Поиск

«Церковь та велми чюдна…»

«Церковь та велми чюдна…»

«Церковь та велми чюдна…»


Церковь Вознесения Господня в Коломенском — праздничная, она посвящена одному  из двунадесятых праздников,  и идея ее архитектурного замысла может  соответствовать описанию  одноименного библейского события.  Современная фотографияВ 1532 году в подмосковном великокняжес­ком селе Коломенском по заказу Великого князя Московского Василия III и митрополита Даниила была построена церковь Вознесения Господня. Новый храм поразил современников необычной, принципиально новой конструкцией, примененной в каменном зодчестве, — шатровой, гармоничным соотношением своей огромной по тем временам высоты (около 62 метров) и монументальности, с четкостью, выверенностью форм и деталей.
Источник, повествующий о сооружении в Коломенском церкви Вознесения и о событиях, непосредственно с этим связанных, с первого взгляда может показаться нам сегодня чрезвычайно скупым. В Патриаршей (Никоновской) летописи находим:
7040 (1532): «Того же лета свершена бысть в Коломенском церковь камена Вознесение Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа: бе же церковь та велми чюдна высотою и красотою и светлостию, такова не бывала преже сего в Руси. Князь же великий Василей Иванович государь всеа Руси възлюби ю и украси всякою доб­ротою, якоже достоит святей Божии церкви, честными и святыми сосуды и святыми владычными образы Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и пресвятой царицы Девы Богородица Мариа Матери того самого Христа, царя и Бога нашего и святых Ему угожьдавших, обложенными златом и серебром и камение драгим. И повеле ея благочестивый государь освящати».
7041 (1533): «О освящении церкви Вознесения Господня в Коломенском. В лето 7041 сентября в 3 день, во вторник, священа бысть церковь каменна в Коломенском, Вознесение Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, Данилом мит­рополитом всея Руси и архиепископом Кириллом Ростовским и епископы Васьяном Коломенским и Дософеем Крутицким и архимандриты и игумены и священными соборы. И были же на освящении том князь великий Василей Иванович и с великою княгинею Еленою и с сыном своим со князем Иваном и с братиею своею со князем Георгием и Андреем Ивановичем. И сотвори Государь празнество велие светле и радостне, а пироваше у великого князя в Коломенском митро­полит с собором и братиа великого князя и бояре три дни честные и радостные, и дарил князь великий Василей Иванович митрополита и братию свою, а на четвертой день приехал на Москву».
Столь выдающийся памятник древнерусского зодчества, каковым является храм Вознесения, заслуживал бы большего внимания к себе со стороны пишущей братии далекого прошлого. Но… такова логика летописания Древней Руси: уже данного объема сообщение говорит об особой значимости события, выделяет его среди множества прочих, тоже достойных, по мнению летописца, памяти потомков. В результате наши знания о Вознесенской церкви основываются на литературе, затрагивающей широкий спектр проблем, которые храм преподнес (и еще преподнесет!) исследователям, а также вытекают из возможности видеть и изучать его сегодня. Святой Василий Великий  и Великий князь Василий III.  Икона середины XVII века
Всю литературу об интересующем нас памятнике, складывавшуюся с начала ХIХ века, можно подразделить следующим образом. Большую часть составляют работы, посвященные изучению архитектуры Коломенской церкви и вопросам об авторстве, об истоках каменного шатрового зодчества в Древней Руси. Далее идет блок литературы по отдельным составным частям храма Вознесения Гос­подня — иконостасу, «царскому месту» и так далее. Несколько особняком стоят работы, касающиеся проводимых на памятнике археологических изысканий.
Несмотря на то, что изучение церкви Вознесения продолжается уже почти два столетия, на многие вопросы мы и сейчас не можем дать четкие исчерпывающие ответы, сказав тем самым полно о памятнике в целом, — слишком многосложным он оказался.
Целью автора данной статьи не является обращение к вышеназванным проблемам, ставшим уже традиционными в литературе. Долгое время вниманием исследователей обходился вопрос, лежащий, казалось бы, на поверхности, — об идейной и символической канве архитектурной композиции Вознесенской церкви.
Писавшие об основной идее храма Вознесения ограничивались простым повторением сложившегося на протяжении ХХ столетия мнения, что построенный в 1532 году «новый храм был слишком неканоничным, идея, воплощенная в нем, — слишком светской. В Коломенском храме современное ему общество видело символ силы и власти»5.
По каким причинам столь важный для более полного понимания нами памятника вопрос оказался невостребованным? Исследователи ХIХ — начала ХХ века главным образом занимались собиранием теоретического материала по архитектуре церкви Вознесения. Специалисты советского периода не обращались к интересующему нас вопросу, вероятно, либо по идеологическим причинам, либо потому, что считали его неактуальным, либо просто его не замечали. Возможны и другие объяснения сложившейся ситуации.
Лишь теперь, с появлением новой волны исследователей, посчитавших необходимым в целях всестороннего изучения памятника по-новому, нетрадиционно взглянуть на него, идея и символика архитектуры храма Вознесения Господня вызвали появление на свет первых версий, гипотез6. Автор настоящей статьи попытался изложить свою точку зрения по данному вопросу.
Церковь Вознесения Господня в селе Коломенском — праздничная: она посвящена одному из двунадесятых праздников. Поэтому логично искать определенный идейный, символический материал, которым могла бы быть наполнена ее архитектурная композиция, прежде всего в описании одноименного библейского события. Из книг Нового Завета наиболее полно сюжет «Вознесение Иисуса Христа» представлен в «Деяниях Святых Апос­толов». Этот сюжет иллюстрирует соответствующая икона, помещаемая в праздничном ряду иконостаса. Итак, данные источники являются необходимыми для рассмотрения в нашем вопросе. Но не только они. По предположению автора (что он и попытается показать в статье), идея и символика церкви села Коломенского связаны как минимум с двумя праздниками — Воскресением-Сошествием во ад и Вознесением7, а также с событием, согласно христианскому учению, грядущим: Вторым Пришествием (Страшным Судом). Повторю: как минимум. Проследим событийную, то есть сюжетную линию по порядку.
В праздничном ряду иконостаса, согласно хронологии, сюжеты «Воскресение-Сошествие во ад» и «Вознесение» идут друг за другом. Воскресение (Христа, а затем Адама и Евы, праведников дохристианской эры), по «Откровению Иоанна Богослова» и апокрифической литературе, считается так называемым «первым Воскресением»:
«И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет;
Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это — первое Воскресение» (Откр. 20, 4-5).
В отличие от скупых сведений о «первом Воскресении», более подробно апостол Иоанн говорит о Воскресении всеобщем «в последний день». Тексты, описывающие это событие, найдем также в книге пророка Исайи. Заметим, что два упомянутых события находятся между собой в логической связи: первое — прообраз второго. Но «первое воскресение» произошло, когда Иисус еще не покинул Землю, а всеобщее произойдет, когда Он сойдет с небес на Землю, чтобы вершить волю пославшего его Отца — Страшный Суд. Между двумя событиями имеется промежуточное звено — Вознесение Господне. Действительно, не случайно, когда Христос возносился на небеса, двое мужей в белых одеждах, явившиеся апостолам, сказали им, что Он «приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо». Иисус придет «в последний день» (судный), и произойдет второе (всеобщее) Воскресение для Страшного Суда. Приведу теперь сами библейские тексты, говорящие о Вознесении и втором Воскресении. Наиболее важные места, которые, по моему мнению, вошли в символическую канву архитектурной композиции церкви Вознесения Господня в Коломенском, я выделю.
Дионисий. «Сошествие во ад».  Около 1502 года.  Икона из местного ряда иконостаса  собора во имя Рождества Пресвятой  Богородицы Ферапонтова монастыря  (Государственный Русский музей)Вознесение:
«Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде.
И сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо! Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо.
Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути» (Деян. 1, 9-12).
Второе Воскресение:
«И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы.
И пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаков­лева, и научит Он нас своим путям; и будем ходить по стезям Его. Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима» (Исаия. 2, 2-3).
«И уничтожит на горе сей покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах.
Поглощена будет смерть навеки, и отрет Гос­подь Бог слезы со всех лиц и снимет поношение с народа Своего по всей земле; ибо так говорит Господь.
И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасение Его!» (Исаия. 25, 7-9).
«Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца.
Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день.
Воля пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Иоанн. 6, 38-40).
«И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах». (Откр. 14, 1).
Представленные выше библейские сюжеты, о чем уже говорилось выше, неразрывно между собой связаны. Они вытекают один из другого. Так же, в развитии, читаются и их иконографии. Подразумевая друг друга, в своем полном, подробном рассмотрении «Воскресение-Сошествие во ад», «Вознесение», «Второе Воскресение» («Страшный Суд») составляют единое логическое звено, отдельный событийный блок из бытия Бога Сына, начиная с Его победы (неполной) над смертью и диаволом, шедшей вслед за распятием на Кресте.
Предположительно данные сюжеты, взятые вместе в их неотъемлемой взаимосвязи, иллюстрируют собой (подобно иконе) и мес­том своего расположения (на холме) церковь Вознесения Господня в селе Коломенском.

* * *

Андрей Рублев. Икона «Вознесение Господне».  1408 год  (Государственная Третьяковская галерея)Конструкция, которую имеет этот храм, хорошо известна. За столетия развития русской архитектуры она стала весьма распространенной в деревянном и каменном зодчестве. При этом неоднократно отмечалась необычность архитектурных форм и декора Вознесенской церкви, благодаря которым она выделяется из всего ряда храмов аналогичной конструкции, ни один из которых не идет ни в какое сравнение с ней. Деревянные шатровые церкви, несмотря на идентичность конструкции, надо сразу исключить из числа сравниваемых по архитектуре, поскольку «все детали <…> храма Вознесения, — как отмечает ряд исследователей, — были задуманы именно для исполнения в камне, в памятнике нет ни одной деревянной по замыслу детали»9. Принадлежащая искусствоведам, специалистам по древнерусской архитектуре и закрепленная ими за храмом Вознесения формулировка — «хронологически первый и самый совершенный каменный шатровый храм на Руси»10 — выглядит, по мнению автора, недостаточной для столь многосложного памятника, нарочито, со смыслом выполненного в том виде, какой он и ныне (с некоторыми изменениями) имеет.
По своему решению необычны все конструктивные части Коломенского храма: подклет с лестничными всходами и гульбищем, четверик с восьмериком, шатер с главкой. Взглянем на них еще раз.
Благодаря раскинувшимся лестничным всходам и соединенным арками массивным столпам, поддерживающим гульбище и усиливающим ощущение тяжести, «заземленнос­ти» подклета, церковь Вознесения Господня представляется смотрящим на нее (особенно с противоположного берега Москвы-реки) как бы вырастающей из-под земли11. Указанный зрительный эффект усиливается тем, что храм стоит не на самой высокой точке холма, а на обширной искусственной террасе. Впечатление «заземленности» нижней части церкви станет еще большим, если мы мысленно уберем (как наслоение более позднего времени) кровельную часть гульбища, несколько скрадывающую это впечатление.
В средней (четверик с восьмериком) и верхней (шатер с главкой) конструктивных частях храма зодчим тоже были найдены такие архитектурные решения, которых не имеет ни одна из известных нам каменных шатровых церквей ХVI и последующих веков — например, столь «легкого», несмотря на пропорции, каменного шатра и сложного четверика. Особенно это касается тех храмов, которые хронологически близки к церкви Вознесения Господня. Отсутствие разделяющих среднюю и верхнюю части карнизов привело к эффекту «вырастания» одной из другой, созданному посредством килевидных кокошников.
Случайна ли эта нарочитость в придании Вознесенской церкви столь необычной архитектуры? По-видимому, нет. Если мы примерим вышеприведенную сюжетно-событийную канву, передаваемую и в иконографии, к храму Вознесения, то увидим, что она «накладывается» на композицию храма один к одному. В результате каждая конструктивная его часть, получившая определенное архитектурное решение, и само избранное для строительства место (холм, возвышающийся над Москвой-рекой) получают продуманную смысловую символическую нагрузку, иллюстрируемую прилагаемым рисунком (стр. 72).«Страшный Суд».  Новгород. Конец ХV века  (Государственная Третьяковская галерея)
Любопытно во всей этой символике обыг­рывается холм, на котором воздвигнут храм. Как известно, Вознесение Господне произошло с горы Елеон, ставшей в итоге одним из символов Нового Завета. И мы по сию пору имеем возможность видеть эту «гору» с возносящимся с нее «Иисусом Христом» (собственно храм в виде равностороннего креста с шатром, открытым вовнутрь). Это — узкий смысл воплощенной в 1532 году идеи памятника.
С другой стороны, говоря о «последнем дне» со всеобщим Воскресением из мертвых для Страшного Суда (именно для этого Иисус Хрис­тос сойдет с небес, как возносился, что и напоминает нам символика храма), мы подразумеваем и другую гору — Сион (пророк Исайя, апостол Иоанн Богослов), символизирующую Завет Ветхий. Памятник в данном случае получает двоякое прочтение: 1) Дом Господень на Сионе; 2) Агнец на Сионе.
Таким образом, на примере одного храма, стоящего на холме, прослеживается единство, неразрывная связь двух частей Биб­лии (кстати, полностью переведенной на славянский язык в Московской Руси незадолго до строительства церкви — в конце ХV века), нераздельность Бога Отца и Бога Сына, реально воссоединившихся на небесах в результате Вознесения Христова (земная аналогия — рождение долгожданного сына-престолонаследника у Василия III). Таков, по всей видимости, более широкий смысл воплощенной в жизнь идеи храма. Но и это еще не все.
Приведенная смысловая символичес­кая разбивка церкви Вознесения Гос­подня в Коломенском (см. стр. 72), в свою очередь, полностью совпадает с представлениями о Вселенной, сложившимися на Руси к ХVI столетию благодаря, например, трудам греческого писателя VI века Козьмы Индикоплова. Эти представления передавались в иконе, миниатюре и так далее, о чем нам напоминает, скажем, близкая по времени своего создания к моменту возведения храма Вознесения миниатюра «Небесная, земная, преисподняя» из рукописи Четьи-Минеи 1542 года. Данная миниатюра — одна из множества иллюстраций к «Христианской топографии» Индикоплова, включенной митрополитом Макарием в Великие Четьи-Минеи. Л. С. Ретковская, сотрудница Государственного Исторического музея, где в настоящее время хранится рукопись, обратив внимание на эту миниатюру, дала ее описание. Здесь «земля состоит из двух «этажей». Внизу — преисподняя, вверху — собственно земля с обитающими на ней людьми. От неба земля отделена «твердью», то есть видимым небом (по которому ангелы возносили Иисуса — см. иконографию «Вознесение». — Н. М.). На тверди стоят ангелы. Это нижний «этаж» неба. Верхняя часть неба отделена от этой части тонкой чертой. За пределами ее находится небо невидимое — «царство небесное», где восседает на троне Христос. По мнению Индикоплова, «от тверди даже до высоты комарныя место есть второе, идеже Христос вознесеся». Но ведь это описание храма Вознесения Господня в Коломенском!
Маловероятно, что отмеченное выше совпадение может быть просто случайностью. Гениальному зодчему великолепно удалось передать в своем творении не только всю смысловую канву рассмотренного нами блока новозаветных сюжетов, но и реально видимую и читаемую (а не умозрительную) картину Вселенной, найдя для всего этого наиболее подходящую конструкцию и, что не менее важно, соответствующую композицию.
Вселенная пронизана Божественным. Новозаветный путь Христа еще раз показал это — на земле, в преисподней, на небесах. Скорее всего, именно для того, чтобы соединить, совместить представленную выше событийную, сюжетную линию с образом Вселенной, прочно привязать их друг к другу в зримом образе храма, зодчему пришлось пойти на столь необычный в тогдашней русской каменной архитектуре эксперимент с использованием принципиально новой конструкции — шатровой, наиболее полно отвечающей этим целям. Эксперимент удался потому, что еще со второй половины ХV века в Московской Руси стал интенсивно накапливаться местный и иностранный опыт каменного строительства.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию