Поиск
  • 21.06.2017
  • Летописец
  • Автор Галина Аркадьевна Степанова

Постановка драматической хроники А. Н. Островского «Тушино»

Постановка драматической хроники А. Н. Островского «Тушино»

Постановка драматической хроники А. Н. Островского «Тушино»


В середине 1860-х годов Александр Николаевич Островский обращается к истории Смутного времени: в 1866 году пишет две драматические хроники — «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» и «Тушино», а затем в сотрудничестве с известным историком и театральным деятелем С. А. Гедеоновым — историческую драму из времен Ивана Грозного «Василиса Мелентьева». Критик либеральной газеты «Голос» отмечал: «В обществе и в печати довольно распространено мнение, что «Тушино» — слабейшая из драматичес­ких хроник г. Островского. Мы не разделяем этого мнения, <…> эпоха тушинского вора начерчена автором мастерски. <…> Что касается Василия Шуйского и тушинского вора, то характеры их изображены совершенно верно истории». Главное достоинство хроники критик видел в «эпическом изображении эпохи» и с похвалой отзывался о колоритнос­ти и «определенности» характеров Николая и Максима Редриковых. «Рядом с братьями Редриковыми на ту же ступень главного действующего лица поставлена дочь ростовского воеводы Сеитова Людмила — новая попытка со стороны г. Островского нарисовать идеальную русскую женщину. Людмила — натура блестящая в полном смысле этого слова: своевольная, капризная, но умная, способная, страстная, великодушная».Максим Редриков (Игорь Стам)
На сцене хроника была одновременно поставлена в Москве и в Петербурге. 23 нояб­ря 1867 года в Малом театре (в бенефис В. И. Живокини) роли исполняли П. М. Садовский (Сеитов), Г. Н. Федотова (Людмила), И. В. Самарин (Дементий Редриков), П. Г. Степанов (Шуйский), В. И. Живокини (Скуратов). В Александринском театре (в бенефис Л. Л. Леонидова) в спектак­ле выступили П. В. Васильев (Шуйский), П. И. Зуб­ров (Скуратов), Н. Ф. Сазонов, который, по оценке самого драматурга, «в роли молодого Редрикова <…> обнаружил много нежности, много искреннего чувства». Пьеса «Тушино» ставилась редко, в период с 1875 по 1917 год — всего пять раз, а потом и вовсе была забыта. Не лучшим образом судьба обошлась и с хроникой «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский». Больше повезло «Василисе Меленьтьевой», время от времени появляющейся на театральных подмостках. В позапрошлом сезоне Малый театр вернул на отечественную сцену «Дмитрия Самозванца». В нынешнем сезоне историческую справедливость по отношению к классику восстановил Московский государственный историко-этнографический театр, поставив «Тушино». Это — пьеса о временах великой смуты на Руси, когда в Москве правил царь Василий Шуйский, а в Тушино — Лжедмит­рий II.
Ян Сапега (Антон Парамонов)Напомним исторические реалии. Вскоре после убийства Лжедмитрия I пошли слухи о его чудесном спасении. Тело Самозванца, изувеченное до неузнаваемости, сожгли, пеп­лом выстрелили в сторону Польши, откуда он и явился. Через неделю в Москве появились «подметные грамоты», писаные якобы спасшимся «царем». В воцарении нового самозванца были заинтересованы многие общественные силы, недовольные властью Василия Шуйского. Сведения о происхождении Лжедмитрия II весьма противоречивы, прошлое его темно. Народ назвал этого ложного царя «вором», а когда в начале июня 1608 года его войско расположилось лагерем в Тушине, — «Тушинским вором». Взять Москву ему не удалось, и Тушино стало временной столицей «царя Дмитрия». В сентябре к нему прибыла вдова первого Лжедмитрия Марина Мнишек, «признавшая» в нем своего супруга. Для них был создан дворцовый штат по образцу мос­ковского. Из противников Шуйского в Тушине сложилась своя боярская дума, имелся даже свой патриарх. В стране фактически возникло двоевластие. Но вскоре ссоры и распри в окружении ложного царя привели к низвержению и этого самозваного российского правителя. В декабре 1610 года Лжедмитрия II убил на охоте татарин Урусов, мстивший за казнь Касимовского царя.Людмила (Светлана Американцева) с отцом (Павел Суетин)
Однако в центре «хроники смутного времени» А. Н. Островского не главные участники событий — Дмитрий Самозванец, Василий и Дмитрий Шуйские (хотя эти персонажи тоже присутствуют), а судьба маленького человека в кровавую братоубийственную эпоху. «Тушино» — трагическая история двух братьев, оказавшихся в двух враждебных лагерях (один у Василия Шуйского, другой у Дмит­рия Самозванца). Пьеса написана в стихах, наподобие пушкинского «Бориса Годунова», красивым поэтическим языком, а в исполнении актеров Московского историко-этнографического театра, имеющих опыт работы с поэтическими и музыкальными текстами, как оказалось, — языком еще и очень легким, «летящим». Наиболее яркие постановки этого коллектива — «Русский календарь», «Ярмарка начала века», «Казачье действо», «Шиш московский» Б. В. Шергина, «Час воли Божией» Н. С. Лескова, «Песнь судьбы» А. А. Блока, серия спектак­лей по русским народным сказкам («Морской царь и Василиса Премудрая», «Сказка об Иване-царевиче и сером волке», «Финист — Ясный Сокол»). Среди крупных постановочных проектов, осуществленных театром, — «Свеча земли русской» в Высокопетровском монастыре, «Измайловский остров» в родовой усадьбе Романовых, «Буди ко мне, братия, во Москву» — историческое действо к 850-летию Москвы, а также «Посадник» А. К. Толстого в Георгиевском соборе новгородского Юрьева монастыря, ночной спектакль под открытым небом на Бежином лугу «Туда, туда в раздольные поля» по «Запискам охотника» И. С. Тургенева, историческое действо «Семен Дежнев» в Анадыре. Свое­образной «генеральной репетицией» перед работой над хроникой А. Н. Островского стал спектакль «Комедь 17 века» — «историко-этнографическое полотно» «О скоморохе Филипке, о гусаке, о спеси, а кстати, и о бороде боярской» — подлинная энциклопедия жизни Москвы в допетровскую эпоху. В населенной множеством разнохарактерных персонажей пьесе главный герой — живой язык москвичей XVII века, «меткое московское слово».
Финальная сцена: братья Редриковы прощают друг друга (Николай Редриков — Роман Булатов)Идею постановки хроники «Тушино» режиссер Михаил Мизюков вынашивал несколько лет. Московский государственный историко-этнографический театр был создан в 1988 году выпускниками Театрального училища имени М. С. Щепкина при Малом теат­ре. Исторические реалии и этнографичес­кие подробности интересовали режиссера не меньше, чем психологическая достоверность характеров. В спектакле немало актерских удач. В первую очередь это касается исполнителей двух главных ролей — выпускника училища 2005 года Романа Булатова (Николай Редриков) и более опытного Игоря Стама (Максим Редриков), тоже щепкинца, за плечами которого роли в «Ленкоме» и в Российском академическом молодежном театре. Максим Редриков — гордый, своевольный, задиристый московский дворянин, живущий по принципу «береги честь смолоду». Ростовский воевода Сеитов повелел выгнать дворянское семейство с постоялого двора, чтобы самому разместиться здесь с комфортом. Вот начало поселившейся в сердце Максима обиды, которая начинает управлять всеми его делами и поступками и в конце концов приводит в стан Тушинского вора. Николай — младший, «моленный» сынок — мягкий, романтически влюбленный в дочь Сеитова Людмилу. Братья искренне привязаны друг к другу — тем трагичнее их обреченность воевать друг против друга.
Действие пьесы происходит в сентябре-октябре 1608 года на Владимирской дороге, в стане Шуйского на Пресне, у Никольских ворот в Москве, в Тушино, у стен Троицкого монастыря, в Ростове. В ней множество персонажей — дворяне, бояре, князья, воеводы, атаманы, разбойники, священники, скоморохи… В спектакле участвует вся труппа теат­ра, поэтому зрелище получилось масштабным, многонаселенным, многокрасочным. Сценическое оформление достаточно условно. Деревянная изба становится царскими покоями, площадью, помостом, по которому в конце спектакля герои уходят на смерть (сценография Сергея Топоркова). Костюмы, точно соответствующие эпохе, выдержаны в багрово-красных тонах, что придает атмосфере спектакля беспокойную, тревожную ноту (художник по костюмам Наталья Михайлова). Звучат монастырские распевы XVI века в исполнении хоров Мос­ковской Патриархии «Древнерусский распев», Свято-Данилова монастыря, женского Тихвинского монастыря и фрагменты произведений Кшиштофа Пендерецкого — польского классика ХХ века.
В заключение скажем, что 19 января 2010 года художественный руководитель Московского государственного историко-этнографического театра Михаил Мизюков за спектакль «Тушино» удостоился премии «Имперская культура». Эта премия, учрежденная Союзом писателей России, фондом святителя Иоанна Златоуста, журналом «Новая книга России» и ИИПК «Ихтиос» вручается уже в течение десяти лет тем представителям современной отечественной культуры, «кто посвятил себя духовному служению своему народу, русской культуре и ее традициям», «кто занят просветительской деятельностью и деятельностью во благо своего Отечества».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию