Поиск

«Таких изделий не видел мир…»

«Таких изделий не видел мир…»

Иллюстрация: А.Л. Ганжинский. Алтайские камнерезы


К.А. Ухтомский. Виды залов Нового Эрмитажа. Зал Колыванской вазы

О русском камнерезном искусстве ХVIII–XIX веков.

Отечественное камнерезное искусство указанного периода — подлинная гордость России. Вот как писал о нем минералог А.Е. Ферсман: «Нельзя забыть эти <…> колоссальные чаши и вазы из алтайских и уральских яшм, таких изделий не видел мир, перед ними бледнели чудесные изделия эпохи Возрождения». В постановлении жюри Всемирной выставки в Лондоне (1851) говорилось по поводу русских яшмовых ваз: «Мы не думаем, чтобы столь грандиозные и так хорошо сделанные произведения были когда‑либо исполнены со времен греков и римлян». Словно развивая эту мысль, исследователь XX века Н.Я. Савельев отмечал: «В отличие от греков и римлян, русские камнерезы сочетали с мастерством технику и создали народную промышленность из камнерезного искусства. В этом русские люди не только значительно превзошли искусство античного мира, но и опередили все мировое камнерезное производство». Наши камнерезы освоили обработку как мрамора и малахита, так и твердых пород  цветных  камней — яшмы, порфира, брекчии, изготавливая из них колоссальные колонны, обелиски, вазы, чаши, торшеры, камины… Начиналась же «народная камнерезная промышленность» с маленькой «шлифовальной мельницы», которую Петр I приказал устроить в Петергофе по чертежу шлюзного мастера Питера Фонгезеля в 1721 году. Как предполагают историки, государь собственноручно положил «первый камень в основание мельницы». Впоследствии она выросла в целую фабрику. Тамошние мастера работали с камнем, привозимым сначала из‑за границы, а затем с Урала и Алтая. Крупногабаритный материал тяжело было транспортировать на столь далекие расстояния, поэтому производство ограничивалось мелкими и средними изделиями. Среди выдающихся петергофцев того времени — механик Морев, родоначальник целой династии камнерезов. К нему домой частенько «для советов» наведывался сам император.
* * *
Важную роль в развитии камнерезного дела сыграл сподвижник Петра I В.Н. Татищев, основатель Екатеринбурга и металлургического завода на реке Исеть. Находясь на Урале, он тщательно собирал сведения о природных богатствах края, в том числе о драгоценных и цветных поделочных камнях — агате, сердолике, мраморе, малахите, яшме. В 1725 году Василий Никитич отправился в Швецию, где ему удалось, несмотря на отказы властей, нанять мастера гранильных дел поручика Христиана Рефа. По условиям заключенного на пять лет договора, швед обязывался не только разыскивать «узорчатые каменья», резать их и гранить, но и учить этому искусству уральцев. Однако за время пребывания в России Реф ничего годного, кроме горного хрусталя, не нашел, и ничего выдающегося в художественном отношении не произвел. В архивных документах упоминаются несколько его учеников, в частности, Матвей Несенцов — «один из первых уральских гранильщиков, уже ко встрече со шведом обладавший немалым опытом». Кстати, многие самоучки Урала задолго до приезда Рефа могли извлекать из земли драгоценные и поделочные камни и гранить их. Они работали сначала на примитивных станках в деревнях, затем в кустарных мастерских, среди которых наиболее крупной являлась екатеринбургская, ставшая впоследствии знаменитой гранильной  фабрикой. Тем временем продолжал строиться Петербург, куда в большом количестве требовался камень для отделки дворцовых фасадов и интерьеров. Удовлетворить эти запросы уральцы с имеющейся у них весьма несовершенной технической оснасткой были не в состоянии. Изготовить же станки для распиловки и шлифовки мрамора Реф и присланный на Урал в 1738 году немец Иоганн Рейнер оказались неспособны — последнего в 1746‑м и вовсе «по незнанию устройства машин» уволили. Пришлось нашим умельцам до всего доходить своим умом: через год механик Никита Бахарев (1705–?) докладывал президенту Берг‑коллегии, что вододействующие механизмы для обработки мрамора построены и пущены в ход. В дальнейшем новые станки ввел в эксплуатацию ученик Бахарева Иван Иванович Сусоров (1721–1760). Им помогали «каменного дела подмастерье Кирилл Шагов, каменного дела ученик Иван Хапаков и гранильщик Матвей Несенцов»…

Г.К. Тарский. Доставка монолита на Колоссальную шлифовальную фабрику для изготовления  «царицы ваз» в 1831 году. 1956–1959 годы

Под руководством мастеров И.М. Ивачева, И.С. Колычева, И.М. Коновалова. Колоссальная чаша («царица ваз»). Ревневская яшма. Колыванская шлифовальная фабрика. 1831–1843 годы. Государственный Эрмитаж

«Сибирская галерея» в Царском Селе. Уральский мрамор. 1771–1776 годы