Поиск

Изразцовые иконостасы архитектора Султанова

Изразцовые иконостасы архитектора Султанова

Изразцовые иконостасы архитектора Султанова


Благовещенская церковь в Новотомникове. Фотография конца XIX векаСегодня идет воз­рождение подмосковного Ново-Иерусалимского монастыря, возведенного в 1680-х годах по замыслу пат­риарха Никона. Как известно, патриарх хотел воспроизвес­ти в монастырском Воскресенском соборе архитектурный декор иерусалимского храма Гроба Господня, выполненный из мозаики и цветного мрамора. Подобный проект ввиду отсутствия в стране природного мрамора был слишком дорогостоящим, поэтому возникла идея применить здесь традиционные для Руси изразцы — плитки из обож­женной глины.
Долгое время новоиерусалимские иконостасы оставались единственными в России сооружениями подобного рода, пока в конце 1880-х годов архитектор Николай Владимирович Султанов не предпринял новую попытку их создания по подобию иконостаса Воскресенского собора.

* * *
В 1890 году в усадьбе Новотомниково Шацкого уезда Тамбовской губернии освятили Благовещенскую церковь. Этот Николай Владимирович Султанов храм, который являлся частью усадебного ансамб­ля, считается жемчужиной церковной архитектуры, соединившей в себе традиции древнерусского зодчества и идеи Нового времени, а уникальный изразцовый иконостас позволяет причислить его к выдающимся памятникам искусства XIX века.
К 1885 году в селах Старое и Новое Томниково дейст­вовали деревянные Благовещенские церкви. В то время владелец имения граф И. И. Воронцов-Дашков — богатейший помещик, государственный деятель, входивший в ближайшее окружение Александра III, — пригласил для реконструкции своей усадьбы архитектора Н. В. Султанова, известного церковного археолога, теоретика и архитектора-практика, одного из идеологов «русского стиля». Одновременно с новотомниковской церковью Султанов возводил пятиглавый храм во имя Черниговской иконы Божией Матери в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры по заказу княгини Е. П. Черкасской. Однако именно опыт строительства шатрового храма в Новотомникове нашел дальнейшее продолжение в творчестве архитектора.
Н. В. Султанов полагал, что русские зодчие должны использовать традиции своей страны, привнося в них новое, творческое начало и, таким образом, сохраняя связь времен. В этом духе он читал лекции по истории архитектуры в Петербургском институте гражданских архитекторов. К тому же Султанов состоял членом Русского Археологического общества. Эталоном национального стиля Николай Владимирович считал архитектуру XVII столетия. «Московско-русский стиль достигает своего наибольшего <…> развития в XVII в. и представляет нам образцы самостоятельного русского искусства».
Облик новотомниковского храма определяется сочетанием разных по форме и величине объемов-многогранников, соединенных в общую пирамидальную композицию. Его детали отсылают к образцам древнерусской архитектуры: шатровое завершение, перспективный портал, звонница, расположенная над центральным входом, рельефные детали фасадов, двухцветное каменное узорочье фризов, обрамлений окон и арок. По мнению Султанова, именно эти элементы, унаследованные Москвой от Владимиро-Суздальской Руси, Новгорода Великого и Пскова, являют собой характерную особенность русской архитектуры.
Проект церкви в Новотомникове являлся результатом пристального изучения Н. В. Султановым древних прообразов; свои теоретические обобщения зодчий обнародовал на научных конференциях и в различных изданиях. Сохранились документы, рассказывающие об истории строительства храма.
После одобрения проекта Тамбовской духовной консисторией 10 июля 1885 года он был рассмотрен Строительным отделением губернского правления. Несмотря на известность автора и инженера Б. К. Правдзика, работавшего с ним, в правлении усомнились в прочности сооружения. Поскольку в те годы произошло несколько обрушений новых храмов, Султанову рекомендовали доработать проект с целью упрочения несущей конструкции и облегчения несомых частей. В протоколе заседания комиссии говорилось: «Техническо-совещательное присутствие <…> по рассмотрению <…> проекта на постройку каменной церкви в имении графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова в с. Новотомникове <…> считает необходимым <…> для уменьшения распора главных подпружных арок и обеспечения устойчивос­ти и прочности пилонов, или подкупольных столбов, при производстве работ в натуре: а) толщину купольного свода сделать в ключе в 11/2 кирпича, а в пятах в два кирпича; б) стены барабана сделать тоньше на один кирпич против означенной толщины на проекте или же уменьшить вес барабана образованием пустот внутри стен между основанием барабана и началом окон; и в) в арках положить в два ряда временные железные связи из полосового железа, кроме того, все боковые своды сделать не толще как в 11/2 кирпича. <…> Техническо-совещательное присутствие <…> полагает возможным утвердить проект <…> с <…> условием, чтобы работы <…> производились под наблюдением опытного техника».
Внутреннее убранство Благовещенской церквиДля облегчения несомых элементов Н. В. Султанов решил заменить каменные своды, восьмерик и купол на деревянные. 11 марта 1886 года из Духовной консистории проект опять был направлен в губернское правление с письмом следующего содержания: «Генерал-адъютант граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков в прошении своем <…> объяснил: <…> обер-прокурор Святейшего Синода уведомил его о постройке нового каменного храма в имении его <…> взамен существующей старой деревянной церкви по представленным тогда планам. <…> Но ввиду невозможности <…> добыть крупный камень, нужный для постройки храма, <…> в настоящее время представляется новый план; вновь обратился к епархиальному начальству о разрешении постройки <…> на том же месте и с теми же престолами, которые имелись в старой деревянной церкви, а именно: главный престол во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и придел во имя Архистратига Михаила».Центральная часть храма с изразцовым иконостасом
После губернского правления проект рассмотрели в Строительном комитете при МВД. К 24 мая 1886 года, когда из министерства на имя тамбовского губернатора пришел ответ, строительство храма уже началось. Благочинный 2-го Шацкого округа сообщал: «Священник села Новотомникова Тимофей Гавриков доносит, что работы по постройке нового храма в Новотомникове ведутся по проекту, предоставленному Тамбовским строительным отделением в <…> комитет Министерства Внутренних дел 26 марта 1886 года за № 240 — но не с устройством деревянных потолков, как предполагалось по этому проекту, а с устройством каменных сводов <…> на четырех каменных столбах вместо чугунных колонн. <…> Работы <…> ведутся под руководством санкт-петербургского архитектора Султанова, который временами <…> наезжает для осмотра, а сами же работы наблюдает его десятник». В рапорте благочинного упоминается о том, что Султанов хотел использовать в храме чугунные колонны, от чего впоследствии отказался.
С наступлением индустриальной эпохи колонны и арки из металла стали стандартными опорами крыш сооружений большой протяженности — вокзалов, выставочных павильонов, библиотек. Самыми ранними образцами подобных сооружений считаются здания биб­лиотеки Святой Женевьевы в Париже (1850) архитектора Лабруста и Хрустального дворца в Лондоне (1851), спроектированного Д. Пэкс­тоном для первой Всемирной выставки. Намереваясь использовать чугунные колонны в Благовещенской церкви, Н. В. Султанов, видимо, хотел совместить традиции русского национального зодчества с техническими достижениями своего времени. (Литье из чугуна архитектор применил двумя годами позднее при возведении часовни семьи Козловых-Хрущовых в некрополе московского Донского монастыря.)
В 1888 году Н. В. Султанов разработал проект деревянного шатрового завершения новотомниковского храма. Таким образом, стены, столбы и своды возвели из камня, а восьмерик и венчающий его шатер — из дерева. Декоративные элементы фасадов выполнялись в древнерусских традициях из простого или лекального кирпича, изготовленного по старинным образцам на местном кирпичном заводе на формовочном станке, изобретенном Султановым. Для этого бралась глина двух видов, дающая при обжиге охристые цвета — красный и желтый. Архитектор писал: «Первоначально я полагал, что мне будет очень трудно приучить рабочих обращаться с лекальным кирпичом, но они освоились с ним весьма быстро и, так сказать, «полюбили» его». В 1888 году он отметил в дневнике: «Работы по церкви очень продвинулись. Купол кончен и окрашен. Церковь огрунтована. Печи доделаны. Пол окончен (из метлаха)». Храм был расписан по султановским рисункам.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию