Поиск
  • 21.05.2018
  • Былое
  • Автор Елена Викторовна Офицерова

Езучевские

Езучевские

Фотография: Езучевские и семья Бернгардтов в саду на даче в Ц арицыне. 1880-е годы. Политехнический музей. На переднем плане – Миша Езучевский с отцом, за ними – В.А. Бернгардт, А.А. Езучевская, В.Н. Бернгардт


Царицыно. Вид на Большой дворец и Хлебный дом. Отпечаток со стеклянного негатива. Конец XIX века. Государственный музей-заповедник «Царицыно»

Об одном московском семействе (XIX — начало XX века).

Со второй половины XIX столетия близ Москвы возникает множество дачных поселков. Не стало исключением и Царицыно. Местность привлекала близостью к городу, удобством железнодорожного сообщения, наличием «большой воды», то есть знаменитых прудов, и обширного парка. Исключительную особенность Царицына представляли руины Большого дворца и архитектурный ансамбль, созданный В.И. Баженовым: они романтизировали удивительный по красоте и разнообразию пейзаж, пленивший еще императрицу Екатерину II. Многие семьи ежегодно проводили в Царицыне летние сезоны, другие снимали дачи или
комнаты ненадолго, третьи приезжали только на выходные. Царицыно не оставляло равнодушным никого. Здесь бывали писатели И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, А.П. Чехов, Ф.М. Достоевский, А. Белый, композиторы П.И. Чайковский и Н.А. Римский-Корсаков, ученый‑ботаник К.А. Тимирязев, философ В.С. Соловьев. Для некоторых же семей это место
стало родным. Тут в первую очередь следует назвать Езучевских, проживших в Царицыне без малого 30 лет. Сохранился их архив (ныне находится в Государственном Дарвиновском музее). В составе фонда — документы, письма, фотографии, графические работы художника М.Д. Езучевского. Также крупное собрание фотографий и мемориальных предметов семейства принадлежит Политехническому музею.

* * *
Предки Езучевских в XVII веке занимали высокие должности в казачьих полках. Право на потомственное дворянство род2 получил в 1786 году. Дмитрий Петрович Езучевский (1835–1898), сын надворного советника, окончил Школу межевых топографов, которая тогда относилась
к военному ведомству, и 16‑летним юношей поступил в Межевой корпус. Был выпущен топографом 3‑го класса. Параллельно со службой учился на физико‑математическом факультете
Московского университета. В 1864 году занял должность воспитателя во 2‑й Московской военной гимназии (позже преподавал там физику и космографию). На тот момент он имел чин подпоручика, но после преобразования Межевого ведомства в гражданское (1867) стал коллежским асессором. В 1862 году Д.П. Езучевский женился на Анне Андреевне Бернгардт
(? – после 1919), выпускнице Елизаветинского института благородных девиц. Возникшие в связи с женитьбой материальные заботы заставили Дмитрия Петровича искать дополнительный заработок: он преподавал в реальном училище, Николаевском сиротском институте, гимназии Поливанова, с 1874 года исполнял обязанности инспектора 3‑й Московской военной гимназии, позже принял пост ее директора. В отставку вышел в чине статского советника (1878). Не оставлял Езучевский и научных занятий — был действительным членом отделения физических наук Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском
университете. В 1870 году он перевел с английского книгу Дж. Н. Локьера «Элементарные уроки
астрономии». Основное внимание Дмитрий Петрович уделял фототехнике. Его самое известное изобретение — переносной стереоскопический фотоаппарат — конструктивно превосходило все известные тогда российские и зарубежные аналоги. Под названием «Снаряд для экспедиций» устройство в 1879 году было представлено в Русском техническом обществе. Весило оно всего 2,5 кг (обычный же вес фотокамер того времени составлял 10–12 кг), отличалось простотой и удобством в обращении. В 1882‑м фотоаппарат Езучевского с успехом экспонировался на Всероссийской художественно‑промышленной выставке в Москве. По мнению коллег, Дмитрий Петрович «дал новый импульс стереоскопическому фотографированию, которое с тех пор приобретает все больше и больше поклонников». «Моментальные камеры Езучевского» производила московская мастерская Н.И. Клячко. Изделия рекламировались как «аппараты для путешественников и научных исследователей»; изготовитель адресовался к тем, кто «не располагает большими средствами и желает иметь нечто хорошее». Д.П. Езучевский активно участвовал в работе Фотографического отдела при Обществе распространения технических знаний, а потом и Русского фотографического общества, читал лекции, пользовавшиеся популярностью среди специалистов и любителей. Жили Езучевские в Москве на казенных квартирах. У них родились трое сыновей — Владимир (1863–?), ставший офицером‑артиллеристом, Дмитрий (1869–1877; умер от скарлатины) и Михаил (1879–1928),
с детства отличавшийся слабым здоровьем. Вероятно, данное обстоятельство и побудило семью
перебраться за город. В 1881 году Д.П. Езучевский арендовал земельный участок площадью 1000 квадратных саженей (чуть больше 45 соток) в одном из лучших мест Царицына — на Поповой Горе рядом с Большим мостом через овраг. Крутой склон с разбитым на нем садом спускался к Шипиловскому пруду, на берегу которого семья устроила собственную купальню и пристань.
Солидный двухэтажный дом годился и для зимнего проживания. При нем имелась мастерская, где Дмитрий Петрович занимался усовершенствованием фототехники и конструированием метеоприборов (патенты на изобретения — так называемые «привилегии» — были выданы в 1901 году уже после смерти автора). Другой достопримечательностью дачи являлась обсерватория; полюбоваться звездным небом сюда приходили друзья и соседи. В жаркие дни устраивались купания и катания на лодках. По вечерам ставили любительские спектакли, исполняли «живые картины», смотрели «волшебный фонарь»14. Хозяева принимали у себя членов Русского фотографического общества, в том числе К.А. Тимирязева, тоже увлекавшегося фотографией. Часто и подолгу гостили родственники. Тесные отношения связывали Езучевских с семьей старшего брата Анны Андреевны — генерала Владимира Андреевича Бернгардта (1836–1914)…