Поиск

Берниковская набережная

Берниковская набережная

Берниковская набережная


Яузский мост в 1841 году. (Из альбома: Найденов Н. А. Москва. Снимки с видов местностей, храмов, зданий и других сооружений. Ч. III. М., 1886)Берниковская на­бережная протяженностью 640 мет­ров расположена на левом берегу реки Яузы между Астаховским (бывший Яузский) и Высокояузским мостами. Она продолжает Подгорную и заканчивается у Николоямской набережной. Ее название произошло от фамилии купцов Берниковых, живших здесь в первой половине XIX века и державших завод по производству солода, пива и медоваренных напитков.
В 1990 году Мос­ковская археологическая экс­педиция под руководством И. А. Бойцова провела раскопки в Лыщиковом переулке (рядом с набережной), который находится у подножия бывшей несколько веков назад одноименной горы. Археологи пришли к выводу, что ядро поселения располагалось севернее или северо-восточнее переулка, ближе к реке. Найденные артефакты (фрагменты красноглиняной грубой керамики) относятся ко второй половине XIV века. В те времена люди селились на склоне горы, но не на берегу, так как он подтапливался весенними паводками.
Из источников XV-XVI веков известно, что тогда эти земли принадлежали мос­ковским великим князьям. Здесь находилась Лыщикова слобода с Покровским монас­тырем, который в 1504 году Великий князь Иван III завещал своему сыну Василию как ктиторский. В конце 1570-х годов Иван Грозный по духовному завещанию передал его («Лыщиков и с дворы») своему сыну Ивану. Есть упоминание о Лыщиковой слободе и в летописи под 1565 годом: «А слободам быть в оприш­нине: Ильинской под сосенками, Воронцовской, Лыщиковой». Вероятно, вскоре после смерти (1598) пос­леднего царя из династии Рюриковичей — Федора Ивановича — Покровский монастырь прекратил существование. К этому времени из-за строительства Земляного вала он был перемещен ближе к реке. Деревянная монастырская церковь Покровского монас­тыря стала приходской, а около нее ближе к Яузе образовалось кладбище, просуществовавшее до конца XVIII века.
Вид местности, прилегающей к Яузе между нынешним Высоким и Яузским мостами. (Из альбома: Найденов Н. А. Москва. Снимки с видов местностей, храмов, зданий и других сооружений. Ч. III. М., 1886). Слева на дальнем плане — дома на месте современной Берниковской набережнойКогда был возведен Земляной вал, недалеко от Покровской церкви на Лыщиковой горе поселились стрельцы, которые охраняли водный путь по Яузе от непрошенных гостей. На плане Моск­вы 1661 года, сделанном по чертежу австрийского посла барона А. Мейерберга, видно, что вдоль Яузы (недалеко от Яузского моста) строения уже существуют, но от берега они удалены. Там же показан горбатый пешеходный мост через реку, выходивший к одной из башен Белого города.
Петр I в «Инструкции Мос­ковской Полицмейстерской канцелярии» 1722 года обратил внимание на благоустройство берегов. Этим документом было положено начало строительства набережных в Москве.
На берег реки выходили задворки частных владений и огороды, а ворота были обращены к Семеновской (позже к Николоямской) улице или к переулкам. На плане Моск­вы 1739 года, составленном архитектором И. Ф. Мичуриным, на берегу Яузы обозначено сооружение, названное в Переписной книге 1738 года плотиной. Она тянулась от Пок­ровского до Блазновского переулка, защищая от паводков дворы московского казначея А. К. Лихарева, действительного статского советника П. В. Даудова, сек­ретаря Булгакова и секретаря Шестакова.
Перед плотиной появилась дорога, а значит, и возможность проезда по набережной.
Как уже упоминалось, от Николоямской улицы к Яузе спускались два переулка: Покровский, названный по церкви Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе, и Блазновский (Берниковский), получивший имя одного из владельцев дворов.
Расскажем здесь и о жителях этих мест.Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе, близ Яузы. Фотография 1880-х годов
Блазновы. Дмитрий Яковлевич Блазнов, московский купец 2-й гильдии, служил сокольим помытчиком (ловцом) в обер-егермейстерской канцелярии и поставлял соколов для царской охоты. При Иване Грозном семья помытчиков Блазновых получила в полное владение значительную территорию, где гнездились кречеты и сапсаны. Кроме того, Блазновы на 10 лет были освобождены от обычного соколиного оброка5. В «Генеалогии московского купечест­ва» А. И. Аксенова говорится: «Василий Блазнов 6 июля 1744 года явил в Московской большой таможне по 2 зачетным выписям Тотемской таможни 8800 белок по 18 руб. за 1000 и 80 лисиц по 7 руб. за десяток». Семья Блазновых проживала в переулке напротив церкви Симеона Столпника до 1820-х годов.
Берниковы. В 1791 году в Блазновский переулок с улицы Варварки8 переехал с семьей купец 3-й гильдии Иван Иванович Берников, выходец из Калужской губернии. На берег Яузы выходил его сад, а в переулке был расположен пивоваренный завод. С 1811 года Берников стал купцом 2-й гильдии. От первого брака, с Марией Лукиничной из Боровска, детей он не имел. Овдовев, женился второй раз, и у него родились сын Иван и дочери — Мария и Надежда. После смерти Ивана Ивановича в 1843 году семейное дело унаследовал его сын, купец 3-й гильдии.
Сведений о Блазновых в документах середины XIX века нет. Переулок стали называть Берниковым.
Лунины. В XVII веке в Заяузье находилась Иноземская слобода. В приходе Покровской церкви на берегу реки стоял двор выходцев из Польши дворян Луниных — комиссара артиллерии Киприяна Ивановича и его сыновей Ивана, Семена и Михаила. После смерти Ивана земля по наследству перешла его вдове, Мавре Ивановне с детьми Иваном и Петром. Семен Киприянович Лунин дослужился до дейст­вительного статского советника. После его смерти дочь Анна 8 декабря 1788 года продала дом и двор с деревянными строениями на берегу купцу Михаилу Филипповичу Колотилину за 2900 рублей. Один из сыновей Михаила Киприяновича (президента вотчинной коллегии), Александр, бывший председателем Московского опекунского совета, приходился дядей декаб­ристу М. С. Лунину.
В 1800 году М. Ф. Колотилин продал землю (с каменными и деревянными строениями и большим садом, выходившим на берег Яузы) купцу Василию Федоровичу Стужину за 7000 рублей.
Стужины. У купцов Стужиных по данным Табели Яузской части после войны 1812 года был дом, оцененный в 60 тысяч рублей (для сравнения: дом священника Николая Семенова стоил 5 тысяч рублей). В приходе Покровской церкви они владели шляпной фабрикой.
Василий Федорович Стужин помог встать на ноги своему племяннику — сироте Николаю Дмитриевичу, который после смерти дяди, будучи церковным старостой (1821-1838), расширил и обновил Покровский храм на Лыщиковой горе. В благодарность за финансирование ремонтных работ и многочисленные пожертвования на содержание храма Московская духовная консистория хлопотала перед императором о награждении купца 2-й гильдии Николая Дмитриевича Стужина золотой медалью на Владимирской ленте, которая и была ему вручена 11 ноября 1838 года. Ранее, 13 сентября 1826 года, Николай Дмитриевич удостоился золотой медали «За усердие» на Аннинской ленте.
Шляпная фабрика Стужиных работала довольно успешно. На первой выставке отечественных промышленных товаров в Санкт-Петербурге (1829) ее изделия признали «отличной доброты и отделки», а также приняли во внимание «обширную деятельность фабрики Стужина, существующую более 50 лет», и сочли «справедливым вознаградить полезное усердие ее владельца в доведении производства сей фабрики до такой степени совершенства». 15 июля 1829 года департамент мануфактуры и внутренней торговли предоставил Н. Д. Стужину право ставить на свою продукцию Российский Государственный герб. С 1839 года семья Стужиных носила звание потомственных почетных граждан Москвы.
После наводнения 1849 года Управа благочиния, чтобы определить масштабы стихийного бедствия, попросила пострадавших прислать сведения об ущербе. Купец Николай Дмитриевич Стужин, чей двор с хозяйственными постройками располагался на берегу Яузы, сообщил, что река около деревянного Высокояузского моста вышла из берегов против прежних лет на сажень и подтопила его хозяйственные постройки18.
Стужины также оставили о себе память в топонимике Москвы. В начале XX века дом в приходе Покровской церкви на Берниковской набережной принадлежал Елене Васильевне Рябовой — возможно, внучке Николая Дмитриевича (в книге «Вся Москва» за 1907 год адреса и телефон Е. В. Рябовой и Стужиных совпадают). Купцы Стужины, согласно той же адресной книге, проживали и в Еремеевском переулке. Часть этого переулка стали называть Стужиным (с 1925 года — Страйковский переулок, ныне — Стройковская улица).

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию