейшая семья, щедро финансируя Императорские театры и Санкт-Петербургское театральное училище8. Петипа сотрудничал с П.И. Чайковским и А.К. Глазуновым, чем очень гордился. В распоряжении Мариуса Ивановича находились лучшие сценографы, машинисты сцены, а также художники — И.П. Андреев, М.И. Бочаров, Г.Я. Вагнер, К.Ф. Вальц, К.М. Иванов, П.Б. Ламбин, Е.П. Пономарев, А.А. Роллер, М.А. Шишков. Сделавшись главным балетмейстером петербургской труппы, М.И. Петипа руководил «200 с лишним молодыми, красивыми и способными артистами»9. В большинстве своем воспитанники Санкт-Петербургской балетной школы, они под руководством маэстро воплощали самые сложные его замыслы. Например, партию Никии в балете «Баядерка» после Е.О. Вазем (см. ниже) не решалась станцевать ни одна из зарубежных гастролерш. Только через 16 лет, в 1900 году, Петипа возобновил этот спектакль специально для М.Ф. Кшесинской, а в 1903‑м после исполнения в «Баядерке» заглавной партии «безоговорочно утвердилась слава А.П. Павловой»10. Без большого и слаженного кордебалета Петипа не создал бы своих грандиозных танцевально‑симфонических композиций. В картине «Тени» («Баядерка») участвовали 64 танцовщицы. В сцене «Оживленный сад», сочиненной Мариусом Ивановичем для балета «Корсар» (1868), он задействовал 80 человек.
* * *
Мог ли 29‑летний Петипа, отправляющийся из Франции в далекую Россию, ожидать для себя подобного будущего? Трудно сказать. Но оценил «гостеприимную русскую землю»11 он сразу. В Петербурге его встретил директор Императорских театров А.М. Гедеонов и тут же предложил отдохнуть четыре месяца до начала нового театрального сезона. При этом жалование Мариусу выплачивали с первого дня прибытия в столицу. Такие условия показались ему «земным раем»12, особенно в сравнении с прежней жизнью. В театре города Нанта, где Мариус начал карьеру, дирекция удержала с него месячное вознаграждение из‑за «простоя» по причине полученной на репетиции травмы ноги. Во время гастролей в Нью-Йорке Петипа с отцом «попали в руки интернационального афериста, <…> наглого мошенника‑импресарио»13, который со второй недели вообще перестал платить. Дебют М.И. Петипа в качестве танцовщика и хореографа произошел в 1847 году на сцене петербургского Большого театра. Вместе со своим соотечественником Ф. Малавернем14 он поставил французскую новинку — балет «Пахита» на музыку Э.М. Дельдевеза. Одну из главных ролей исполнил сам Мариус. Пахиту танцевала Елена Ивановна Андреянова, ставшая на некоторое время постоянной партнершей Петипа. Особенно восхитили критиков и публику сольные и массовые испанские танцы. Балетмейстер в совершенстве их освоил, когда служил в мадридском «Театро дель Сирко». Про себя Мариус Иванович говорил, что «танцевал и владел кастаньетами не хуже настоящего андалузца»15. В дальнейшем он неоднократно возобновлял «Пахиту», совершенствуя первоначальную постановку. Гран па16 из этого спектакля ныне входит в золотой фонд классического балета. В конце 1848 года в Россию на должность главного балетмейстера петербургской труппы пригласили французского хореографа Жюля Перро. Он перенес на столичную сцену свои лучшие балеты, поставленные в различных западноевропейских театрах, создавал новые. Петипа исполнял главные партии во многих спектаклях Перро — Альберта в «Жизели», Феба в «Эсмеральде», Фауста в одноименном балете. Выдающаяся танцовщица Фани Эльслер, гастролировавшая в России, утверждала, что Петипа — «лучший Феб, с которым ей приходилось танцевать»17. Любимой ролью Мариуса Ивановича был Конрад в балете «Корсар» по поэме Байрона. Участница представления Е.О. Вазем писала: «Созданный им образ предводителя корсаров был совершенно незабываемым. Его выразительные глаза буквально горели, излучая те магнетические токи, которыми он держал в повиновении свою орду. В каждом движении сказывалась привычка властвовать и повелевать. <…> Его игра могла в самом серьезном смысле слова волновать и потрясать зрителей»18. Другая отечественная танцовщица, Е.П. Соколова, восхищалась: «В этой роли он был так силен, так гениален, <…> игра была так обдуманна, так тонка, так согласовалась с духом Байрона, что на сцене не было Мариуса Ивановича, а был благородный, страстный, порывистый, ни перед чем не останавливающийся корсар»19. Ж. Перро привлекал Петипа к работе над балетами «Жизель», «Наяда и рыбак», «Фауст», делясь с ним своим богатейшим опытом. «Перро как хореограф был истинным учителем Петипа и передал ему немало тайн творческого процесса в балетном искусстве»20…