Поиск

«Удивительное зрелище — воздушный шар!»

«Удивительное зрелище — воздушный шар!»

Иллюстрация: Андре-Жак и Жанна-Женевьева Гарнерен


Мадам Гарнерен в полете 28 марта 1802 года. Иллюстрация из парижского журнала. 1870 год

О гастролях французских воздухоплавателей в Москве и Санкт-Петербурге на заре XIX века.

Интерес к аэронавтике в России появился сразу же после первых сообщений о полетах братьев Монгольфье (1783). О воздухоплавании много писали тогдашние российские газеты, с французского языка переводились книги на эту  тему. Весной 1784 года в Москве французу Менилю удалось организовать подъем летательного аппарата без пассажиров. Шар пробыл в воздухе 6 часов и упал в 27 километрах от города. Однако настоящий бум увлечения аэростатом пришелся в нашем отечестве на начало XIX столетия, когда в Россию из Франции зачастили гастролеры-воздухоплаватели, желающие продемонстрировать публике свое искусство. Так, в 1803 году «Московские ведомости» известили читателей: «Если не воспрепятствует дождь и сильный ветер, будет Воксал (так в то время назывались места массовых гуляний и сами гуляния. — М. Б.), в коем г. Терци по представлении своих гимнастических искусств пустит воздушный аэростатический шар». Примерно тогда же некий Шевалье Пинетти «хвастал, что пустит шар и сам с ним полетит; собирал деньги, показывая его; построил на Девичьем поле загороду с местами из досок, называя его амфитеатром, и, наконец, обманывая месяца два, принужден был исполнить обещание. Вчера шар туда привезли из дома с церемонией, с музыкой и великим хвастовством. После обеда собралась вся Москва; но как он не только не летал, но и шара не пустил, то когда пришло к делу, сильно заробел. Шар не лопнул, но наверху оного отверстие не было заделано, и что в него входило снизу, то выходило вверху; он не только не поднялся, но ниже не надулся. Тем и кончилось. Все разъехались с негодованием, и удивительно, что чернь его не побила. Он обещал опять пустить его в воскресенье. Но кто поедет смотреть?» Одним из самых известных воздухоплавателей начала XIX века был Андре-Жак Гарнерен. О его выступлении в Берлине «Московские ведомости» писали: «Г. Гарнерен предпринимал здесь 13 числа тридцать второе свое воздушное путешествие, которое сопровождаемо было вожделенным успехом». После прусской столицы он в 1803 году отправился в Санкт-Петербург, где «исполнил дело свое мастерски, без дальнейших приготовлений, без постройки цирка. Удивительное зрелище — воздушный шар! Истинная характеристика нравственной природы человека! Гарнерен поднимался в воздух, кажется, три раза. В одном воздухоплавании сопутствовала ему жена его; в другом взлетал с ним помощник его, мусье Александр, красивый видный мужчина удивительной смелости и расторопности. На огромной высоте он завернулся в сеть парашюта и выпрыгнул из лодки. Сердца зрителей вздрогнули. Несколько времени он в падении вертелся как брошенный камень; многим дамам сделалось дурно, все ожидали несчастной развязки, и вдруг парашют распустился и понесся медленно на землю. Раздались рукоплескания, крики ура — и парашют опустился на корпусном дворе, однако же не без опасности, потому что в самом углу едва не зацепился концом о кровлю. Мусье Александр, ступив на землю, выпутался ловко из сети парашюта, подпрыгнул, щелкнул пальцами и воскликнул: “На этот раз спасен!”»…