Поиск
  • 21.05.2018
  • Наследие
  • Автор Юлия Георгиевна Кокорина

«Уничтожить равнодушие к отечественным древностям»

«Уничтожить равнодушие к отечественным древностям»

Фотография: Заседание Московского археологического общества под председательством П.С. Уваровой. Фотография начала XX века


Документ о принятии П.С. Уваровой в почетные члены правления Исторического музея

О трудах Московского археологического общества по созданию первого русского археологического словаря.

Казалось бы, тема, обозначенная в подзаголовке статьи, достаточно узка и способна заинтересовать исключительно археологов‑профессионалов. Но это лишь на самый поверхностный взгляд. Ведь любой словарь, по выражению канадского ученого В. Маторе, — «не гербарий, не музей, не картинная галерея для скучающей публики. В сознании народа, как сказал
Гюго, словарь разом и живой организм, и домашний божок»1. Особенно это свойственно русской культуре, где лексикография — искусство составления словарей — существовала неотделимо
от общекультурной деятельности, и издание любого словаря являлось событием поистине общенародным. Сказанное вполне относится и к археологии, которая не просто занимается собиранием и интерпретацией древностей, а дает возможность проникнуть во внутренний мир наших далеких предков, став сегодня наукой не только о древностях, но и о человеке3.
Как отмечает санкт‑петербургский исследователь Л.С. Клейн, археологи «давно тоскуют по единому языку и нормативному толковому словарю»4. Сегодня выходит масса археологических словарей и даже энциклопедий, но их уровень оставляет желать лучшего. Они рассчитаны преимущественно на школьников, в лучшем случае — на студентов младших курсов, а в полной
мере научного словаря до сих пор нет. Приятное исключение представляет разве что словарь по археологии палеолита, изданный коллективом авторов, однако всей дисциплины он по определению не охватывает. В настоящее время российские археологи вынуждены пользоваться переведенным с английского языка словарем У. Брея и Д. Трампа (на языке оригинала вышел в 1970 году, перевод — в 1990‑м), дополненным словарными статьями отечественных авторов6. Эти дополнения касаются в основном характеристики археологических культур, обнаруженных на территории бывшего СССР. В основном же данный словарь посвящен
западноевропейским, в частности, британским археологическим реалиям, что, безусловно, ценно для исследователя зарубежной археологии, но довольно слабо может помочь изучающему российскую древность. Между тем наша наука имеет впечатляющий опыт составления подобного словаря — опыт, оказавшийся забытым. О нем ничего не говорится в работах выдающегося историка отечественной археологии А.А. Формозова, в личной беседе с академиком Я.Н. Щаповым подтвердившего, что терминологические «штудии» первых российских археологов ему не известны. Лишь вскользь упоминает об этом опыте в своем фундаментальном труде по истории российской археологической мысли и Л.С. Клейн7. Молчат на сей счет и другие ученые — Г.С. Лебедев8 и Н.И. Платонова9. Тем более предмет нашего разговора остается неизвестным широкой культурной общественности. Подобное положение вещей является, на наш взгляд, глубоко несправедливым.
* * *
Определяющий вклад в составление словаря, о котором идет речь, внесли члены Московского археологического общества, учрежденного в 1864 году. То есть словарной работой русские археологи занялись еще в период формирования своей науки (вторая половина XIX века). Этот период позднейшие исследователи называют по‑разному: «дворянски‑дилетантским» (А.А. Формозов), «уваровским» (Г.С. Лебедев), временем «кристаллизации археологии в эпоху Великих реформ» (Л.С. Клейн)10. Так или иначе, в годы, последовавшие за реформами Александра I, в русском просвещенном обществе стал возрастать интерес к истории, просвещению, искусству.
«В развитие научных и образовательных учреждений привлекались солидные капиталы, на общественные и частные пожертвования устраивались музеи, новые издания, публичные выставки и чтения. Именно тогда появился и приобрел общественный смысл термин “деятель науки”»11. Тогда же было образовано Московское археологическое общество (МАО) и началась подготовка археологического словаря на русском языке. В 1865 году увидел свет первый том
периодического издания (журнала) Общества — «Древности». Здесь публиковались работы и доклады членов МАО, информация о раскопках, протоколы заседаний Общества и отчеты
о его работе. Отпечатанные ин‑фолио на хорошей бумаге с превосходными иллюстрациями (а ведь на тот момент фотография в России делала только первые шаги и большинство рисунков
были гравированными) тома «Древностей» выходили до 1916 года. Уже само качество первых русских археологических изданий, включая «Древности», позволило А.А. Формозову усомниться в расхожем мнении, что «археология и этнография в дореволюционной России влачили жалкое
существование и не выходили за пределы простого собирательства и коллекционерства»12.
О высоком уровне археологии в России того периода говорит и осознание членами МАО необходимости упорядочения и единого толкования научной терминологии на русском языке. Первый том «Древностей» открывается речью председателя Общества графа А.С. Уварова с призывом к коллегам «уничтожить равнодушие к отечественным древностям и научиться дорожить родными памятниками»13. На заседании Общества 1 декабря 1864 года «председатель
предложил на обсуждение господ членов вопрос о необходимости составления терминологического словаря. По совещании господа члены признали необходимым составить
особую комиссию, которой поручили подготовление словаря. В комиссию избраны большинством голосов: граф Уваров, Афанасьев, Иловайский, Филимонов и Забелин»14. Был
опубликован «Доклад комиссии о составлении археологического словаря»15, подписанный А.С. Уваровым, Д.И. Иловайским, И.Е. Забелиным. В документе сказано, что принимается название «Словарь русских древностей», а предметом словаря будет «русская археология, т. е. все древности, существующие в России с самых древнейших времен до XVIII века»16. Опираться при написании словарных статей рекомендовалось не только на российские, но и на «византийские
и западные источники, насколько они объясняют русские древности»17. Подчеркивалась желательность постатейного иллюстрирования…