Поиск

«Основася сия церковь…»

«Основася сия церковь…»

Фото: Храм в усадьбе Зюзино. Фотография автора. 2011 год


Фотография автора. 2011 год

История храма Святых благоверных князей Бориса и Глеба в Зюзине.

Одна из важнейших составляющих отечественной культуры — загородные усадьбы. Едва ли не больше всего их было в Подмосковье, где до сих пор сохранился ряд интереснейших памятников усадебной архитектуры. Некоторые усадьбы, находившиеся близко от Москвы, со временем оказались в городской черте в бедных достопримечательностями новых «спальных» районах. Казалось бы, после этого они должны были бы сделаться объектом особо тщательного изучения и охраны, однако подобного не произошло. Московские историки и краеведы по традиции продолжали заниматься городом в его исторических границах; исследователи же памятников Подмосковья интересовались только тем, что расположено за пределами столицы. Таким образом, вокруг бывших подмосковных памятников образовалась «мертвая зона». В конечном счете это привело к гибели ряда ансамблей. Среди последних — и усадьба Зюзино, из построек которой на Перекопской улице уцелели лишь храм, возведенный в нарышкинском стиле, и южный (кухонный) флигель (№ 7 и № 9А). Усадебный архитектурный ансамбль, утратив целостность, превратился в точечные достопримечательности унылого жилого квартала. Территория усадьбы застроена, парк уничтожен. Даже храм и флигель оказались зрительно разъединенными зданием бывшего детского сада. Главная улица села — Большая Зюзинская, по обе стороны которой группировались основные объекты имения, в настоящее время — безымянный внутриквартальный проезд; в северной его части находятся фрагменты старой липовой обсадки, с 1987 года имеющей статус природного памятника под названием «Липовая аллея в Зюзине» (между домами № 12–14 по Перекопской улице и № 49–51 — по Болотниковской). Перейдем теперь непосредственно к храму. Не будучи выдающимся шедевром по части декоративного убранства, он тем не менее интересен объемно‑планировочным решением. Архитектура трехверхого храма, поставленного на высокий подклет с первоначально открытой аркадой1, над столбами которой расставлены колонны (единственный повторяющийся элемент внешнего декора), выглядит достаточно скромно для нарышкинского стиля: на сильно растесанных окнах отсутствуют наличники, грани широкого восьмерика венчают разорванные фронтоны. Над восьмериком — помещение «звона», увенчанное главой. Пышности добавляют лестницы, ведущие в летнюю часть храма. До сих пор периодически в краеведческой литературе автором храма в Зюзине называют крепостного крестьянина Якова Григорьевича Бухвостова (жил во второй половине XVII века) — якобы создателя и главного зодчего нарышкинского стиля. Исходя из данной мифологемы, в рождении которой ведущую роль сыграли советские искусствоведы М.А. Ильин и П.А. Тельтевский2, с именем Якова Бухвостова без всякого основания стали связывать ряд значимых нарышкинских церквей типа «восьмерик на четверике». На самом деле Я.Г. Бухвостов был подрядчиком, руководителем строительной артели, возможно, каменщиком3. Более того, таких подрядчиков уже выявлено немало, просто Я.Г. Бухвостова «открыли» раньше других и успели популяризировать как «народного гения». Тем не менее краеведы, не разбираясь в архитектуре, до сих пор приписывают авторство зюзинской церкви Бухвостову, что решительно не имеет никаких документальных подтверждений…