Поиск

Северный путь в Сибирь

Северный путь в Сибирь

Фото: Река Анабар. Фотография автора


Семья юрака. Начало ХХ века. Фотография А.Я. Тугаринова

Как в XI–XVIII веках происходило проникновение русских за Урал.

Несмотря на неудобства и опасности, с середины XVI и в течение всего XVII века «чрезкаменный» путь оставался «большой сибирской дорогой». «Особенно крупное значение он приобретает в экономической жизни Поморья, когда <…> открытие торговых сношений с англичанами через Белое море, повысив спрос на сибирские меха, усилило промышленное движение на восток».
* * *
Наряду с сухопутным путем в Сибирь с «чрезкаменным» участком существовал путь еще и по морю, сложившийся значительно раньше и получивший название «Мангазейский морской ход». Этот маршрут через Баренцево и Карское моря был не менее, если не более суров и опасен. Мореходы отправлялись в дорогу, пользуясь лишь устной информацией предшественников и сведениями, получаемыми от встречных инородцев. Первый трудный рубеж поджидал их в Горле Белого моря. «Беломорское Горло представляет для судов и пароходов многочисленные опасности, — писал совершивший в 1860‑х годах плавание из Архангельска на Мурман Вас. И. Немирович-Данченко. — Это почище Ирландского моря. Здесь еще в 1868 году потерпело крушение до 86‑ти судов и поморских, и иностранных. Беломорское Горло служит весною большой дорогой для ледяных масс, с неудержимою силою прорывающихся чрез эти дефилеи из Белого моря в Ледовитый океан. Горе раннему судну, которое наткнется на плывущие громады, — от него не останется ни одной щепки. <…> В мае, иногда даже в начале июня, здесь еще двигаются, зловеще и медленно, окутанные туманом колоссальные, исполосованные зелеными трещинами льдины, столкновения с которыми не выдержит ни один корабль. Случалось, что весь выход из Горла заставлялся этими могучими массами. А во время бури, когда море точно борется с ними, положение в полном смысле делается ужасным. <…> Вот почему Тиманский, Канинский и вообще Мезенский берег пользуется такою дурною славою». Восточнее Канина полуострова поморов, миновавших Горло Белого моря, ждали новые испытания. Открытое и продуваемое насквозь Баренцево море, где с востока, от Новой Земли, несло ледяные глыбы, а с запада на хрупкие поморские суда наваливались штормовые валы, преодолеть на кочах и лодьях было нелегко. Поморы в поисках более безопасного маршрута обнаружили в основании полуострова Канина удобный проход. Как оказалось, в самом узком месте полуострова верховья двух рек — Чижи, впадающей в Белое море, и Чёши, текущей в Чёшскую губу Баренцева моря, — расположены практически рядом: всего в 20 саженях друг от друга. Сначала требовалось преодолеть мелководную Чёшу, что было возможно только в высокий прилив. Далее суда переволакивали, нанимая кочующих здесь самоедов. Со временем речные русла в верховьях порасчистили, уложили деревянные катки — и возник знаменитый «Чёсский» (Канинский) волок. (Этот волок позже на протяжении почти трех столетий безрезультатно искали исследователи. Наконец в 1902 году его обнаружил путешествовавший по полуострову зоолог Б.М. Житков. В 1920‑х годах в своем обзоре экспедиций по Канину географ, профессор Московского университета С.Г. Григорьев писал, что Борис Михайлович «с самого начала поставил экспедиции одну из чисто географических задач — выяснить вопрос о водном пути Чижа — Чёша, о котором имелось так много разнородных, часто противоречивых сведений».)…

Низовья реки Таз. Фотография автора

Река Хатанга. Фотография автора