Поиск
  • 21.06.2017
  • Реплика
  • Автор Александр Александрович Подмазо

О некоторых работах «неизвестного художника XIX века» А. М. Горшмана

О некоторых работах «неизвестного художника XIX века» А. М. Горшмана

О некоторых работах «неизвестного художника XIX века» А. М. Горшмана


В 1996 году в 7-м томе Российского архива увидел свет «Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.». Впервые была сделана попытка собрать в одном издании биографии всех российских генералов, участвовавших в Оте­чественной войне 1812 года и заграничных походах русской армии 1813-1814 годов. Авторы-составители старались максимально полно проиллюстрировать «Словарь…», в ре­зультате чего там оказалось много портретов, ранее не известных широкому кругу исследователей.
Постепенно эйфория от выхода «Словаря…» сменилась недоумением, а затем и разочарованием из-за многочисленных ошибок в биографиях и низкого качества иллюстраций. Попытки найти более качественные экземпляры изображений, помещенных в «Словаре…», вызвали определенные проблемы, поскольку из 408 приведенных портретов местонахождение оригиналов указывалось только в семи случаях.
Часть портретов была опуб­ликована в «Словаре…» впервые, что делало вопрос о мес­тонахождении их оригиналов наиболее актуальным. Характерный стиль, невысокое качество исполнения, жесткая манера передачи черт лица и деталей одежды на некоторых из этих портретов говорили о том, что они исполнены одним художником, причем невысокого уровня (не получившего систематического художественного образования). Речь шла в первую очередь о портретах П. С. Ланского, А. А. Ласкина, У. В. Мура, Ф. Ф. Падейского, Ю. И. Поливанова, П. А. Рахманова и И. Л. Трес­кина. У всех в качестве автора фигурировал «неизвестный художник начала XIX века». Тот факт, что другие работы данного художника до выхода «Словаря…» никому не были известны и нигде ранее не пуб­ликовались, вызывал большое удивление.
Оригинал одного из портретов, опубликованного в «Словаре…», а именно — генерал-майора Юрия Игнатьевича Поливанова (автор биографической статьи А. М. Горшман), находится в Саратовском государственном художественном музее имени А. Н. Радищева. В музей полотно поступило в 1922 году из Государственного музейного фонда как «Портрет неизвестного георгиевского кавалера» работы неизвестного художника второй половины XVIII века. Позднее сотрудник Саратовского музея Г. Е. Федорова атрибутировала его как портрет Карла Федоровича Боура, и под таким названием в 2004 году он был опубликован в каталоге музея.
При внимательном рас­смот­рении обоих портретов видно, что портрет из «Словаря русских генералов…» является вольной перерисовкой портрета из Саратовского музея, в процессе которой к изоб­ражению были добавлены шейный крест ордена Святого Владимира 3-й степени и золотой крест для офицеров, участвовавших в штурме Очакова. Дорисованные награды очень удачно подтвердили приведенную Горшманом биографию Ю. И. Поливанова. Удивляет только отсутствие на перерисованном портрете золотого креста за взятие Измаила, которым, как пишет Горшман, Поливанов был также награжден.
Другой портрет, очень похожий на помещенный в «Сло­варе…», — портрет контр-адмирала Устина Васильевича Мура, находится в Национальном художественном музее Респуб­лики Саха (Якутия). Он числится как «Портрет военного» работы неизвестного художника первой половины XIX века. На нем можно увидеть морского штаб-офицера с орденами Святой Анны 2-й степени с алмазами и Святого Георгия 4-го класса. На портрете же из «Словаря…» (автор биографической статьи также Горшман), который, как и портрет Поливанова, является перерисовкой с музейного портрета, изображено адмиральское шитье на воротнике и эполеты с гус­той бахромой, а помимо указанных наград, добавлены еще орден Святого Владимира 4-й степени с бантом и пряжка, обозначавшая наличие наградного золотого оружия с над­писью «За храбрость».
Вот так, благодаря легкому движению руки копиис­та, неизвестный флотский штаб-офицер превратился в капитан-командора Мура, произведенного Горшманом в контр-адмиралы. К тому же портрет стал идеально иллюст­рировать биографию Мура, сочиненную Горшманом, где между прочим говорится, что «в 1790 г., находясь на линейном корабле «Ярослав», [Мур] участвовал в Ревельском и Выборгском морских сражениях и при блокаде с моря Свеаборга, за что был награжден орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом и золотым оружием». На самом же деле капитан-командор Мур ордена Святого Владимира 4-й степени удостоился 15 марта 1819 года «за 35-летнюю беспорочную службу от вступления в обер-офицерский чин». Да и до чина контр-адмирала Устин Васильевич так и не дослужился: 16 января 1825 года капитан-командор Мур был исключен из списков умершим.
Оба перерисованных порт­рета, ставших портретами Поливанова и Мура, а точнее, фотографии с них передал для публикации в «Словаре…» Горшман так же, как и фотографии других упоминавшихся выше портретов. По странному совпадению, все они иллюстрируют биографические статьи, написанные Горшманом.
«Портрет М. М. Бороздина из Рижского музея западного искусства»Еще один похожий по стилю портрет был опубликован в 2003 году в альманахе «Памятники культуры. Новые открытия» в статьеКопия с портрета из Петрозаводского музея, выполненная А. М. ГоршманомГоршмана «Портрет М. М. Бороздина…», где автор сообщает, что копию с портрета неизвестного военного в числе других слайдов и цветных фотографий прислала ему сотрудница Рижского музея западного искусства В. К. Бартошевская. Горшман уточняет: это было «даже не фото, а выполненная на цветном сканере копия». Бартошевская же, прислав копию, сделала предположение, что портрет, находящийся в музее, «не подлинник, а, судя по хорошей сохранности красочного слоя и четкости изображения, выполненная позже копия неизвестным живописцем не очень высокого качества». После проведенного анализа Горшман атрибутировал данный портрет как изображение генерал-лейтенанта Михаила Михайловича Бороздина. Я позвонил в Ригу, переговорил с Верой Куртовной Бартошевской, и выяснилось, что такого портрета никогда в Рижском музее не было и ничего Горшману она не посылала.
Установить имя столь плодовитого «неизвестного художника начала XIX века» не составило особого труда, поскольку незадолго до выхода «Словаря…» Горшман передал А. В. Кибовскому срисованный им в Петрозаводском музее портрет И. М. Аклечеева с просьбой помочь в определении «неизвестного мундира, возможно, принадлежащего чиновнику лесного ведомства». По стилистике изображения портрет очень походил на упомянутые ранее, поэтому сразу стало очевидным, что и их автором тоже является Александр Михайлович Горшман, хотя при публикации под ними было указано «Неизвестный художник начала XIX века». И дело здесь не в скромности Горшмана, не указавшего своего авторства, а в его стремлении подтасовать факты, проиллюстрировав портретами выдуманные им же детали биографий. Подтверждение тому легко можно найти, сравнив портреты Поливанова и Мура с их музейными прототипами.
Кстати, в упоминавшемся альманахе «Памятники культуры. Новые открытия», помимо нарисованного им самим портрета, Горшман опубликовал и другой портрет — М. М. Бороздина, находящийся в Институте русской литературы РАН в Санкт-Петербурге. При пуб­ликации же статьи о Бороздине в «Московском журнале», Горшман в качестве иллюстрации приложил очень похожий на вышеназванный портрет М. М. Бороздина, но уже своей работы. Я долго не мог понять, зачем ему понадобилось делать копию с портрета, если он при этом никаких наград не добавил и не убавил. Ясность внесла следующая фраза из статьи: «К сожалению, полотно не датировано. Попытаемся, однако, определить время его создания по покрою черного выходного фрака персонажа. Портрет М. М. Бороздина из Института русской литературыОбратим внимание на следующее: между воротником и лацканами хорошо виден маленький треугольный зубец. Подобные зубцы вошли в моду с конца 1800-х годов, то есть портрет вполне мог быть написан вскоре после отставки М. М. Бороздина — в 1817-1819 годах». Для датировки Горшману потребовался маленький треугольный зубец на лацкане, который на оригинале отсутствовал.«Портрет М. М. Бороздина»,  нарисованный А. М. Горшманом
Еще один портрет с характерными признаками работы того же «неизвестного художника» появился в январском номере «Московского журнала» за 2009 год в статье Горшмана, где шла речь об акварельном портрете неизвестного генерала, находящемся в Государственном архиве Российской Федерации. Автор, опираясь на набор орденов, атрибутировал полотно как изображение генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Лехнера. Если же посмотреть на оригинал, находящийся в ГАРФ, то обнаружится, что вместо звезды ордена Святого Станислава 1-й степени Горшман изобразил звезду ордена Святого Владимира 2-й степени. Маленькая деталь, перечеркивающая всю доказательную базу Горшмана, поскольку А. А. Лехнер не имел ордена Святого Станислава 1-й степени, а орденом Святого Владимира 2-й степени был награжден в 1828 году задолго до получения ордена Белого Орла (1844). На портрете же неизвестного генерала мы видим орден Белого Орла при шейном кресте ордена Святого Владимира 3-й степени.
В той же статье для подтверждения правильности своей атрибуции Горшман помещает литографию Иозефа фон Крихубера с изображением генерала Лехнера, обнаруженную им в «книге об инженерном управлении в России первой половины XIX века». В указанной Горшманом книге такого портрета не оказалось, зато он очень похож на раскрашенную литографию Крихубера, находящуюся в Государственном архиве Российской Федерации. Поскольку литография, приведенная Горшманом, не цветная и отличить на ней звезду ордена Святого Станислава 1-й степени от звезды ордена Святого Владимира 2-й степени невозможно, перерисовка потребовалась Горшману для придания портретного сходства с атрибутированным им «портретом А. А. Лехнера».
Вышеперечисленные факты наглядно показывают, как Горшман для подтверждения выдуманных им фактов биографий перерисовывает порт­реты, внося в них необходимые изменения.
Ранее Горшмана уже уличали в сочинении нескольких «архивных документов», опуб­ликованных им в 7-м томе Российского архива под общим заголовком «Об установлении места погребения бригаднаго командира 22-й пехотной дивизии генерал-майора Ивана Степановича Кутузова, умершаго от ран полученных в сражении под Лейпцигом 6-го октября 1813 г.», чтобы доказать производство И. С. Кутузова в генерал-майоры, поскольку биография этого «генерала» была помещена Горшманом в том же сборнике в «Словаре русских генералов…». С подробным разбором данной фальсификации желающие могут ознакомиться в сборнике малоярославецких конференций, в № 2 журнала «Отечественные архивы» за 2003 год или на сайте интернет-проекта «1812 год».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию