Поиск

«Почившая на пути в ссылку»

«Почившая на пути в ссылку»

Иллюстрация: Княгиня Д.М. Меншикова умирает в крестьянской избе. Рисунок 1847 года. Из коллекции автора


Пристань села Верхний Услон. 2013 год. Фотография автора

О княгине Дарье Михайловне Меншиковой (1682–1728) и месте ее погребения.

«Березовский» период жизни А.Д. Меншикова — один из самых малоизвестных в его биографии. О ссылке, как и о путешествии в Сибирь княжеского семейства, имеются лишь смутные предания и отрывочные донесения Верховному тайному совету. По дороге в Березов умерла супруга светлейшего — Дарья Михайловна. В свое время она пользовалась большим влиянием на императрицу Екатерину I, однако после кончины имя княгини предали забвению, а спустя столетия оказалась утраченной и ее могила… Дарья Михайловна, дочь якутского воеводы, принадлежала к старинному боярскому роду Арсеньевых. Сближение Меншикова с ней произошло при дворе царевны Натальи Алексеевны, сестры Петра I. Свои первые письма к Александру Даниловичу девушка писала совместно с сестрой Варварой; их послания на маленьких лоскутках серой бумаги начинались так: «Дашка да Варька челом бьют»1. Свадьба состоялась в 1706 году в Киеве; на церемонии присутствовал царь. Обвенчавшись, Меншиков, кажется, никогда не жалел об этом шаге: в лице жены он обрел верную подругу, окружившую его любовью и заботой. Когда светлейший отправлялся в военный поход, супруги переписывались. Чтобы как‑то скрасить армейский быт Александра Даниловича, Дарья Михайловна посылала ему презенты — подводы с припасами и одежду. В свою очередь, Меншиков старался ее успокоить: «Для Бога обо мне не сомневайтесь, воистину в баталии сам не буду, и о том не печальтесь»2. Кроме того, Дарья Михайловна беспокоилась о здоровье мужа, которое тот подрывал «винным невоздержанием». Оправдываясь, он отвечал: «Чаю, что вы будете сумлеватца о нас, что [мы] довольно вином забавлялись, только я вправду объявляю, что истинно по разлучению с вами ни единого случая не было»3. И в письме из Петербурга: «А шумны никогда не бываем, понеже царское величество изволит употреблять лекарство»4. В правление Екатерины I супруга светлейшего имела при дворе непререкаемый авторитет. Императрица до конца своих дней благоволила к Дарье Михайловне. Посетивший в 1736 году Петербург датский пастор Педер фон Хавен писал об «одной <…> высокопоставленной даме, которая знала императрицу с ее <…> детства»5 — такой дамой могла являться только княгиня Меншикова. «Государыня моя матушка, княгиня Дарья Михайловна», «cвет мой, дорогая невестушка», — обращалась Екатерина I в письмах к подруге6. Позднее в знак особого расположения она пожаловала Д.М. Меншиковой орден Святой Екатерины — таким образом, княгиня стала первой не принадлежавшей к императорской фамилии женщиной, удостоенной этой награды. Звезду и ленту ордена мы видим на гравированном портрете Дарьи Михайловны, созданном менее чем за год до ее ареста. Еще один любопытный портрет Меншиковой, выполненный гуашью на слоновой кости, находится в собрании Музея зарубежного искусства в Риге — об этом узнали в 1978 году, когда на обороте миниатюры обнаружилась надпись: Furstin Menschikoff. Неизвестный художник изобразил уже немолодую женщину с грустным умудренным жизнью взглядом. Портрет очень интимный — в нем нет присущего миниатюрам петровской эпохи блеска…