Поиск

«Припоминать и разрабатывать свое»

«Припоминать и разрабатывать свое»

Иллюстрация: Слева — фасад Верхних торговых рядов, выполненный по проекту О.И. Бове


Ф.Я. Алексеев. Боярская площадка, или Постельное крыльцо и храм Спаса за Золотой решеткой в Московском Кремле

Об архитектурных взглядах художника Василия Васильевича Верещагина (1842–1904).

29марта (9 апреля) 1887 года В.В. Верещагин послал П.М. Третьякову эскиз фасада здания Верхних торговых рядов на Красной площади в Москве. К эскизу прилагалось письмо следующего содержания: «Многоуважаемый Павел  Михайлович, Вы получили или получите мой рисунок пером — мой проект нового Гостиного двора. Как увидите, в нем две галереи — одна внизу открытая, другая вверху закрытая. Наверху в павильонах оклады, светлые с окнами. Все здание укорочено и по месту должно быть растянуто по прямой линии с сохранением форм, то есть павильонов. Покажите, пожалуйста, этот рисунок Вашему брату и городскому голове — я в ужас прихожу при мысли, что могут восстановить тот “Гостиный”, который возобновлен в 1815.  Вас уважающий В. Верещагин»1. Брат Павла Михайловича, которому Верещагин просит показать проект, — это Сергей Михайлович Третьяков (1834–1892), московский городской голова в 1877–1881 годах; в письме речь идет о его преемнике на этом посту Николае Александровиче Алексееве (1852–1893). Проект Верещагина создавался еще до объявления Обществом Верхних торговых рядов соответствующего конкурса (15 ноября 1888 года); отсутствовал он и на самом конкурсе (15 февраля 1889‑го). В письме к М.Н. Собко — редактору‑издателю журнала «Искусство и художественная промышленность» — Василий Васильевич сообщал: «Что касается маленького проекта‑наброска торговых рядов в Москве, то я считаю нужным дать следующее объяснение: руководствовался я старыми постройками — Коломенским дворцом и другими, хотел начертить в большом виде, но чертежник опоздал и не представил. Полагая, что такое здание возводится не на 20–25 лет, а на сотни годов, я думал непременно отвести место для полудюжины лифтов (элеваторов), дающих возможность попадать в высшие этажи, особенно дамам, часто из‑за высокой лестницы избегающим магазинов, высоко расположенных. В тех же видах придания ценности второму этажу я хотел устроить 2–3 крылечка, так как по задним лестницам тоже неохотно поднимаются. Одно крылечко можно было бы называть красным, другое синим или иначе, для извозчиков: “Подъезжай к красному крыльцу”, “Жди у синего крыльца” и т. п. Не сделавши плана, я настойчиво говорил, чтобы обратили внимание на мое предложение лифтов и крылечек, иначе верхние этажи потеряют в цене, но не приняли этого совета во внимание, и теперь, несмотря на музыку и диваны, которыми стараются заманить публику на верхи, эти последние пустуют. Еще не поздно устроить лифты (можно бы пристроить и крылечки), но рутинеры не решаются, и Общество Верхних торговых рядов несет громадные убытки. Прибавляю, что внизу я бы уничтожил галерею как отнимающую свет у лавок и переменил ее на большие окна. Я настаиваю на мысли крылечек и в особенности лифтов — торговцы скажут потом спасибо, потому что движение в рядах увеличится не вдвое, а втрое или вчетверо, а с тем вместе и лавки, теперь на ¾ не занятые, заполнятся товаром. <…> Три гнезда лифтов с 2‑мя, 3‑мя в каждом <…> сделали бы Верхние торговые ряды самым популярным местом для покупок — данные для этого в самом здании есть: оно светло, с массой воздуха»2. Старое здание Верхних торговых рядов, сооруженное в конце XVIII века, оказалось первым крупным общественным зданием Москвы, восстановленным в 1815 году после пожара 1812‑го. Его главный фасад, обновленный по проекту О.И. Бове, совершенно изменил облик Красной площади, но, что еще важнее, предопределил образный строй, пафос и содержание грандиозных градостроительных работ, развернувшихся после окончания войны с Наполеоном в Москве и в Петербурге, а также ориентацию на античные первоисточники с целью уподобить ансамбли обеих столиц форумам Древнего Рима. Таким образом, старое здание Верхних торговых рядов можно считать своего рода программным произведением; идеи, положенные в основу данного проекта, вдохновляли зодчих послепожарной Москвы, создавших новый центр Первопрестольной в стиле ампир. Столь же прямые ассоциации с античностью вызывала вторая из парадных московских площадей — Театральная. Всего этого не мог не знать Верещагин. Его эскиз фасада Верхних торговых рядов тоже, судя по всему, создавался как программный, но пафос был иной —  обращение к национальной художественной традиции. 1 октября 1886 года торговлю в рядах запретили. 20 сентября 1888‑го началась разборка здания. В марте 1889‑го жюри, рассмотрев поданные на конкурс проекты, присудило первую премию А.Н. Померанцеву. 21 мая 1890‑го состоялась закладка, а 2 декабря 1893‑го — торжественное открытие Верхних торговых рядов3. Следовательно, В.В. Верещагин составил свой эскиз в то время, когда окончательно уточнялась программа будущего строительства — и не только в части функциональной и конструктивно-технической, но и художественной…