Поиск

По старой Можайской…

По старой Можайской…

По старой Можайской…


Есть такие памятники истории, о которых в нашей стране наверняка знает каждый образованный человек. Одним из них являетсяАрка на Можайском шоссе в Одинцове с надписью: «Старая Смоленская дорога». Фотография автора. 2010 годстарая Можайская дорога, получившая свое название от города Можайс­ка, куда она вела из Москвы. О ней мы узнаем еще в детские годы из школьных учебников, художественной литературы, кинофильмов. Общеизвестно, что старая Можайская дорога, по которой проложили в прошлом веке Можайское шоссе, — это участок старой Смоленской дороги. В городе Одинцово Московской области недавно даже установили над Можайским шоссе металлическую арку с надписью: «Старая Смоленская дорога».
Со времени возникновения Можайской дороги кто только ни путешествовал по ней. Повозки, подводы, брички, пролетки, сани, кибитки… Московские цари отправлялись по этому тракту на богомолье в монастыри Саввино-Сторожевский под Звенигородом и в Лужецкий Ферапонтов, что в Можайске. Курсировали бояре и стольники, мчались с указами царские гонцы, прибывали в столицу и убывали назад иноземные послы, тянулись купеческие обозы… Для большинства же из нас Можайская дорога ассоциируется почти исключительно с Отечественной войной 1812 года — по ней захватчики бесславно покидали выгоревшую Москву.
А в 1941 году по старой Смоленской дороге к Москве рвались другие захватчики — немецко-фашистские. Однако в ходе Ржевско-Вяземской операции они были отброшены. Гитлеровскую армию вслед за наполеоновской постигла аналогичная бесславная участь — бежать тем же путем, каким нагрянула…
В начале ХХ века Можайская дорога представляла собой обычную грунтовку. В 1920-х годах ее начали укреплять щебенкой. Приобретя твердое покрытие до Можайска, дорога стала Можайским шоссе. После завершения в 1954 году строительства новой автомагистрали Москва-Минск-Брест Можайское шоссе утратило свое прежнее значение и отныне использовалось в основном для внутриобластных сообщений. В наши дни на многих участках от Можайска до Смоленска оно напоминает рядовой проселок, а от Гагарина (Гжатска) до Вязьмы дорога заросла деревьями и кус­тарником, так что не прослеживается даже в виде лесных просек.
Прокладка Можайского шоссе в рабочем поселке Одинцово. Фотография 1927 года (из фонда Одинцовского краеведческого музея)Весьма примечательно, что название «старая Можайская (или Смоленская) дорога» для участка от Москвы до Можайска вошло в употребление лишь в прошлом веке. В «Книге Большому Чертежу», работа над которой началась в первой половине XVI столетия, ни Смоленская дорога, ни ее составная часть — Можайская — еще не «старые» (что и понятно). Вот два фрагмента текста: «А река Нара вытекла по Можайской дороге от озера близко от реки от Моск­вы»; «По Смоленской дороге от царствующего града Моск­вы до Можайска 90 верст, а от Можайска до Вязьмы 80 верст». В межевых и переписных книгах XVII-XVIII веков Можайская дорога именуется «большой», а в XIX веке — Можайским трактом, что в принципе одно и то же. Л. Н. Толстой в «Вой­не и мире» также называл дорогу «большой Можайской». Название «старая Смоленская дорога» он использовал всего два раза в третьем и четвертом томах романа, где описаны события, происходившие во время отступления французской армии от Можайска к Смоленску. Однако старая Можайская дорога — не по названию, а фактически — существовала задолго до появления «нынешней старой». Об этом — наш рассказ.

* * *
Наиболее раннее документальное свидетельство о Можайской дороге относится к XV веку. По ней 21 января 1476 года из Моск­вы в Смоленск выехал венецианский посол Амброджо (Амвросий) Контарини, который по поручению Венецианской рес­публики вел переговоры в Польше и Персии о противодействии возрастающему могуществу турок. В 1487-м в Венеции он издал книгу «Путешествие в Персию», где, в частности, писал: «Государь (Иван III. — В. Р.) дал нам проводника с повелением менять его от места до места. К вечеру остановились мы в небольшой плохой деревушке (по-видимому, в Вяземах. — В. Р.), и хотя я знал наперед, что мне придется вытерпеть в пути множество хлопот и беспокойства как по причине стужи и снегов, так равно и потому, что дорога наша шла почти беспрерывно лесом, однако я презрел всеми этими не­удобствами и решился без малейшего страха ехать день и ночь, столь велико было мое нетерпение выбраться поскорее из этих стран. 22 числа оставили мы означенную деревушку и, продолжая при сильной стуже безостановочно путь свой по лесам, прибыли 27 числа в небольшой город, именуемый Вязьмою. Тут переменили мы проводника и, отправившись с ним далее, достигли другого города, называемого Смоленском, где также взяли нового проводника. <…> Иног­да попадались нам по дороге маленькие деревушки (видимо, и Можайск Контарини принял всего лишь за «деревушку». — В. Р.), в которые мы заезжали для отдыха; чаще же проводили ночь в лесу. В полдень останавливались мы для обеда и почти всегда находили на снегу остатки разведенного огня, забытого, вероятно, путниками, прежде нас тут бывшими, а также проруби во льду для лошадей и разные другие признаки недавнего ночлега».С. фон Герберштейн в одеянии, пожалованном ему Великим князем Московским Василием Иоанновичем. Иллюстрация из книги Герберштейна «Записки о московских делах». (СПб., 1908)
Любопытные сведения о Можайской дороге находим в книге «Записки о Московии» (1549) немецкого дипломата Зигмунда (Сигизмунда) фон Герберштейна, посетившего Москву в 1516-1517 и 1525-1526 годах. В сравнении с дорогами польско-венгерского пограничья, где Герберштейн подвергся нападению, дороги в Москву оказались небезопасны по другой причине — своей неустроенности. О первом путешествии он пишет: «Ручьи, не удерживаемые берегами, разливали ужасную массу воды, так что переправиться через них можно было только с величайшими усилиями и с опаснос­тью. Ибо мосты, сделанные за час, за два или за три, всплывали от разлития вод».
Отмеченная выше неустроенность Можайской дороги и практическое отсутствие сел на ее протяжении от Москвы к Можайску говорят о том, что данный маршрут появился незадолго до посещения России Контарини и Герберштейном, то есть примерно в середине XV века. Однако езжалый путь из Москвы в Можайск должен был существовать намного раньше указанного времени. Можайск впервые упоминается в Никоновской летописи под 1231 годом. Трудно представить, что между ним и Москвой тогда не было надежного сообщения. В 1303 году город входит в состав Московского княжества, в 1389-м становится центром удельного княжества, важным форпостом на западных подступах к Москве. Таковыми являлись также Звенигород и Руза. Уже в XII веке на берегу реки Рузы возводятся деревянные оборонительные сооружения. Укрепленные города Можайск, Руза и Звенигород не могли появиться в глухих безлюдных местах — они должны были возникнуть именно на дорогах, по которым и ожидались набеги с запада на Москву. На Можайском направлении такой дорогой могла быть лишь старая (по отношению к большой — нынешней старой) Можайская, проходившая вдоль левого пологого берега Москвы-реки вблизи обжитых сел и деревень. Еще одно соображение на сей счет: в XIV веке в московском посаде возникло Загородье — местность к северу от реки Неглинной; в то время через Загородье пролегало несколько дорог, ставших впоследствии московскими улицами, среди них — Смоленская.
На существование в прошлом дороги, ведущей вдоль левого берега Москвы-реки из Можайска в Москву, находим указание в «Историческом описании Саввино-Сторожевского монастыря»: «Во время Литовских набегов на этой горе (Стороже у Звенигорода. — В. Р.) стояла воинская стража для наблюдения за движением неприятелей, которые проходили к Москве по старой Смоленской дороге, за Можайском уклонявшейся влево к Звенигороду»; «Дорога Смоленская разделялась от Можайска на две: одна шла по тому же направлению, как и нынешняя (то есть большая. — В. Р.) Можайская дорога, другая сворачивала с Вязем на Першин или Введенское и составляла кривую линию по берегу Москвы-реки». Однако здесь маршрут старой Смоленской дороги от Можайска до Звенигорода и далее до Москвы не обозначен перечислением населенных пунктов, через которые она проходила. Надо полагать, ее трасса оставалась для автора «Исторического описания…» загадкой — иначе, учитывая важность этого маршрута для истории Саввино-Сторожевского монастыря, он обязательно его указал бы.
О том, что в XVIII веке вдоль левого берега Москвы-реки пролегала дорога от Можайс­ка в Москву, свидетельствует российский историк немецкого происхождения академик Герард Фридрих Миллер (1705-1783). В июле 1778 года он совершил поездку по городам Московской губернии, в том числе посетил Можайск, Звенигород и Рузу. Свое путешест­вие Миллер начал, как он пишет, по «большой Можайской дороге». «Можайская дорога начинается при Дорогомиловском мосте. Сим мостом ездят через реку Москву, которая в вешнее время гораздо шире, нежели теперь, почему и мост не всегда одинаковую меру имеет. <…> Он составлен из бревен, между собой сплоченных, кои лежат на воде, и сие живым мостом называется. До сих мест простирается Смоленское предместье города Москвы, а по ту сторону моста находится Дорогомиловская слобода и Смоленская ямская слобода»8. За Смоленской слободой лежало Голенищево, оно же Троицкое, на речке Сетуни. Далее в 10 верстах от Москвы — село Спасское, также на Сетуни. Потом шли деревня Мамоново, село Одинцово, два села по обе стороны дороги наискось одно от другого — «Яшкино» (Яскино) и Покровское. За ними деревня Ядрынки, село «Першусово» (Перхушково), а в девяти верстах от него — село Вязема с почтовым станом. Далее следуют деревни Касарка, Подлипки, село Кубинское, деревни Иконниково, Нара, село Крымское, деревни Ляхово, Каппань, Шалковка, Землино, Маденовка, село Пушкино, деревня Рылково и за ней в 99 верстах от Моск­вы — город Можайск на речке Можайке, впадающей недалеко оттуда в реку Москву. Описанная трасса большой Можайской дороги в основном совпадает с трассой нынешнего Можайского шоссе.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию