Поиск

Картины и их «врач»

Картины и их «врач»

Иллюстрация: Я.А. Матейко. Прусская дань. Холст, масло. 1882 год. Национальный музей в Кракове


Алексей Александрович Рыбников. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 2005 (Рыбников А.А.). Оп. 1. Ед. хр. 92. Л. 15

О живописце, графике, реставраторе Алексее Александровиче Рыбникове (1887–1949).

А.А. Рыбников 20 лет руководил реставрационным отделом Государственной Третьяковской галереи. Дочь художника, Прасковья Алексеевна Рыбникова-Бубнова, вспоминала, что в зарплатных ведомостях Алексей Александрович полушутя‑полусерьезно, сокращая слово «работник», расписывался: «Раб. Третьяковской галереи»1. Он родился в Раненбурге Рязанской губернии (сейчас — город Чаплыгин Липецкой области). Его отец, мещанин Александр Николаевич Рыбников (1844–1913), вел хлебную торговлю2. Мать, Прасковья Сергеевна (1853–1913), происходила из рода знатных купцов Щукиных. В 1895 году А.Н. Рыбников разорился и перебрался с семейством в Москву. Алексей обучался в Московском коммерческом училище (1897–1905), затем окончил Харьковскую школу рисования и живописи (1909). По возвращении в Москву (1910) он продолжил художественное образование в частной школе‑студии Ф.И. Рерберга, брал уроки у одного из основоположников русского авангарда М.Ф. Ларионова3. В течение 10 лет А.А. Рыбников был «свободным художником» — писал пейзажи, портреты, жанр, занимался оформлением любительских спектаклей, книг, реализовал себя и в экслибрисе, создавал книжные знаки для владельцев частных библиотек4, разрабатывал издательские эмблемы5. В 1918 году состоялась его первая персональная выставка6. Представленную там картину «Полотер» приобрела Государственная Третьяковская галерея7. Осенью он поступил на службу в Народный комиссариат просвещения РСФСР (Коллегия по делам музеев и охране памятников искусства и старины)8, откуда в мае 1919 года перешел в ГТГ, положив начало созданию при галерее реставрационного отдела с физико‑химической лабораторией. Вопросы реставрации живописи становятся главными в деятельности А.А. Рыбникова. В ходе теоретических и практических исследований 1920–1925 годов, посвященных «распознаванию особенностей техники выполнения картины»9, им был разработан метод фактурной фотосъемки поверхности полотен, до сего дня остающийся одним из основных способов экспертизы и атрибуции живописных произведений. Практическим итогом этого открытия явилась возможность проведения качественной реставрации последних, открывающей их первозданный облик. Примером может служить картина В.И. Сурикова  «Боярыня Морозова», которая к концу 1920‑х годов потемнела и потеряла свою изначальную яркость. Требовались серьезные восстановительные работы10. П.А. Рыбникова-Бубнова писала: «В 1920‑х гг. отец изобрел новый способ промывки картин. Он опробовал и проверил его многократно. Лишь после этой предварительной подготовки он поставил перед дирекцией и Наркомпросом вопрос о необходимости промыть этим способом суриковскую картину “Боярыня Морозова”, так как с годами она стала грязной и потеряла первоначальные краски. Тогда такое предложение было неслыханным новаторством. Против него восстал Нестеров, один из любимых папиных художников. Правда, до этого лично знакомы они не были. Нестеров считал это святотатством, а отца — авантюристом, выступал против него всюду, где только было можно. И все же, несмотря на это, отец добился промывки. Он очень волновался, тем более что такая трудная и тяжелая работа шла под аккомпанемент недоброжелательства такого крупного художественного авторитета, как Нестеров…

Я.А. Матейко. Грюнвальдская битва. Холст, масло. 1878 год. Национальный музей в Варшаве

Я.А. Матейко. Проповедь Скарги. Холст, масло. 1864 год. Национальный музей в Варшаве

В.И. Суриков. Боярыня Морозова. Холст, масло. 1884–1887 годы. Государственная Третьяковская галерея