Поиск

Свибловский «город-утопия»

Свибловский «город-утопия»

Иллюстрация: Развертка застройки фабричного комплекса со стороны Яузы


Панорама ансамбля имения с изображением усадьбы, фабрики и фабричного поселка

Об утраченном усадебно-фабричном ансамбле в Свиблове.

Мало кому известно, что за рекой на живописных берегах Яузы в XIX веке существовал уникальный градостроительный комплекс. В едином ансамбле со старинной дворянской усадьбой здесь располагалась крупнейшая для своего времени суконная фабрика и жилой поселок, принадлежавшие купцу П.И. Кожевникову. Село и имение Свиблово имеют древнюю историю, восходящую к XIV столетию1. Частично сохранившийся до настоящего времени усадебно‑парковый комплекс начал складываться на рубеже XVII–XVIII веков. В 1692 году Свиблово с пустошью Лысцово перешло во владение Кирилла Алексеевича Нарышкина — дяди, опекуна и воспитателя племянницы Михаила Петровича Плещеева Марьи, прямой наследницы родовых владений Плещеевых. «Нарышкин не жалел денег на новое имение. Из обожженного хозяйственным способом кирпича он выстроил каменные палаты, солодовенный завод (размещался слева от дороги, ведущей в усадьбу, недалеко от парадного въезда), поварню, людские покои и церковь (1708), последняя и до сих пор служит ему памятником. На новоселье он привез в свои палаты много добра, <…> награбленного в Лифляндии, где он так нехристиански свирепствовал, когда сжег Нарву и Дерпт. Даже разукрашенные оконные рамы его свибловского дома сохраняли (в 1722 г.) имена и гербы тех немецких баронов, из чьих замков были взяты. Все Свиблово было заселено пленными шведами»2. Постановлением Сената в 1719 году имение возвращалось в род Плещеевых. По документам 1770‑х годов, когда Свиблово принадлежало Марфе Семеновне Голицыной, в девичестве Плещеевой (1745–1782), помещичья усадьба размещалась на высоком левом берегу Яузы. Здесь упоминались возведенная Нарышкиным церковь Живоначальной Троицы и каменный господский дом, от садового фасада которого открывалась широкая панорама долины, прорезанной извилистой лентой реки. Прибрежный участок принадлежал усадебному парку, который с трех сторон в виде каре опоясывали церковные земли. Ниже по течению Яузы при впадении в нее речки Лихоборки была устроена плотина с мельницей «о четырех поставах» и небольшой пруд3. Авторство строивших усадьбу Свиблово зодчих остается анонимным. До перехода имения к промышленникам оно не использовалось в качестве постоянной резиденции владельцев. Время от времени господская усадьба предоставлялась «в дачу», то есть в пользование для временного летнего времяпрепровождения частным лицам. Так, среди дачников Свиблова упоминаются герцог Голштинский (лето 1722 года) и историограф Н.М. Карамзин (лето 1801–1803 годов). В первой половине XIX века владельцами фабрик и других промышленных предприятий Подмосковья, многие из которых были основаны в дворянских имениях, становилось купечество. Оно приобретало в собственность главным образом фабрики, а дворянские усадьбы, как правило, по‑прежнему принадлежали лицам высшего сословия. Однако в первой четверти XIX века подобных примеров насчитывалось немного, и Свиблово входило в число таких исключений. В 1782 году имение размером 450 десятин земли продается Высотским, а в 1821‑м приобретается первостатейным купцом Кожевниковым с компаньонами — купцами Квасниковым и Шошиным. Наиболее ранние из найденных чертежей дворцово‑парковой части имения датированы 1821 годом. Они относятся ко времени фабричного строительства в Свиблове. Парадное ядро усадьбы составлял господский дом, соединенный переходами с двумя симметричными флигелями, отдельно стоящий деревянный флигель и церковь. К комплексу на западе  примыкали конный и скотный дворы. С восточной стороны рядом с господским домом был разбит регулярный парк, где размещались деревянный театр и окруженная галерейкой деревянная беседка. За парком в сторону фабрики следовал сад «плодовитый» с двумя оранжереями и тремя парниками. Особенно искусно пейзажный парк был устроен перед барским домом вдоль узкой полосы крутого склона Яузы, продолжаясь и в заречье. На противоположном от господского дома берегу реки имелся весьма обширный круглый искусственный остров, вписанный в петлеобразный изгиб Яузы. Посреди острова на круглой же площадке возвышалась беседка — наиболее изысканный парковый павильон Свиблова. Деревянная тесовая ротонда завершалась бельведером, шатровый верх которого венчался шпилем. Бельведер украшали две лепные фигурки купидонов, а внизу вокруг беседки были установлены четыре скульптурные изображения василисков4. Из ротонды открывался вид на противоположный высокий берег реки, устремленную вверх по склону лестницу и центральный портик парящего над ними барского дома. Когда производился слив воды через насыпную плотину выше по течению, луга вокруг затоплялись. На некоторое время специально приготовленный деревянный плот становился единственным средством сообщения между островом и пристанью, находившейся у подножия лестничного подъема. Генеральный план Свиблова раскрывает грандиозный для частного владения замысел, заключавшийся в создании единого ансамбля из усадьбы и фабрики. Стрежнем планировки оставалась широкая аллея, соединявшая усадьбу и фабричный комплекс. Она же превращалась в поперечную ось фабрики, центр которой закреплялся башней административного здания. За фабричным двором магистраль получала продолжение, а на периферии владения переходила в дорогу обычной ширины, заканчиваясь у моста при впадении Лихоборки в Яузу. Здесь начиналась дорога в Москву…