Поиск

Первый памятник павшим в Русско‑турецкой войне 1877–1878 годов

Первый памятник павшим в Русско‑турецкой войне 1877–1878 годов

Фотография: Часовня Александра Невского


Часовня и гостиница «Националь» на Моисеевской площади. Открытка начала ХХ века

Об утраченной в 1922 году московской Александро-Невской часовне.

Москва — удивительный и загадочный город. Каждая пядь его центра связана со многими историческими событиями и личностями, игравшими значительную роль в истории и самой Москвы, и России. Пожалуй, ни один город не страдал так часто от пожаров и нашествий иноплеменников. Немало каменных страниц многовековой летописи было вырвано и самими «благоустроителями» Москвы, в XVIII–XX веках перекраивавшими ее на западный лад или просто на свой вкус. Поэтому под асфальтом площадей, под скверами таятся целые напластования остатков уникальных памятников прошлого. Одним из таких мест является современная Манежная площадь, под которой в первой половине 1990‑х годов археологи нашли фрагменты ряда исторических памятников. К сожалению, ревнители старины в очередной раз обманулись в своих надеждах: раскопки, давшие столь интересные результаты, были прекращены, и мощная строительная техника сокрушила до материка фундаменты допожарной Москвы вместе с уникальными средневековыми улицами‑мостовыми. А потом на площади вырыли гигантский котлован и соорудили в нем торговый центр. Лишь незначительную часть раскопанного передали для устройства Археологического музея (филиала Музея Москвы на Манежной площади, открытого в 1997 году). А ведь здесь, между старым «Националем» и гостиницей «Москва» (после демонтажа прежнего и возведения нового здания — Four Seasons Hotel Moscow) археологи обнаружили самое большое из известных московских средневековых кладбищ (примерно шесть сотен захоронений), о чем писала тогда вся столичная пресса1. Это были остатки некрополя древней Моисеевской обители; именно на ее месте находилась возведенная в 1883 году часовня во имя святого благоверного князя Александра Невского — первый памятник павшим в Русско‑турецкой войне 1877–1878 годов.
* * *
В старину Тверская улица продолжалась вплоть до Воскресенских (Иверских) ворот Китай‑города. Место, где позже возник Моисеевский монастырь, называлось «у Житной решетки» или «у богаделен». Богадельни впервые документально упоминаются в 1629 году. Приходской храм Пророка Моисея значится в писцовых книгах 1639 года. Потом он стал собором женского Моисеевского монастыря, самое раннее упоминание о котором относится к 1676 году. Известно также, что в начале 1690‑х здесь уже существовали храм Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом Cвятителя Николая чудотворца, часовня и каменные кельи2. Монастырь основательно пострадал от пожаров 1709 и 1737 годов, но был восстановлен. Роковым для него явился 1765 год, когда по екатерининской секуляризационной реформе собор обратили в приходскую церковь, а жилые и хозяйственные монастырские постройки заняли под казармы. Подобное использование закрываемых тогда обителей часто кончалось печально для последних, и эпоха Екатерины II оставила зияющие раны на территории старой Москвы. Разобрали «за ветхостью» и здания Моисеевских богаделен. В 1786–1787 годах по почину московского главнокомандующего П.Д. Еропкина и с разрешения церковного начальства той же участи подвергся бывший собор. Митрополит Московский и Коломенский Платон (Левшин) лишь попросил, чтобы материал от снесенных зданий передали Введенской церкви также бывшего Новинского монастыря и чтобы «разобрание оной Моисеевской церкви почтено было не так упразднением ее, как перенесением оной в устроение церковное». Указ Московской духовной консистории об упразднении храма последовал 9 ноября 1787 года, приходские дворы приписали к церкви Великомученицы Параскевы Пятницы в Охотном ряду. Близлежащим храмам досталась часть церковной утвари, книг и икон. Два больших колокола и местные иконы, в том числе храмовую Моисеевскую, перенесли в Вознесенскую на Гороховом поле церковь, где устроили придел Пророка Моисея, существующий поныне и напоминающий об исчезнувшей обители. На месте монастыря образовалась одноименная торговая площадь. В начале XIX века ее пытались застроить, но, к счастью, тогда это не получилось, и площадь сохраняла свою торговую функцию до начала 1880‑х годов. В царствование Александра II там, где позже появилась Александро-Невская часовня, «выстроен был аквариум, а затем показывалась какая-то движущаяся панорама и, наконец, необыкновенной толщины женщина»3. В середине 1870‑х годов, когда вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине, а вскоре Сербия и Черногория объявили войну Турции, в расположенной рядом с Моисеевской площадью церкви Параскевы Пятницы по благословению митрополита Московского Иннокентия (Вениаминова) служились молебны в напутствие отправляющимся на сербский театр военных действий русским добровольцам и панихиды по павшим на поле брани. Там же производился сбор пожертвований. 25 августа 1876 года в церкви прошла заупокойная обедня по герою Cербско‑турецкой войны полковнику Николаю Николаевичу Раевскому (1839–1876) и всем погибшим православным воинам. Присутствовали многие известные славянофилы, посол России в Константинополе генерал Н.П. Игнатьев и другие лица4. В 1877–1878 годах Россия, откликнувшись на мольбы славян Балканского полуострова, вела кровопролитную войну с Турцией. Результатом стало освобождение единоверных славянских народов от мусульманского гнета и создание на части территории Османской империи независимых государств, в том числе Болгарии. После войны в Россию вернулось немало инвалидов. Требовалось помогать и им, и осиротевшим воинским семьям. К тому времени в Москве в составе Императорского Человеколюбивого общества действовало основанное в 1863 году известной благотворительницей Александрой Николаевной Стрекаловой (урожденной княжной Касаткиной-Ростовской. 1821–1904) Общество поощрения трудолюбия. Сначала оно оказывало вспомоществование бедствующим женщинам путем создания швейных мастерских, школ кройки и шитья, но постепенно расширяло и разнообразило свою деятельность. Во время Русско‑турецкой войны члены Общества озаботились устройством больничных бараков, а затем (1878) Убежища для увечных воинов на окраине Всехсвятской рощи близ Ходынского военного лагеря5. В 1881 году Убежище назвали Александровским в память императора-Освободителя. Для потерявших кормильца семейств Общество основало Дом воспитания сирот. Именно с этими благотворительными учреждениями было связано появление в Москве Александро-Невской часовни на Моисеевской площади. Им поступал весь доход с часовни…