Поиск

Заброшенный памятник московской старины

Заброшенный памятник московской старины

Фото: Вид со стороны переулка. 1890-е годы. Фототипии М.А. Веневитинова. Из книги: Веневитинов Д.В. Полное собрание сочинений. М. — Л., 1934. Кружком выделена главка домовой Святодуховской церкви


Дом Веневитиновых. Фотография автора. 2016 год

О доме Веневитиновых в Кривоколенном переулке.

Владение, на земле которого стоит здание, известное как дом Веневитиновых, в нынешнем виде сложилось не сразу. По данным переписи московских дворов 1620 года, его части были включены в три усадьбы — Даниила Андреевича Замыцкого, Дмитрия Прокофьева и Елизария Розинкова1. Скажем вкратце об этих людях. Д.А. Замыцкий в Смутное время под началом воеводы И.М. Бутурлина участвовал в Первом народном ополчении 1611 года2, после изгнания из Москвы польско‑литовских захватчиков сам воеводствовал в Муроме, Можайске, Вязьме и Тобольске3, возглавлял Городовой приказ (1639–1640/1641), ведавший в числе прочего восстановлением столицы и строительством вокруг нее земляного вала и рва4. Д. Прокофьев (?–1653/1654)5 занимал должность дьяка при воеводе в Тобольске и Вязьме6, затем (1639–1641) служил в Московском судном приказе7. Е. Розинков в 1625–1626 годах был подьячим приказной избы все в той же в Вязьме8. В 1716 году двор, уже принявший, по‑видимому, современные очертания, принадлежал стольнику Карпу Евтихиевичу Сытину9. Сидел он воеводой в сибирских городах10, в 1712‑м исполнял обязанности обер‑коменданта Переславля-Залесского11 и обер‑комиссара Ростовской провинции12. В 1714‑м К.Е. Сытин упоминается как судебный чиновник (ландрихтер) Московской губернии13. Обосновавшись в Москве, Карп Евтихиевич, судя по всему, и перестроил стоявшие на его дворе с XVII века каменные палаты. Затем владение перешло к его сыну Кириле Карповичу (1676–1733) — человеку тоже служилому. После окончания Северной войны (1721) К.К. Сытин в чине коллежского советника стал членом Берг‑коллегии. В 1730‑х годах он — бригадир, назначенный губернатором в Иркутск, однако в должность вступить не успел, скоропостижно скончавшись14. Далее двором в Кривоколенном владела вдова, а позже сын К.К. Сытина — секунд‑майор Карп Кириллович (1717–?), в 1759 году продавший землю с домом врачу Василию Яковлевичу Гевитту15 — одному из самых опытных российских медиков того времени. В 1750–1754 годах Гевитт состоял войсковым доктором в столице Войска Донского Черкасске16, а возвратившись в Петербург, по собственной инициативе отправился в Кизляр, чтобы выяснить причины высокой смертности в этой важной пограничной крепости. Василий Яковлевич подробно описал географию, климат и быт Кизляра, очертив круг наиболее распространенных там болезней и отметив возможный эпидемический характер некоторых из них17, предпринял первое документированное изучение минеральных вод Кавказа18. В 1756 году он занял в Москве вакансию губернского доктора, открытую «для разных освидетельствований живых и мертвых людей и для лечения губернского дворянства и обывателей»19. С 1761 года В.Я. Гевитт — штадт‑физик Московской конторы, то есть руководитель городской медицинской службы с санитарно‑полицейскими полномочиями20. Обосновавшись в Кривоколенном переулке, Василий Яковлевич надстроил дом двумя этажами и придал зданию черты модного в то время барокко. В 1761 году у заводчиков Меллеров он приобрел «пустое место» напротив своего владения21. После восшествия на престол Екатерины II (1762) была образована Медицинская коллегия с новым штатом, куда В.Я. Гевитт не попал и в 1764 году уволился со службы22. Незадолго до этого он продал оба участка и дом Михаилу Федоровичу Апраксину23 и вскоре отбыл в Петербург24.
* * *
Ближайший сподвижник Петра I Федор Матвеевич Апраксин (1661–1728) умер бездетным, и все его колоссальное движимое и недвижимое имущество досталось племяннику — Федору Андреевичу Апраксину25. Одного из пятерых сыновей последнего, Михаила Федоровича, еще малолетним отроком записали в гардемарины Морского шляхетского кадетского корпуса26, однако делать военную карьеру тот не стремился. Вступив в 1763 году в наследство27, включавшее, наряду с прочим, дом в Москве28, М.Ф. Апраксин зажил светской жизнью. Нравом он отличался буйным, о чем свидетельствует письмо поэта и драматурга А.П. Сумарокова к Екатерине II (1770): «Граф П.С. Салтыков29 был до сего времени ко мне благосклонен и дней 10 тому назад приезжал ко мне с сыном и приказывал, чтобы поговорить антрепренерам, чтобы актрису первую (Елизавету Иванову. — А. К.) воздержали, которая, как я в деревне своей был, отселе сбежала, о чем здешней полиции Н. Ив. Чичерину сообщено, почему она оттоле от г. полицеймейстера и выслана (обратно в Москву. — А. К.). А бегала она c зятем покойного А. Мих. Еропкина, который при прочих худых ее поступках ее с круга споил, так что она ежедневно со своими товарищами бранилась; а Апраксин неоднократно был репримандирован30 от здешнего оберполицеймейстера, ибо он опасался, дабы сей Апраксин не сделал во пьянстве по знакомству с сею актрисою убийства смертного»31. Разгульной жизнью объясняются, видимо, и скоропалительные операции графа с недвижимостью: уже спустя два года после покупки (1766) он продает владения в Кривоколенном переулке своей сестре Наталье Федоровне Ласунской (в девичестве Апраксиной)32…