Поиск
  • 21.06.2017
  • Забытые имена
  • Автор Михаил Евгеньевич Денисов, Дмитрий Александрович Речменский

Краевед, историк, публицист

Краевед, историк, публицист

Краевед, историк, публицист


Священник Александр Иванович Речменский. Фотография начала 1900-х годовНа рубеже XIX-ХХ веков в Москве активно развивалось церковное краеведение. Действовало несколько церковно-научных обществ, изучавших историческое прошлое церквей и монастырей Московской епархии и находившихся в них святынь. Одним из видных церковных историков той эпохи был протоиерей Александр Иванович Речменский, ныне практически забытый. До недавних пор в научном сообществе его знали только как автора очерков об уничтоженной церкви священномученика архидиакона Евпла на Мясницкой улице в Москве и церквах села Косино Московского уезда. Пришло время рассказать о нем более подробно (биографическая статья о протоиерее А. И. Речменском уже написана одним из соавторов данного очерка — М. Е. Денисовым — для Московской энциклопедии).
Как сообщает сам отец Александр Речменский в своей брошюре «Икона XVII века из моего собрания» (М., 1905), он происходил из древнего рода, берущего начало, по преданию, от одного воеводы XVII века. Однажды этот воевода находился на волоске от гибели, но чудесным образом уцелел. Увидев в своем спасении Божий промысел, он принял монашеский постриг, а его сын стал священником. Так зародилась священничес­кая династия. Известно, что с XVIII столетия потомки легендарного воеводы-монаха служили в церкви Покрова Пресвятой Богородицы на погосте Речма Серпуховского уезда Московской губернии, благодаря чему за ними впоследствии закрепилась фамилия Речменские. Евпловская церковь на Мясницкой улице. 1881 год. Фотография из альбома Н. А. Найденова «Москва. Соборы, монастыри и церкви». Ч. 4. М., 1883
Архивные документы позволяют проследить родословную А. И. Речменского, начиная от его прадеда — Михаила Герасимова, который в начале XIX века был диаконом в Речменской церкви. Согласно метрической книге, в октябре 1817 года у диакона Михаила родился сын Никита. Сведениями о нем мы обязаны хранящемуся в Российском государственном историческом архиве (Санкт-Петербург) делу «О дворянстве Речменских».
В 1840 году Никита Михайлович окончил по второму разряду Московскую духовную семинарию. 21 апреля 1841-го епископ Дмит­ровский Виталий рукоположил его во священника к церкви святителя Николая в селе Оболдино Московского уезда, в то время еще строившейся. В Оболдино отец Никита прослужил без малого тридцать лет до своего перевода в церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Перхушково Звенигородского уезда Московской губернии (1869). Параллельно со священнослужением с 1876 года он законоучительствовал в Перхушковской народной школе и исправлял должность местного благочинного. За это время отец Никита удостоился многих церковных наград: наперсного креста (1858, 1884), набедренника (1864), фиолетовой скуфьи (1872), фиолетовой камилавки (1878).
В 1884 году отец Никита ушел за штат, и на освободившуюся вакансию назначили его зятя — священника Павла Троицкого. Будучи на покое, отец Никита отметил 50-летие своего пастырского служения (1891), в связи с чем был награжден орденом Святого Владимира IV степени. Позже, в 1906 году, этот орден дал возможность его сыну, диакону Александру Никитичу, и внуку, священнику Александру Ивановичу, получить потомственное дворянство.
В 1900 году священник Никита Михайлович Речменский умер и был похоронен возле Покровской церкви0. На сохранившейся чудом могиле хорошо читается эпитафия: «Под сим камнем погребено тело заштатного священника села Перхушкова Никиты Михайловича Речменского, волею Божиею почившего 1900 года месяца марта 28 числа в 1 час 30 минут дня. Жития его было 83 года».
Еще во время служения отца Никиты в Оболдино 18 января 1845 года у него с матушкой Анной Семеновной родился сын Иван, будущий отец ученого протоиерея. Он окончил Московскую духовную семинарию (1866) и в 1868 году был рукоположен в сан священника к церкви святителя Николая села Ангелово Московского уезда. За благоукрашение своей церкви после пожара 1874 года награжден набедренником. Состоял также законо­учителем начальной народной земской школы в деревне Юрлово (с 1879)2. Скончался от чахотки в возрасте 36 лет, оставив сиротами 12-летнего сына Александра и 9-летнюю дочь Капитолину.
Могила священника Никиты Михайловича Речменского в селе Перхушково. Фотография Д. А. Речменского. 2010 годАлександр Иванович с детства отличался самыми разнообразными талантами и, так сказать, «научным чутьем». Об этом свидетельствует, например, такой поведанный им самим эпизод (1881): «Отпущенный из школы на летние каникулы, я целые дни проводил в церкви, которую в это время расписывали живописью. Однажды, заметив, что живописец делает в славянских надписях ударения и придыхания, где ему вздумается, я осмелился указать ему на неправильности, бросившиеся даже мне в глаза. Живописец сначала даже не удостоил ответом мое замечание, а потом сказал, что он уже более 25-ти лет занимается своим делом, и мне ли, двенадцатилетнему мальчику, учить его! К счастью, впрочем, гордость живописца получила чувствительный укол: ему было приказано закрасить подписи и сделать новые».
В 1884 году Александр окончил Заиконоспасское духовное училище, а в 1890-м по первому разряду — Московскую духовную семинарию. Через год он был определен на должность псаломщика к церкви священномученика архидиакона Евпла на Мясницкой улице в Москве и поселился в доме Долгорукова на этой улице. Здесь, в Евпловской церкви, псаломщик Александр 28 апреля 1895 года обвенчался с Екатериной Сергеевной Рельской из семьи канцелярского служащего, окончившей в 1894 году Московское Мариинское епархиальное женское училище со званием домашней учительницы. Здесь же 15 мая 1897 года крещен родившийся 12 мая их первенец Николай, а позже (1899) — дочь Мария.
Именно Евпловской церкви посвящены несколько наиболее ранних из выявленных публикаций Александра Ивановича. В брошюре «Храм св. мученика архидиакона Евпла в Москве» (М., 1895) он использовал, кроме печатных, рукописные источники: исповедные и метрические книги, подрядную запись из домашнего архива графа С. В. Орлова-Давыдова и другие. Диакон А. И. Речменский с женой Екатериной Сергеевной и сыном Николаем. Фотография конца XIX — начала XX века
С 1898 года «евпловская» тематика уступила место публицистике. Не исключено, что определенное влияние на своего псаломщика оказал в данной связи новый настоятель церкви (с 1898) — видный духовный публицист священник Дмитрий Иванович Ромашков.
6 мая 1898 года Александр Иванович выступил на общем собрании Отдела иконоведения Московской духовной семинарии с докладом «Об упорядочении производства и продажи икон и других священных изображений», где обратил внимание на необходимость церковного надзора за иконописным делом и призвал создавать иконописные школы. Доклад, тема которого актуальна до сих пор, вызвал острую дискуссию. В частности, педагог, церковный деятель, философ Д. А. Хомяков (старший сын основателя славянофильства) отреагировал на это выступление своими «Извлечениями из письма Д. А. Хомякова к товарищу председателя Отдела иконоведения М.Д.С. по поводу реферата Г. Речменского». Соглашаясь с необходимостью распространения духовной цензуры и на иконопись, Дмитрий Алексеевич ввиду «малообразованности духовенства» счел в то же время такую цензуру вредной, ибо благодаря ей Церковью могут быть признаны иконы, вовсе того не заслуживающие. Выход Д. А. Хомякову виделся в повышении иконописного образования духовенства, через руки которого проходят иконы при их освящении. «Это есть именно настоящее цензирование изображения: допущение или недопущение возведения известного изображения на степень «иконы».
В 1900 году псаломщик Александр Речменский назначается диаконом церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Косино Мос­ковского уезда, а 29 июня 1902-го рукопологается в сан священника. С тех пор история села Косино на несколько лет стала основным предметом его научных изысканий. Он не только составляет собственные исторические описания села, но и публикует источники по этой теме. Назовем здесь хотя бы «Предание о святом озере в селе Косине» (М., 1906), заимствованное из «Сказания о старине да о том, кто вечно молит Пресвятую Богородицу за народ православный да за матушку Москву» (журнал «Семейные вечера». 1868). Главный герой предания, витязь Букал, первоначально занимался грабежом и разбоем, но, тяжело заболев во время военного похода, был выхожен старцем-пустынником, после чего кардинально изменил свою жизнь. Поселившись возле старца, Букал, ставший Вуколом, всецело отдался молитве о прощении своих грехов и о спасении страны от междоусобицы. Однажды он сподобился видения, что воссияет на Руси новая столица — Моск­ва, причем ему была открыта судьба города вплоть до 1812 года. Вукол вместе с пустынником усилили свои молитвы — и в этот момент церковь, где они молились, погрузилась в воды озера Святого, что в Косино.
Помимо опубликованного в «Московских церковных ведомостях» и вышедшего отдельным оттиском, текст предания сохранился в рукописной форме в Российском государственном историческом архиве (Санкт-Петербург) в фонде Шереметевых, что косвенно свидетельствует о связях священника с представителями этого известного рода. Вообще круг знакомств отца Александ­ра в эти годы был значительно шире обычного круга общения приходского священника. Так, например, в Научной библиотеке Тавричес­кого национального университета Украины находится вышеупомянутая книга «Икона XVII века из моего собрания» с автографом автора: «Его превосходительству Никандру Александ­ровичу Марксу на добрую память от автора. 4.XI.1908». Когда в 1909 году отца Александра перевели в церковь Троицы Живоначальной в Кожевниках, он сблизился с известными купцами и меценатами Бахрушиными, состоявшими ктиторами Троицкой церкви. Плодом добрых отношений Речменских с Бахрушиными стала прекрасно изданная последними к столетию Отечественной войны 1812 года книга отца Александра «Походная церковь имп. Александра I» (М., 1912).
Указанное сочинение о переносной церкви, сопровождавшей императора в заграничном походе (1813-1814) — первый историографический опыт отца Александра. К этому времени он окончил (1910) и стал действительным членом Московского археологического института. На 1910-е годы, таким образом, пришлась своеобразная кульминация его научной деятельности. В 1913 году в качестве члена Московской церковной юбилейной комиссии по чествованию исторических событий 1612, 1613, 1812 и 1861 годов отец Александр был приглашен к участию в устройстве Романовской выставки в покоях Чудова монастыря в Кремле. Им составлен и издан каталог этой выставки под названием «Собрание памятников церковной старины в ознаменование трехсотлетия царствования Дома Романовых» (М., 1913).

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию