restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Вся Россия в лицах и биографиях

Вся Россия  в лицах и биографиях

Вся Россия в лицах и биографиях


От редакции А. В. Папушин — выпускник исторического факультета МГПИ имени В. И. Ленина.  После службы в армии работал учителем истории и обществоведения в средней школе. С 1993 года — специальный корреспондент, политический обозреватель газет «Московская правда», «Российская газета», «Парламентская газета». С 2000-го — заместитель директора Школы журналистики «Известий». Участник экспедиции на архипелаг Земля Франца-Иосифа (1995). Автор книг «Улыбка, или Разочарованный странник» (2002), «Здравствуй и прощай» (2010).
Став неотъемлемой частью современной жизни, интернет год от года занимает в ней все большее пространство. И одной из наиболее часто обсуждаемых в Сети тем является в последнее время тема «семейной истории».
В начале 1990-х годов в России начался настоящий «генеалогический бум»: люди почувствовали потребность обратиться к своим корням, как можно больше узнать о своих предках. Жанр написанных по результатам архивных и краеведческих изысканий «семейных хроник» стал чрезвычайно популярным; подобными публикациями полнились самые разные периодические издания.
Интернет-портал «Большой Русский Альбом» (www.rusalbom.ru) также посвящен генеалогии, но, в отличие от других ресурсов, задуман и осуществляется как проект общенациональной биографической фототеки. За два года своего существования он объединил несколько сотен человек и сегодня содержит более 9 тысяч фотографий периода 1850-1950-х годов, сопровождаемых биографичес­кой информацией. В настоящее время это — не имеющий аналогов в Сети крупный комплекс уникальных документов, представляющих интерес как для обычных пользователей, так и для специалистов в области воспитания и образования, культурологии, истории. Пуб­ликуемая ниже беседа посвящена некоторым особенностям, проблемам и перспективам «Большого Русского Альбома».

Афанасьевы. Благовещенск.  1889 год. Из архива Марии МарковскойЕлена Харитонова. Андрей Вячеславович, как возникла идея создания проекта?
Андрей Папушин. Мне трудно ответить на этот вопрос однозначно. Идеи ведь не падают «вдруг», как яблоки, к тому же и яблоку, чтобы упасть, нужно созреть…
Конечно, есть зримая канва. Есть Школа журналистики «Известий», где я работаю, в ней — фотокласс. В программе фотокласса — такие учебные дисциплины, как история фотографии, портрет, фотожурналистика. И вот в 2005 году мне показалось интересным предложить студентам воспользоваться в качестве своеобразного учебного пособия собственными семейными фотоальбомами. В самом деле: здесь вам и история русской фотографии (очень многие старые снимки имеют паспарту с данными о фотоателье, мес­те съемки, с именем владельца), и портретное фото (то есть характерные для определенного времени манера и сюжеты съемки)… И здесь же — начала фотожурналистики, поскольку задачей было сопроводить снимки информацией — хотя бы краткой биографической справкой о тех людях, что запечатлены на фотографиях.
Замечу, что поначалу некоторые активно «отнекивались»: мол, нет у меня в семье старых снимков. Или другой резон: какие-то снимки имеются, однако отсутствует информация — что за люди, каким образом оказались в семейном альбоме… Но фокус в том, что в итоге «отказники» предоставили самый интересный материал: приносили старые, еще дореволюционные фотографии, которые я иначе как шедеврами назвать не могу.
Спрашиваю: вы же говорили, что нет ничего? Оказалось, есть. Но для этого пришлось съездить к старшим родственникам, и не куда-то за тридевять земель, а в другой район Москвы, на соседнюю ветку метро (хотя были и такие, кто ездил к «своим» в глубинку). Пришлось пообщаться с бабушками и дедушками, поинтересоваться историей собственной семьи. То есть преодолеть леность — и результат не заставил себя ждать.
Кстати, здесь возник и еще один сюжет — воспитательный, связанный с темой преемственности поколений. Чуть позже, когда мы организовали первую выставку, этот сюжет проявился воочию. На открытие при­шли люди, когда-то запечатленные на экспонируемых фотографиях. И были слезы — их причины, думаю, объяснять не нужно.
По мере разглядывания фотографий создавалось отчетливое впечатление, что перед тобой — история страны, воплощенная в лицах и отраженная в конкретных человеческих судьбах. Полагаю, молодежь, участвовавшая в проекте, тоже прониклась этим чувством.Сергей Чернышов (сидит слева) с друзьями.  Севастополь. 1900 год. Из архива Юлии Чернышовой
Первая такая выставка под названием «Другие» прошла в 2005 году в «Известиях» и в Фотоцентре Союза журналистов России, вторая — в 2007-м. Участвовали студенты и преподаватели Школы. То есть, строго говоря, поначалу проект носил «корпоративный» характер. Но претендовал на большее: в самом деле, почему было не открыть его для всех желающих?
Я написал несколько писем: бизнесменам, чиновникам московского правительст­ва, общественным деятелям. Ответа не последовало. И тогда я решил сделать то, что смогу сам. С помощью друзей и знакомых. Так в августе 2008 года появился интернет-сайт «Большой Русский Альбом. Вся Россия в лицах и биографиях из семейных архивов».
Но это, как я уже предупредил, — зримая канва, которую можно изложить поэтапно. Есть, однако, и незримая история — история созревания: ее я, опять же приблизительно, веду с 1995 года, со времени публикации в «Московской правде» небольшого эссе «Все для тебя, дорогая». Кстати, это эссе мы поместили на сайте как некую идеологическую основу, или манифест проекта. Впрочем, есть и более обстоятельный манифест — моя статья «Дар случайный, дар напрасный» (1993), впервые опубликованная в «Литературной России». Пожалуй, именно с нее все и началось. Как видите, никакого «вдруг» не было.
Е. Х. Как можно сформулировать основную идею проекта?
А. П. По сути, идея заключается в том, чтобы признать право обычных людей на заслуженное ими место в истории страны. Если хотите, в том, чтобы оправдать их жизнь, — тем более, что в годы демократизации некоторые публицисты договорились до того, что назвали их жизни «непрожитыми», попросту нивелировав судьбу целых поколений. Между тем, именно им наша страна обязана очень многим, если не всем.
Есть и еще мотив. Нам в последние годы историю России преподносят зачастую как историю Русского зарубежья, где, мол, хранились традиции и дух «подлинной» России. По крупицам собираются свидетельства тех, кто однажды потерял Родину, но, как говорится, «пронес ее в своем сердце…»
Александр Семенов.  Москва. 1929 год. Из архива Елены ХаритоновойТолько дело в том, что Россия никуда не эмигрировала. И именно оставшиеся на родине наши с вами отцы и деды вынесли на себе все постигшие ее в XX веке тяготы. Однако их свидетельства, как выясняется, никому не интересны, их имена, лица, судьбы — тоже. Справедливо это? Конечно, нет. Напротив, я считаю, что они заслуживают благодарности потомков уж нисколько не меньшей, чем многие из тех, чьи имена и лица нам сегодня усиленно навязываются.
Кто сможет переломить эту ситуацию? Только мы сами, если вспомним и расскажем (как только мы одни и сумеем) о наших родных и близких. История страны — их история. Они — это и есть Россия.
Е. Х. Но, согласитесь, тема довольно щепетильная: не всякий решится вынести на пуб­лику жизнь своей семьи — пусть и прошлых ее поколений…
А. П. Согласен, в проекте есть «сдерживающие моменты». Я их определяю просто: лень и страх.
Лень лишний раз встретиться с родными, обстоятельно поговорить, рассматривая, скажем, те же фотографии из семейного альбома. Успеется!.. Хотя ясно, что времени у нас немного — и в философском и в практическом смысле: старшие поколения уходят, и память уходит вместе с ними.
К тому же тут надо потрудиться: записывать что-то, сканировать фото… Словом, все откладывается на «потом», а никакого «потом» не бывает. Потом дети указывают на старые снимки, спрашивая: «Пап, а это кто?» — а ответить им нечего.
И, конечно, страх. Точнее, предрассудочная боязнь публичности, скрываемая за фразами типа: «Это слишком личное, чтобы выставлять напоказ». Я на это скажу следующее: никто не требует от людей, участвующих в проекте, выставлять напоказ те действительно интимные стороны жизни их родных, которые должны быть ограждены от посторонних глаз. Что рассказывать, а что нет, какие фото обнародовать, а какие нет — каждый определит сам. Вопрос не в этом. Вопрос в том, готовы ли мы говорить о дорогих нам людях открыто, а не гордиться ими втихомолку.
Гордиться же нам, я убежден, есть чем, и я не вижу причин, почему мы должны скрывать свое чувство гордости. И стыдиться этого чувства нечего: мы ведь не требуем льгот, не кичимся происхождением, не спешим занять чье-то место… Мы отдаем долг памяти и уважения людям, которые того заслуживают. Той необъятной России, которая должна вновь обрести «имена и лица».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию