restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

«Аптечный запах вечен…»

«Аптечный запах вечен…»

Фото: Серпуховская площадь (слева на заднем плане — здание с аптекой Феррейна). Фотография 1890-х годов


Здание бывшей аптеки Феррейна. Фотография О.П. Ануриной

Прошлое и настоящее аптеки Феррейна на Большой Полянке.

История владения между Большой Полянкой и Большой Ордынкой — на стрелке этих улиц — прослеживается по документам с 1790‑х годов. В конце XVIII столетия здесь существовала огромная городская усадьба, занимавшая территорию современных домов № 68, 70, 72, 74 по Большой Ордынке и 61, 63, 65 по Большой Полянке. Владел усадьбой Григорий Никитич Орлов — обер‑гофмаршал, действительный камергер, кавалер орденов Святой Анны и Святого Александра Невского, двоюродный брат Григория Григорьевича Орлова, фаворита Екатерины II. В 1782 году Григорий Никитич стал президентом Придворной конторы, в 1796‑м вышел в отставку, а через год за верную службу отечеству получил высшую награду Российской империи — орден Святого апостола Андрея Первозванного. Историки сомневаются, что он добился бы столь блестящего карьерного успеха, не состоя в родстве с одним из влиятельнейших людей того времени. Секретарь саксонского посольства при русском императорском дворе Г. фон Гельбиг в книге «Русские избранники» (см. список литературы в конце) дает не самую лестную характеристику Г.Н. Орлову и даже намекает на его участие в заговоре против Павла I: «Орлов был счастьем своих родственников вытянут из грязи тем, что во время революции 1762 года (дворцовый переворот, приведший к власти Екатерину II. — Д. Д.) исполнял неважные поручения и при умерщвлении Петра III роль без значения. Он не был возведен в графское достоинство, но мало‑помалу получил богатства и значительные места при дворе. <…> Странно, что, по довольно верным известиям, в числе убийц Павла I также находился какой‑то Орлов». В конце XVIII века орловское владение включили в крупный градостроительный проект эпохи классицизма — планировку и застройку Серпуховской площади. Замысел появился гораздо раньше и составлял один из пунктов Прожектированного плана Москвы 1775 года, но реализован был только в 1790‑х годах. Серпуховская площадь, к которой устремлялись улицы Большая Полянка, Большая Ордынка и Пятницкая, приобрела овальные очертания, а фасады зданий, выходящих на нее, — одинаковые черты без броских внешних украшений. Архитектура домов подчинилась влиянию доминанты этой местности — древних Серпуховских ворот Земляного города. На территории усадьбы Г.Н. Орлова каменные постройки отсутствовали, зато насчитывалось больше двух десятков деревянных — часть из них имела каменные фундаменты. После смерти Григория Никитича (1803) его обширное владение разделили на несколько самостоятельных участков. В пожаре 1812 года деревянные дома сгорели и в первой половине XIX столетия были заменены каменными. Согласно архивным материалам Московской городской управы, в 1822 году участок на стрелке Большой Ордынки и Большой Полянки принадлежал купцу Марку Никитичу Гусеву. На плане тех лет в южном углу усадьбы показан V-образный кирпичный дом, при строительстве которого, вероятнее всего, использовали белокаменные фундаменты прежнего деревянного здания. Внешний вид дома отвечал требованиям изданного в 1809–1812 годах альбома «Собрание фасадов». На территории владения находились также небольшой каменный флигель и деревянный одноэтажный служебный корпус. В 1857 году усадьбу приобрел купец 1‑й гильдии Алексей Иванович Зайцев. На планах середины XIX века V-образный дом обозначен как «жилой каменный двухэтажный с подвалом». В 1857–1858 годах Зайцев получил разрешение сделать две пристройки со стороны Большой Ордынки и объединил три здания по красной линии улицы. Таким образом, уже в середине XIX столетия главный дом приобрел композицию и фасады, сохранившиеся до наших дней. Отличительной чертой особняка и сегодня остается ритмичное членение фасадов оконными проемами со строгими наличниками. При Зайцеве был возведен и каменный флигель (Большая Полянка, 65/74, строение 3). Часть усадьбы Алексей Иванович использовал для коммерческих нужд: открыл чайный магазин и «рейнский погребок». Важнейшей вехой в истории усадьбы стал 1880 год, когда ее купил провизор Карл Августович Феррейн — представитель знаменитой на всю Москву семьи аптекарей. Его прельстило выгодное местоположение дома — на стрелке двух главных замоскворецких улиц. Рано или поздно здание должно было превратиться в торговое: Серпуховская площадь по праву считалась одним из центров деловой жизни Замоскворечья, и с коммерческой точки зрения выбор Карла Августовича, павший на усадьбу Зайцевых, выглядит более чем очевидным. В главном доме провизор устроил аптеку, очень скоро ставшую самой популярной в Замоскворечье. К тому времени история аптекарского дела в Москве насчитывала уже почти два столетия. 3 декабря 1701 года Петр I издал указ, предписывавший открыть в столице восемь «вольных аптек» вместо «зелейных лавок». Первым соответствующее разрешение получил лично известный царю Иоганн Готфрид Грегориус, работавший в Немецкой слободе (память об этом сохранилась в названии Аптекарского переулка близ станции метро «Бауманская»). Другим пионером московской фармации стал Даниил Алексеевич Гурчин, открывший аптеку в начале Мясницкой улицы. «Он <…> называл себя себя “аптекарем его царского величества” <…> занимался естественнонаучной деятельностью и сам пробовал изготовлять лекарства. Заимствуя сведения из разных медицинских сочинений, [Гурчин] составил руководство для домашнего лечения: “Аптечка домовая большая, которою всяк человек, егда лекаря нет, сможет помочь не токмо себе, но всякой скотине”»…

 
superbahis safirbet polobet maltcasino interbahis grandbetting dinamobet celtabet casinomaxi casinometropol galabet jojobet perabet aresbet asyabahis betnano bets10 casinomaxi casinometropol galabet jojobet marsbahis mobilbahis mroyun perabet imajbet betmarino