Поиск

«Две подружки, два села…»

«Две подружки, два села…»

Фотография А.А. Потаповой. 2014 год


Мост через Цну в Конобееве. Фотография А.А. Потапова. 2013 год

О селах Польное Конобеево и Лесное Конобеево Шацкого района Рязанской области.

Когда появилось село Конобеево, точно не известно. Вероятнее всего, оно возникло в середине – второй половине XVI века, став одним из важнейших укрепленных пунктов Шацкой засечной черты1. В настоящее время под этим названием2 понимаются два села: более древнее Польное (от слова «поле») Конобеево, расположенное на левом берегу Цны, и Лесное Конобеево — на правом. Неизвестно также, откуда взялся и что означает топоним. Возможно, он произошел от слова «конобой» (или «конобей») — ‘крик, шум, суматоха, сполоха, тревога, коновод’3. Однако это существительное употреблялось в северных диалектах, а на Рязанщине главенствует южнорусский говор4. По иной версии, название образовалось от слова «коноб» («конобь») — ‘кувшин, умывальник’5. Народная этимология связывает название села с именем некого татарского мурзы Коно‑бея (Кана‑бея) или со скотобойней, на которой татары забивали лошадей. Кроме того, бытует предание: однажды в здешних местах случилась битва русских с монголо‑татарами. Когда ордынцы стали одерживать верх, раздался крик: «Кони, бей его!», после чего наши воины ринулись вперед и разгромили неприятеля6. Моя же бабушка Марфа Николаевна Дмитриева рассказывала совсем другую историю: «Давным‑давно это было, когда — и не упомнить… Жил в наших краях один богатый барин. И был у него слуга по имени Коно. Вот однажды глухой ночью забрался в барский дом вор и начал шарить по комнатам. Хозяин проснулся, обнаружил злоумышленника и кликнул слугу: “Коно, бей его! Коно, бей его!” Слуга прибежал на зов барина и выгнал незваного гостя вон. С тех пор наше село так и зовется: Конобеево». Изначально под этим названием подразумевалась только левобережная часть села, освоенная раньше правобережья. В документах XVII–XVIII веков разделение на Лесное и Польное отсутствует. «В первой половине XIX века правобережную часть именовали так: “села Конобеева лесная сторона”, а историческую “польную“ часть вплоть до 1900-х годов – просто Конобеевом»7.
* * *
Во второй половине XVI века на территории Шацкого уезда8 в бассейне реки Цны возникла новая административная единица — Верхоценская волость, центром которой стало Конобеево. В первой трети XVII века волость превратилась в крупный хозяйственный центр юга России. Ее земли принадлежали темниковским татарам9 из рода Кудашевых, затем сделались вотчиной великой инокини Марфы (Шестовой) — матери Михаила Федоровича Романова. В то время в составе Верхоценской волости насчитывалось 29 тягловых деревень, а также два присуда (более мелкие административные единицы) — Конобеевский и Верхоценский. После смерти Марфы (1631) волость перешла в личную собственность царя и членов его фамилии10. Примечательна запись в Писцовой книге Ямской слободы Шацка: «Да как было село Конобеево за Борисом»11. Судя по всему, речь здесь идет о Борисе Годунове, царствовавшем в 1598–1605 годах. Согласно преданию, в том месте, где ныне стоит Конобеево (а также село Шаморга), в 1614 году были возведены оборонительные острожки, которые перекрывали Идовскую дорогу из Дикого Поля в глубь Руси. Тогда Конобеево представляло собой один из важных укрепленных пунктов и находилось на стыке двух засек, где имелись проездные ворота. Охраняли их жители местной казачьей слободы, насчитывавшей 500 дворов. В 1636 году шатчане заложили город-крепость Тонбов (Тамбов), куда для охраны строительства были переселены конобеевские казаки12. Исстари Конобеево являлось довольно зажиточным селом, о чем говорит следующий факт. В 1648 году конобеевский бортник (лесной пчеловод) Антонка Федоров сын Забатыкин пожертвовал насельникам Вышенской Успенской пустыни «бортный свой Хоперский ухожей бор Севергинский и Очардейский со всеми угодьи и с рыбными ловлями»13 — дар более чем щедрый. Вышенскую пустынь основали по указу («грамоте») «великия старицы инокини Марфы Иоанновны» в 1625 году14, но еще раньше в Конобееве существовал Казанский женский монастырь. Со временем он перестал играть роль центра местной духовной жизни и оказался в ведении вышенского игумена15, а в XVIII столетии окончательно обеднел. Вот его описание, датируемое 1737 годом: «В том монастыре одна деревянная церковь, монастырских келий 8, длиною 16, поперек 4 сажени. За тем монастырем крестьянских и бобыльских дворов и пашен и лесу и сенных покосов и мельниц и рыбных ловель и никаких угодий не имеется. Денежных и хлебных доходов не бывает. Хлебная дача производится монастырю от г. Нарышкина16 по 50 четвертей17 в год на 18 монахинь». Неудивительно, что в конце концов монастырь упразднили18. В 1804 году в Польном Конобееве состоялось освящение новой каменной церкви, построенной на  средства дворян Нарышкина и Дмитриева. Она имела три престола: главный — во имя Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме — и придельные: во имя святителя Николая чудотворца и преподобного Льва, епископа Катанского. При церкви действовали библиотека и две школы, в селе — церковно‑приходское попечительство, волостная богадельня, ссудно‑сберегательное товарищество19. В церковной ограде находились могилы наиболее знатных прихожан. Во второй половине XIX века перед церковью установили бронзовый памятник Александру II. Как вспоминали старожилы, по своему внутреннему убранству польноконобеевская церковь превосходила храм Лесного Конобеева, возведенный в 1835 году. В нем тоже было три престола: главный — Воскресенский — и придельные: Казанский и Троицкий. При храме, где находилась местночтимая Казанская икона Божией Матери, содержалась библиотека, функционировала одноклассная женская школа; в Лесном Конобееве существовали еще министерская двухклассная мужская школа и опять же церковно‑приходское попечительство20…