Поиск
  • 04.12.2017
  • Альбом
  • Автор Алексей Вячеславович Буторов

Пушкин, Наполеон I и архитектор Каминский 2-й

В.Г. Худяков. Портрет Александра Степановича Каминского. Холст, масло. 1850 год. Государственная Третьяковская галерея

Об одной старинной акварели.

Юбилейная выставка, посвященная 200‑летию со дня рождения выдающегося русского живописца и графика Павла Андреевича Федотова (1815–1852), не только монографически представила творчество мастера, но и выявила интерес к тому, что называют «театром жизни» в изобразительном искусстве. Действительно, произведения П.А. Федотова нужно внимательно рассматривать — по выражению знатоков, «читать» как продолжающееся действие, а не «ловить впечатления». Любопытно, что 1840‑х годах искусство «театра жизни» отнюдь не считалось редкостью — ему отдавали дань и провинциальные любители, и столичные профессионалы. Детство скоро кончается и скоро забывается. Обыкновенно лишь немногое сохраняет нам память детских лет. А ведь именно в эту пору  закладываются основы характера, вообще всей жизни человека. Исследования психологов в последние годы сосредоточены среди прочего на детских рисунках, чей возраст приближается к столетию или перевалил вековую отметку. В этих нехитрых произведениях изобразительного искусства, как оказалось, не только отражен дух давно ушедшей эпохи, но и своеобразно предсказано будущее их авторов. События, происходившие с момента создания рисунков, позволили ученым подтвердить правильность интуитивных детских предчувствий. Жаль только, что лихолетье ХХ века и человеческое небрежение помешали сохраниться большей части «творческого наследия» детей минувших времен. Бумага и акварельные краски лет двести тому назад считались в России роскошью. Однако уже в царствование императора Петра Великого рисование вошло в обязательную «школьную программу» дворянского образования. В ХIХ столетии всякой порядочной девушке, а не только молодому человеку, полагалось хотя бы в минимальной степени владеть умением украсить «уездной барышни альбом» образцами собственного творчества — и желательно не только стихотворного. На заседаниях комиссии «Старая Москва» (автор статьи является заместителем председателя комиссии. — Ред.) традиционно принято изучать старинные детские рисунки, прежде всего — юных москвичей, хотя бывают и исключения. Не так давно предметом нашего краеведческого исследования как раз стала такая немосковская картинка. Автор небольшой альбомной акварели из частного собрания, которая здесь публикуется впервые, исполнил ее еще в пору учебы в Киевской гимназии в 1840‑х годах. А прославился он позже именно в Москве, где построил без малого сотню зданий — таких, например, как Третьяковская галерея, благо являлся зятем купцов‑миллионщиков — братьев Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых. Владельцем же альбома, из которого происходит акварель, был когда‑то личный врач этой семьи Николай Афанасьевич Митропольский (1847–1918; в ряде источников приводятся другие даты жизни с разницей в один‑два года). Написал акварель Александр Степанович Каминский (1829–1897) — Каминский 2‑й, как полагалось именовать его в официальных документах, в отличие от старшего брата Иосифа Степановича — Каминского 1‑го (1818–1898). Оба учились в Императорской академии художеств на архитектурном отделении у Константина Андреевича Тона. Старший брат стал любимым учеником и главным (точнее, старшим) помощником знаменитого архитектора на строительстве московского храма Христа Спасителя. Именно он четверть века возводил этот храм, тогда как создатель проекта, имевший еще множество заказов, преимущественно осуществлял авторский надзор, для чего несколько раз в году приезжал из Петербурга в Москву. Архитектурное творчество Каминского 2‑го при жизни зодчего пользовалось большим успехом, но лишь в последние годы ХХ столетия получило должную оценку потомков. До того искусствоведы все гнули носы — не то. 180‑летие со дня рождения А.С. Каминского (2009) было отмечено в Москве обширной историко‑документальной выставкой, научной конференцией и выпуском альбома‑монографии о столичных постройках мастера, а также сборника научных статей. Однако ранние годы жизни Александра Степановича долгое время оставались terra incognitа для исследователей. К примеру, место рождения — Киевская или Волынская губерния, время учебы в гимназии, интересы и образ мыслей. Небольшой, хотя и не прямой «лучик» в это «темное царство» как раз и проливает наша акварелька. Происходил А.С. Каминский из среды небогатого обрусевшего польского дворянства. Родился на Волыни. О несостоявшейся «Речи Посполитой от моря до моря» в Каминском напоминала только роскошная, с небольшим итальянским налетом, внешность. Видно, что с молодых лет пользовался он большим успехом у женщин. По слову поэта, «все мы глядим в Наполеоны». Наполеоновские планы сделаться по примеру старшего брата известным архитектором заставляли киевского гимназиста много и упорно заниматься, в том числе и рисунком, который у него до поступления в Академию художеств явно «прихрамывал», тогда как брат к тому времени уже по праву считался блестящим рисовальщиком‑акварелистом. Техническое рисование и рисование «для себя» — занятия совсем разные. Архитектор рисует вещи необходимые, но скучные — преимущественно линии. Любитель рисования создает иное. В середине ХIХ столетия отсутствовали радио, телевидение, фотография делала лишь первые шаги. Основным средством передачи визуальной информации — не только служебной, но и для души — служили графика и живопись. Рисунок «в альбом» часто представлял собой не просто иллюстрацию, будучи также частью ребуса, загадки, в том числе литературной (подобные загадки пользовались значительной популярностью в среде тогдашнего образованного общества). Альбомная акварель могла многое поведать не только об описанной автором, но и о воображенной читателем жизни литературного героя…