Поиск
  • 30.08.2017
  • Свет памяти
  • Автор Владимир Александрович Касаткин

Аграфена и ее сын

Аграфена и ее сын

Фото: Семья Корчагиных (слева направо): сын Павел Алексеевич, жена Александра Александровна (урожденная Касаткина), дочь Александра Алексеевна, Алексей Алексеевич, дочь Екатерина Алексеевна. Фотография 1940 года


Улица села Зюзино. Справа — сохранившийся южный флигель усадебного дома дворян Бекетовых (1815), называвшийся в народе «белым домом». Июль 1948 года

Воспоминания.

От редакции
Предлагаемые вниманию читателей воспоминания московского старожила, уроженца села Зюзино, находившегося когда-то на территории одноименного района Москвы, посвящены матери Владимира Александровича — простой женщине-труженице, из тех, на которых всегда зиждился русский мир. Отчасти это и очерки истории старинного села, исчезнувшего в 1960-х годах. Свой рассказ автор, отнюдь не принадлежащий к числу профессиональных литераторов, решился тем не менее сопроводить стихами собственного сочинения — трогательно-безыскусные, но искренние, они, на наш взгляд, удачно дополняют повествование, внося в него задушевную частушечную струю.

В селе ее звали Аграфена Ивановна или Груня. Она и в метриках своих детей в графе «мать» писала: «Аграфена Ивановна Сковородова». Хотя имя ее по собственным метрикам и паспорту было Агриппина, о чем окружающим, даже родне, она никогда не напоминала. Видимо, простое «Груня» нравилось ей больше. Венчалась она с Александром Александровичем Касаткиным в зюзинской церкви Бориса и Глеба в 1936 году (церковь вскоре закрыли). На венчании присутствовали многие жители села, которые и сейчас, спустя десятки лет, помнят это событие. Касаткиной ее стали звать только после войны, когда она родила уже третьего ребенка. Сковородова — фамилия ее родителей: Марии Михайловны, урожденной Кундыкиной, из деревни Чигирево Калязинского уезда Тверской волости, и Ивана Ефимовича, человека зюзинского по всем статьям. Жили они недалеко от церкви, третья хата с левой стороны, если идти вверх по селу. В 1912 году, когда Марии исполнилось двадцать лет, родила она Ивану первого ребенка — дочку, нареченную при крещении Агриппиной, которую потом звала всю свою жизнь попросту Груней. Соседи радовались, глядя на эту дружную трудолюбивую семью.
Как лесной пчелиный рой,
Женщина живет семьей.
Для нее кроватка — сот,
Дети — улей, Ваня — мед.
Иван умер рано — отвоевав на войнах тех лет, погиб в начале 1920‑х в мирной обстановке при неосторожном обращении с трофейным оружием. Маша осталась с двумя дочками на руках — восьмилетней Груней и годовалой Аней. Ничего — сдюжила, выходила. Не пришлось Аграфене долго проучиться в зюзинской школе. Сколько ни отговаривала учительница Лидия Николаевна Марию Михайловну, та забрала старшую дочь домой: «Надо помогать по хозяйству, следить за младшей сестрой». Однако чтение и письмо Груня освоила хорошо и всю жизнь с благодарностью вспоминала школу.
* * *
Рано начался у Груни трудовой путь. Сад, огород, скотина, а когда повзрослела — работа в колхозе, в садоводческом звене. Яблони, груши, сливы, вишни…