Поиск

Элементарная генеалогия

Элементарная генеалогия

Элементарная генеалогия


Каждый, кто с интересом разглядывает фотографии в семейном альбоме, рано или поздно начинает задумываться о собственной родо­словной. Кто были эти люди, запечатленные на старых снимках? Когда и где жили? Чем занимались? И как восстановить цепь поколений, конечным звеном которой являюсь я сам?..
На этот вопрос — «как?» — мы и попытаемся ответить.

«Во вторую очередь»
Но сперва — о том, чего делать не следует, во всяком случае, поначалу.
«Расшифровка» фамилии — многие начинают именно с этого. Узнать происхождение собственной фамилии, действительно, любопытно. Фамилия может иногда намекнуть на черты характера, род занятий, даже на внешний облик кого-то из далеких родственников — но и не более того. Словом, это знание само по себе никак не помогает выстроить ту родо­словную цепочку, о которой мы говорим.
Кроме того, что делать, если (как, например, в моем случае, в Кузяеве Волоколамского уезда Московской губернии) полдеревни были — Коровины? Что здесь можно «расшифровать»?

Использование интернет-ресурсов. На мой взгляд, сегодня в интернете нет ресурсов, помогающих «от» и «до» выстроить конкретно вашу родословную. Исключение — знаменитые фамилии (семьи), сведений о которых много. Но как быть с семьями «простыми»? А ведь таких — подавляющее большинство…
Впрочем, интернет изобилует сведениями вспомогательными (в том числе биографического характера), но искать и использовать их нужно грамотно. И, конечно, «во вторую очередь».

Опрос родныхМой прадед Василий Тимофеевич Папушин с сыном Алексеем Васильевичем. Москва. 1934 год
С чего же следует начинать восстановление своей родословной? Без сомнения, с опроса родственников и близких друзей семьи. Точнее, это должен быть даже не опрос, а «допрос с пристрастием». Частенько они утверждают, что ничего не знают или не помнят, но если начать их «раскручивать» предметно (то есть спрашивать о конкретных вещах и не удов­летворяться ответом «не помню, не знаю»), то можно многое выудить.
И — внимание к деталям! В памяти людей обязательно «застревают» эпизоды, имеющие отношение к истории семьи. Эти эпизоды могут стать отправной точкой вашего исследования, теми штрихами, из которых будет постепенно складываться общая картина.

Трофейные чулочки
Тем более, если эти эпизоды — «говорящие». Мне, например, было важно узнать, что с началом войны мой дед, А. Е. Романов, работавший в то время военпредом Наркомата Военно-морского флота, пригнал из Москвы в Блуди под Волоколамском грузовик, чтобы вывезти семью — жену и двоих детей, отдыхавших летом в деревне… Дед мой был заботливым мужем и отцом, подумал я, и уже не удивился, узнав позже, что он и детей купал сам в нашей коммуналке на Красной Пресне, и дочь его — моя тетя Римма — была самой модной девочкой в своей 101-й школе: отец привозил из Германии трофейные чулочки, кофточки…
Еще, помню, меня очень впечатлила фраза, услышанная как-то в разговоре за семейным столом: «Сам Харя уважал вашего деда…» А Харя (Харитон, наверное, или Харитонов, кличка по имени-фамилии) был не кто-нибудь, а известный в 1930-х годах пресненский бандит…
Словом, надо стимулировать воспоминания, найдя для них точку опоры. Ею может стать фотография из семейного альбома, какая-то вещь, «живущая» в вашей семье, или, скажем, документ. Другими словами — артефакт, предмет, насыщенный историей и информацией.
Не следует думать, что своими расспросами вы досаждаете родным. Напротив: старшие будут рады поделиться с вами воспоминаниями, ощутив себя (наконец-то!) полезными и нужными вам, а заодно окунувшись в свою молодость. Ваша же задача — не спешить и быть благодарными и пытливыми слушателями.

Анкета
Полезно также составить анкету-вопросник, включив в нее пункты, которые нужно узнать или уточнить и которые касаются биографии ваших родных. Ничего особенно сложного: имя-отчество, год и место рождения, кто родители (и их имена-отчества, даты рождения), как звали братьев и сестер (если они были), чем занимались… Имеют значение девичьи фамилии матери, бабушек — вообще все сведения, которые вы сумеете добыть.
И не ленитесь записывать.
«Древо» начинается
Записывая, можно начать рисовать свое родословное древо, поместив в его основание самого себя и постепенно двигаясь вверх: «над вами» будут ваши родители, над каждым из них — их родители (ваши дедушки и бабушки), и так далее. Не забывайте про двоюродных и троюродных родных — у ваших старших родственников могли быть братья и сестры, которые тоже завели свои семьи…
Возле каждого имени обозначайте дату и место рождения (или годы жизни), и таким образом информация, получаемая вами путем опросов и «родственных анкет», будет в общих чертах структурироваться в виде родо­словной схемы (генеалогического древа).
Уверен: только путем «личных переговоров» вы сможете в общих чертах восстановить историю трех-четырех поколений своей семьи, жизнь которых еще на памяти ваших родных и близких.

Родственная почта
Кстати, тот вопросник, который вы составите, может быть разослан родственникам, с которыми вы не надеетесь побеседовать лично, — а порой и вообще не знакомы. И это дает отличный результат! Повторюсь: не стесняйтесь обращаться к людям (тем более, к родне — пусть и незнакомой) за помощью. В большинстве случаев вы получите не только эксклюзивную информацию, но еще и новые родственные связи.
В качестве примера скажу, что большую долю информации о своей семье лично я получил именно по почте: из Ярцева Смоленской области, Нижнего Новгорода, Томска, Твери… В двух первых случаях это были письма от близких родственников, отвечавших на вопросы моей анкеты (и прибавлявших такие подробности, которые никакой анкетой не предусмотришь!). В Томск же мы с женой послали письмо «нао­бум» — отыскав адрес по фамилии в интернете. И получили развернутый рассказ о трех поколениях семьи, а заодно — приглашение погостить!

Подвохи памяти
Замечу, что к сведениям, полученным от родных, нужно все-таки относиться критически, поскольку в большинстве случаев они полагаются на свою память. Например, моя двоюродная бабушка — Любовь Васильевна Папушина — утверждала, что ее отец (мой прадед) Василий Тимофеевич был 1877 года рождения, хотя впоследствии, занимаясь в архиве, я выяснил, что — 1873-го. Допускаю, что в паспорте у прадеда была именно та дата, которую озвучила тетя Люба (бумаги зачастую заполнялись «со слов»), но дела это не меняет. Или та же тетя Люба писала, что, мол, одна из сестер прадеда — то есть ее тетка — была выдана замуж в одну из соседних деревень, даже имя мужа вспомнила… А оказалось, опять же по архивным данным, что и имя не то, и жила эта тетка с мужем в той же деревне, что и Любовь Васильевна с родителями…
… Наконец, было обстоятельное письмо от начальника архива УФСБ (!) по Тверской области, куда я послал официальный запрос, основываясь на том, что один из братьев моего деда еще до войны работал в тамошней сис­теме НКВД.
Этот последний факт позволяет сказать о пользе официальных запросов.

О пользе официальных запросов
Несомненный плюс официальных запросов состоит в том, что ответ на них должен быть дан в определенный срок (месяц) специально занимающимися этим людьми. Они — не ваши родственники или знакомые, которые могут не понять вашей настойчивос­ти, ответить — их должностная обязанность. Кроме того, они основываются на документах — в отличие от ваших родных, которых, как мы убедились, часто подводит память.
Главное — вычислить, куда и какой запрос направить. Для этого цепляйтесь за факты биографии людей, которыми занимаетесь. Скажем, моя переписка с Тверским управлением ФСБ началась с того, что в семейном архиве (проще говоря, в картонной коробке среди старых бумаг и документов) я наткнулся на собственноручную автобиографию моего деда. И в ней указывалось, что один из его братьев работает в органах милиции Калининской области. Шел март 1941 года.

Трофейный «Arctos»Артефакты
Люди часто не обращают внимания на то, что находится прямо у них перед глазами. Между тем некоторые вещи и документы, хранящиеся в вашей семье, при внимательном к ним отношении могут дать вам в плане восстановления истории семьи гораздо больше, чем месяцы кропотливых поисков.
Это могут быть старые документы, письма или предметы, за которыми — целые страницы воспоминаний, эпизодов и характеристик. То есть — биографической информации.

Романов и «Люфтваффе»
Студентам я иногда рассказываю про часы марки «Arctos», которые обнаружил однажды в коробке с разной рухлядью и которые, по словам моей мамы, якобы принадлежали моему деду. При слове «принадлежали деду» я, конечно, «сделал стойку». И для начала «пробил» их через интернет. Выяснилось, что фирма «Arctos» в 1933-1934 годах выполняла заказ на наручные часы со швейцарским механизмом для летного и командного состава германских «Люфтваффе»! Буквы RLM (Reichsluftwaffe Ministerrei) и порядковый номер на задней крышке были в наличии. Значит, точно те самые. Но как они оказались у деда?
Здесь на помощь пришла все та же дедова автобиография, где он отметил, что в ноябре 1945 — январе 1946 года был в служебной командировке в Германии.
Словом, все оказалось довольно просто.

Адрес на Пресне
Другой пример — красноармейская книжка родного брата моей бабушки Алексея Васильевича Папушина, где записаны не только его довоенная специальность («мастер буровых работ» треста «Спецгео»), но и порядок прохождения службы — в 149-м гвардейском Будапештском стрелковом полку, старшина батареи 76-мм орудий. А также адрес, куда в случае чего нужно было писать: Москва, 6-я Звенигородская улица, 10, корпус 4, квартира 164, сестре — Папушиной Анастасии Васильевне. Добавлю, тот же адрес фигурирует в договоре найма жилого помещения, в свое время заключенного моим дедом (эту пятнистую бумагу я извлек все из той же коробки). Таким образом, проявив немного внимания и сопоставив некоторые данные, я узнал, где жили мои родные перед войной. Получается — опять ничего особенно сложного.

Улыбки и голоса Ребята с нашего двора. Москва, Красная Пресня, 6-я Звенигородская, 10. 1935 — 1937 годы
И, конечно, самый неоценимый артефакт — старые фотографии. У меня, например, их не так много, но, разглядывая их, я понимаю, какими были мои родные, которых я не застал — дед, прадед… Кроме того, фотографии — источник информации, где важна и значительна каждая деталь. Нужно только уметь «прочитать» их — и здесь можно воспользоваться грамотной консультацией, справочной литературой или тем же интернетом.
Конечно, то, о чем мы сейчас говорим, не даст вам полной и непрерывной «цепочки», не вырастет само собой в родословное древо. Но все это способно вдохнуть жизнь в ваши занятия, вернуть улыбки и голоса людям, спрятанным за иногда до обидного скупыми строчками биографических данных.

Если суммировать сказанное, получится, что внимание к людям и вещам, окружающим вас, способно помочь вам выстроить три-четыре поколения вашей родословной.
Но это, что называется, — «ближняя» история семьи. А как быть с «дальней» — той, которую уже не вспомнить?

Архивный поиск
Для выяснения «дальней» истории придется обратиться к архивам.
Работа в архивах требует времени, терпения, а также — системности. Причем зависимость «системности» и «времени» — обратно пропорциональная: чем больше системы будет в ваших поисках, тем меньше времени вы потратите вхолостую.
Подспорьем здесь станет ваша родословная схема и те биографические данные, которые вы уже собрали, — они помогут вам сориентироваться, что и где искать. Но в любом случае нужно приготовиться к вдумчивым и кропотливым изысканиям.
Для того, чтобы восстановить 11 поколений (до 1629 года) своей родословной (а линия, которую я хотел выяснить, связана с Московской губернией), мне понадобилась информация из двух архивов: Цент­рального исторического архива Москвы и Московской области (ЦИАМ) и Российского Государственного архива древних актов (РГАДА). «Аналоги» ЦИАМ есть во всех регионах России — это областные исторические архивы. Именно с них и нужно начинать.
Материалы здесь группируются по территориальному признаку. То есть если ваши далекие предки жили, скажем, в Саратовской губернии, — обращаться нужно именно в саратовский архив; а если они потом перебрались в Москву, то — с определенного времени — уже в московский. Материалы охватывают период с середины (конца) XVIII века до 1917-1918 годов. Поэтому, если захочется «нырнуть» глубже, предстоит поездка (или запрос) в РГАДА.

Порядок действий
Фонды большинства архивов для обычных — как мы с вами — граждан совершенно открыты, и пользование ими — абсолютно бесплатно (за исключением случаев, когда вам понадобятся дополнительные, уже платные, услуги — копии документов и тому подобное).
Чтобы заниматься в архиве, требуется пас­порт и заявление на имя директора о целях и хронологических рамках вашего исследования. Вам выпишут пропуск в читальный зал (разовый или на срок от трех месяцев до года), познакомят с правилами работы с каталогами — и вы сможете самостоятельно заказывать и изучать архивные документы, по мере необходимости консультируясь со специалистами.

Архивные документы группируются по фондам; внутри фондов — по описям и делам. Необходимо выяснить (у сотрудников читального зала), в каком фонде могут находиться интересующие вас материалы, изучить каталог этого фонда, выписать номера описей и дел — и уже после этого заполнять бланк заказа.
Забегая вперед, скажу, что основные виды архивных документов, которые вам понадобятся для родословного поиска, содержатся в фондах церквей и духовной консистории.
Следует учесть, что количество материалов, которые вы сможете заказать единовременно, ограничено. В одних архивах — это «физичес­кий» объем (в листах), в других — общее количество единиц архивных дел (независимо от их объема).
Не вдаваясь в дальнейшие тонкости, скажу главное: по мере занятий в архиве у вас будет вырабатываться навык обращения с каталогами и документами. Возможно — своя манера поиска. И, не исключено, интуиция, «нюх» на те материалы, в которых скрыты нужные вам сведения.