Поиск
  • 05.04.2018
  • Образы России
  • Автор Анна Филипповна Грушина, Кирилл Валерьевич Жижкевич

Негасимый свет древней обители

Негасимый свет древней обители

Иллюстрация: Махрищская общежительная пустынь. Литография. 1886 год


Панорамный вид монастыря с Троицким храмом

О Свято-Троицком Стефано-Махрищском монастыре.

Вначале — небольшая географо‑статистическая справка. Село Махра Александровского района Владимирской области находится в 120 километрах от Москвы. До ближайшего города Карабанова — четыре километра, до Александрова — 15. Постоянное население — 223 человека. Летом еще не менее 100 дворов, волею судеб сделавшихся дачными, наполняются обитателями, и машин с московскими номерами на здешних дорогах становится едва ли не столько же, сколько с владимирскими. Зимой картина иная. Пейзаж в основном малолюден. Местный магазин по ассортименту продаваемых товаров больше напоминает придорожный киоск. На вопрос: «Отчего так? Село маленькое?» — отвечают: «Село‑то большое, да только, кроме монастыря, в нем вроде бы ничего и нет». И это правда. Монастырь для села — своего рода «махрообразующее предприятие». В обитель можно устроиться на работу — если, конечно, отказаться от спиртного и ненормативной лексики. Здесь можно приобрести вкуснейший хлеб монастырской выпечки и качественные молочные продукты. Наконец, сюда можно «в надежные руки» подкинуть домашнего питомца, возвращаясь по осени в городскую квартиру, — вот и живут в монастыре, по подобию кипрских, до сотни мурок всех мастей, образовавших новоявленную породу: махрские шарообразные. Словом, обитель для села — это «его всё». Она дала селу жизнь, сделала Махру известной на всем российском пространстве…
* * *
Основал монастырь в XIV веке преподобный Стефан Махрищский. В истории русского монашества то было особое время. Издревле монастыри возникали в городах и пригородах — как, например, Киево-Печерская лавра. Но эпоха правителей, твердо сидевших на киевском престоле, ушла. Русь переживала междоусобные войны и нашествия монголо‑татар. Сложившаяся ситуация вынуждала подвижников искать уединения в глухих нехоженых местах. Историк и религиозный мыслитель Г.П. Федотов отмечал: «Около столетия Русская Церковь не знает новых святых иноков‑преподобных. Единственно канонизуемая Церковью в это время форма святости — это святость общественного подвига, княжеская, отчасти святительская. Защита народа христианского от гибели заслонила другие церковные служения. <…> Новое подвижничество, которое мы видим со второй четверти XIV века, существенными чертами отличается от древнерусского. Это подвижничество пустынножителей». Монастырское монашество сыграло важнейшую роль в деле возрождения Руси. Здесь в первую очередь, безусловно, следует назвать преподобного Сергия Радонежского, смягчавшего «тихими и кроткими словами» нрав враждующих князей и  сплачивавшего их вокруг Димитрия Донского — победителя на Куликовом поле. Игумен земли Русской вдохновлял мирян на ратные и государственные свершения, иноков — на духовные подвиги. Среди тех, кого принято называть «Сергиевыми собеседниками», был и преподобный Стефан Махрищский. О детстве будущего основателя обители мало что известно. Мы даже не знаем его мирского имени. Родился он в Киеве в начале XIV столетия. Много позднее, составляя житие преподобного, игумен Свято-Данилова монастыря Иоасаф писал: «Растущу же ему во всяком благовеинъстве и чистоте и просвещенном разуме, и дошед совершенна возраста, желаяше иноческаго жития, бе бо от младых ногтей любя смирение. И тако отшед в Печерский монастырь и от сущаго ту архимарита постризается. Духовному своему отцу последуя в дневных убо и нощных правилех, в церкви прежде всего обретатися и последи всех исходити, на молитве же в церкви егда стояти ему послуша божественаго писания со всяцем вниманием и трезвением, нозе неподвижне имея, ниже от места на место преходя до отпущения пению, ниже очима своима пометая семо и овамо (туда и сюда. — Авт.)». Проведя немало лет в монастыре, Стефан отправился в Москву, где его радушно принял Великий князь Иван II Иванович Красный. Кто знает, окажись Стефан человеком иного склада, он мог бы стать духовником могущественного правителя. Но, с детства «любя безмолвие и смирение», преподобный взмолился: «О благоверный и христолюбивый самодержеце! Да ми повелит твоя держава во области царствия твоего устроити монастырь. Боголюбивый же самодержец <…> даст ему довольная вся, яже на потребу строения монастырска, и своя царская писания. <…> И милостыню доволну подаде и отпусти его». В 35 верстах от Свято-Троицкой обители у слияния рек Молокчи и Махры Стефан водрузил крест, поставил келью. Время проводил в уединенных молитвенных трудах. Постепенно о его подвижничестве разнеслась молва. К Стефану потянулись люди, желавшие обрести в нем духовного наставника. Так в 1353 году возникла обитель, настоятелем которой по благословению святителя Алексия, митрополита Московского, стал Стефан и которую однажды посетил преподобный Сергий Радонежский, проведя здесь несколько дней в духовном общении со своим «собеседником». Из деяний преподобного Стефана отметим еще основание им на Вологодчине Авнежского Свято-Троицкого монастыря (не сохранился) и пострижение в рясофор новоначального инока Кирилла — будущего основателя Кирилло-Белозерского монастыря. Преподобный Стефан отошел ко Господу в 1406 году и был погребен в родной обители у стен срубленного им Троицкого храма.

* * *
В конце XV века монастырь горел. В огне погибли храм, трапезная, кельи. После этого обитель пришла в упадок. Ее расцвет начался в годы правления Ивана IV при ревностном и рачительном игумене Варлааме (?–1586), когда здесь взамен сгоревшего деревянного строился каменный храм во имя Живоначальной Троицы, были возведены новые кельи, гостиница для богомольцев. Ктитором выступал сам царь, о чем гласят записи в монастырской вкладной книге. Впоследствии вклады сюда делали цари Борис Годунов и Алексей Михайлович, императрица Анна Иоанновна. Во время сооружения фундамента под храм были обретены честные мощи преподобного Стефана. Над ними возвели церковь в его честь, позже ставшую северным приделом Троицкого храма. Игумен Варлаам руководил монастырем с 1557 по 1570 год, далее в сане епископа возглавлял Суздальскую и Тарусскую епархию, в 1583‑м удалился на покой в родную обитель, где и скончался. Прославлен в лике местночтимых святых Владимирской епархии (2000)…