Поиск

На ниве народного просвещения

На ниве народного просвещения

Фото: Спевки учеников. 1903 год. РГИА


Московский епархиальный училищный совет. В центре стоит протоиерей Константин Орлов. 1910 год

О московской Николо-Пыжевской церковно-приходской школе (1886–1918).

Церковно‑приходские школы вплоть до конца XIX века не имели ни единого устава, ни единого руководства. Их организационное развитие во многом связано с деятельностью Константина Петровича Победоносцева на посту обер‑прокурора Святейшего Синода (1880–1905). Он считал необходимым установить приоритет Русской Православной Церкви в области образования, полагая, что повсеместное открытие церковных школ есть «вопрос первостепенной важности для государства»: «Раскол и секты держатся от невежества; люди вырастают, не получая первых, самых основных понятий о Боге, о Церкви, о заповедях. <…> Для блага народного необходимо, чтобы повсюду <…> и именно около приходской церкви была первоначальная школа грамотности»1. 13 июня 1884 года вышли «Правила о церковно‑приходских школах», где основной целью последних провозглашалось «утверждение в народе православного учения веры и нравственности христианской и сообщение первоначальных полезных знаний»2. Началась организация одноклассных (двухгодичных) и двухклассных (четырехгодичных) школ (с 1902 года срок обучения был увеличен до трех и пяти лет соответственно3). Непосредственное управление ими осуществлял Училищный совет при Святейшем Синоде. На епархиальном уровне школами заведовали правящие архиереи через специально учреждаемые епархиальные училищные советы. «Для ближайшего руководства» владыки назначали «по личному выбору» наблюдателей «из наиболее способных и благонадежных священников», обязанных ежегодно представлять отчет о состоянии школ вверенного им училищного округа4. В Московской епархии обязанности Училищного совета возлагались на Православное братство во имя святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, учрежденное в 1886 году5. В большинстве случаев школы возникали по инициативе настоятелей и настоятельниц монастырей, настоятелей приходских храмов или — с их согласия — членов причта. Существовали эти учебные заведения исключительно на средства приходов. Средства же требовались немалые: так, годовое содержание двухклассной школы обходилось в две‑три тысячи рублей6. К 1910 году в Москве насчитывалось 23 двухклассных и 110 одноклассных школ с преподавательским составом до 800 человек7. Школы обычно именовались по своим храмам или монастырям, а в ряде случаев — по фамилиям попечителей (Шанинская, Баевская). К моменту выхода «Правил…» в Замоскворечье уже действовали четыре одноклассные церковно‑приходские школы: Параскево-Пятницкая (1862), Вознесенско-Серпуховская (1868), Николо-Голутвинская (1872), Николо-Пупышевская (1873). Первыми двухклассными школами стали Николо-Ваганьковская (1884), Сергиево-Рогожская (1885) и Чудовская (1885). Вскоре появилась и Николо-Пыжевская (первоначально одноклассная). Открылась она благодаря усердным хлопотам настоятеля храма святителя Николая чудотворца в Пыжах (улица Большая Ордынка, 27а) протоиерея Константина Яковлевича Орлова (1853/54–1915). Выпускник Московской духовной академии, имеющий богатый педагогический опыт, отец Константин горячо взялся за дело. В те годы старостой Николо-Пыжевского храма был купец 1‑й гильдии, потомственный почетный гражданин Иван Артемьевич Лямин (1822–1894) — известный предприниматель, общественный деятель, меценат и благотворитель, занимавший в 1871–1873 годах пост московского городского головы. Впоследствии настоятель вспоминал: «Нужны были средства (на открытие школы. — А. Ж.), а откуда их взять? Приход небольшой (10 домов), церковь свободных средств не имеет. <…> Не попросить ли участия Ивана Артемьевича в осуществлении моей заветной думы о школе? Приступить к этому делу необходимо, но в то же время чувствуется, каким легкомыслием повеет на мудрого старца от этого проекта, и священнику стыдно становилось за самого себя. Однако вопрос был для него решенным. <…>