Поиск

Градостроители

Градостроители

Градостроители


Лидия Михайловна Букалова. Фотография 1950-х годовИсторические исследования персональной практики зодчих первой половины и середины ХХ векаАбрам Соломонович Смолицкий.  Фотография 1943­–1944 годовпроводились уже не раз, но очень ограниченно. В основном речь шла о творчестве всем известных авторов. Однако за границами публикаций остался анализ работы менее известных архитекторов, возводивших новые города в нашей стране. К таким мастерам относятся Лидия Михайловна Букалова и Абрам Соломонович Смолицкий. Они принадлежали к плеяде архитекторов-новаторов, заложивших основу отечественного градостроительного искусства и воспитавших не одно поколение молодых архитекторов.
Л. М. Букалова и А. С. Смолицкий работали в непростую историческую эпоху — 1930-1960-е годы. Страна бурно модернизировалась; время требовало реконструкции не только отдельных зданий, но и строительст­ва целых городов, зачастую — на неосвоенных территориях.
Сегодня немногочисленные постройки Букаловой и Смолицкого теряются среди массы более поздних, а их идейные установки кажутся само собой разумеющимися. Но в свое время каждый проект этих авторов ожидался с нетерпением и вызывал горячие споры: зодчие искали новые пути развития градостроительства.
Лидия Михайловна Букалова родилась в 1907 году в Щелкове Московской области. Ее мать, Наталья Воронцова, была дочерью крупного московского домовладельца мещанина Федора Воронцова, отец, Михаил Букалов, служил главным мастером на хлопчатобумажной фабрике. В семье росло пятеро детей. Поначалу все складывалось благополучно, но с рождением последнего ребенка умирает мать, а вскоре от тифа — и отец.
Сирот при содействии Марии Ильиничны Ульяновой определили в Московскую опытно-показательную школу-коммуну имени О. Б. Лепешинской (МОПШИК). Заведение славилось лучшими в те времена педагогами: Березанская, Перышкин, Киселев, Химова. По их учебникам более 30 лет обучалась советская молодежь. Немало выпускников школы стали известными деятелями науки и культуры.
Лида Букалова окончила МОПШИК с отличием в 1925 году. Обладая не­заурядными способностями в об­ласти живописи, рисунка и физико-математических дисциплин, сразу же поступила на архитектурный факультет Высших художественно-технических мастерс­ких (ВХУТЕМАС). Там и встретила Абрама Смолицкого.
Дом на Мясницкой, в котором находился ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН (архитектор В. И. Баженов). Фотография конца ХХ векаАбрам Соломонович Смолицкий родился в 1906 году на Украине. Отец был банковским служащим, мать — портнихой. Абрам и его сестра Роза обладали хорошими музыкальными данными и мечтали об артистической карьере. Однако родители категорически возражали против их выбора. Роза получила диплом архитектурно-строительного техникума, Абрам после окончания училища работал помощником декоратора в театральной мас­терской. В 1922 году он приехал в Моск­ву и сдал экзамены в строительный техникум на архитектурное отделение. Трудился на стройке сначала рабочим, затем десятником, техником. В 1926 году поступил во ВХУТЕМАС (ВХУТЕИН).
В студенческие годы Лида и Абрам жили в общежитии ВХУТЕМАСа на Мясницкой, рядом с училищем. Два восьми­этажных дома красного кирпича под № 21, построенные в 1912 году, прославились тем, что на протяжении всего ХХ века в них обитали известные люди, в числе которых — художник-иллюстратор и гравер В. А. Фаворский, скульпторы А. В. Бабичев и Б. Д. Королев, художники Ф. А. Малявин, В. В. Кандинский, И. Рахилло, Л. О. Пастернак, И. Э. Грабарь, А. А. Дейнека, А. Д. Древин, Н. А. Ушакова, Р. Р. Фальк, А. М. Родченко, В. Степанова, Ю. А. Лабас. Здесь жили поэт В. В. Хлебников, композитор Д. Д. Шостакович, художники Н. А. Соколов, С. В. Малютин, Н. А. Касаткин, А. Е. Архипов, архитектор В. Н. Семенов.
В настоящее время комплекс зданий вместе с домом Юшкова, где располагалось училище, является памятником культурного наследия Москвы.
Вся студенческая жизнь Л. Букаловой и А. Смолицкого связана с этим местом. Лидия была комсомольским лидером. Студенты жили дружно: сообща готовились к экзаменам и сдаче курсовых проектов, устраивали праздники, участвовали в диспутах, каникулы проводили в Крыму.
На основном отделении ВХУТЕМАСа для начальных курсов были введены новые дисциплины. По воспоминаниям А. С. Смолицкого, «суть этих предметов заключалась в развитии у учащихся активного стремления к творческим поискам, самостоятельности в учебной работе, в изучении закономернос­тей искусства, в глубоком овладении обще­художественными принципами, в создании цельных композиций (решенных в органическом единстве формы и содержания в соответствии с возможностями того или иного материала). Разделы этого цикла <…> следующие: пространственный концентр, об­ъемный концентр, цветовой концентр, графический концентр. Каждый из них был очень емким и содержал ряд практических работ и упражнений. Комплекс дисциплин основного отделения выделял ВХУТЕМАС в неповторимое по своему значению учебное заведение с творческими устремлениями, призванное сыграть огромную роль в формировании и подготовке кадров, особенно будущих архитекторов и градостроителей, способных активно участ­вовать в социальном и эстетическом преобразовании и воспитании нового общества. Это было грандиозно!».
Имена тогдашних преподавателей вошли в историю мировой культуры: академики архитектуры братья Веснины, А. В. Щусев и И. В. Жолтовский, профессора Н. А. Ладовский и В. Ф. Кринский, их ученики И. В. Ламцов, М. П. Коржев и М. А. Туркус, братья Голосовы, М. Я. Гинзбург, Н. В. Докучаев, Н. Д. Колли, К. С. Мельников, И. В. Рыльский, В. Н. Семенов. Технические дисцип­лины преподавали инженеры-новаторы: по железобетонным конструкциям — А. Ф. Лолейт, по деревянным и металлическим — Н. К. Лахтин, по строительной механике — М. М. Филоненко-Бородич, по физике — Н. Т. Федоров, по математике — Н. И. Вайсфельд; по социологии — П. И. Новицкий (ректор ВХУТЕИНа).
А. С. Смолицкий писал: «Был предложен новый метод начального обучения архитектурно-пространственной композиции — пропедевтика. На архитектурном, живописном и скульптурном факультетах были разработаны и введены пропедевтические художественные дисциплины: «Пространство» (руководители В. Кринский, Н. Ладовский, Н. Докучаев), «Объем» (руководители А. Лавинский, Б. Королев, А. Бабичев), «Цвет» (Л. Попова, А. Веснин), «Графика» (А. Родченко).
ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН стал важным цент­ром взаимодействия различных видов искусства. Пришедшие в этот вуз сторонники художественного авангарда, разрабатывая и внедряя новую методику преподавания, не просто искали передовые формы обучения студентов профессиональным приемам и средствам художественной выразительности, педагоги вырабатывали эти приемы и средства непосредственно в ходе учебного процесса. ВХУТЕМАС стал важным центром создания нового профессионального языка — нового стиля архитектуры и дизайна».
Студенты архитектурного факультета обучались в трех мастерских под руководством избранных ими руководителей — И. В. Жолтовского, А. В. Щусева, И. В. Рыльского. Позднее по инициативе студентов мастерской Жолтовского появилась еще одна мастерская — коллективная, под руководством Н. А. Ладовского, В. Ф. Кринского и Н. В. Докучаева, которые в 1921 году стали профессорами архитектурного факультета.
На рубеже 1920-1930-х годов начали складываться объединения, творческую программу которых определяло градостроительство. В нояб­ре 1928-го группа членов Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА) во главе с ее основателем Н. А. Ладовским создала Объединение архитекторов-урбанистов (АРУ), выд­винув на первое место вопросы планировки.
Лидия Михайловна Букалова выбрала мас­терскую Н. А. Ладовского. Ее привлекал новаторский подход к архитектуре в условиях развития техники и изменения социальных основ жизни. А. С. Смолицкий проходил обучение у И. В. Рыльского.
В 1930 году Л. М. Букалова и А. С. Смолицкий успешно закончили вуз. К этому времени уже появился Архитектурно-строительный институт (АСИ). Лидии Михайловне предложили поступить туда в аспирантуру. Поступила, но диссертацию защищать не стала — ее привлекала практическая работа.
После института обоих молодых специалис­тов направили по комсомольской путевке в проектный отдел Управления строительства и проектирования города Сталинграда. Они участвовали в конкурсе на создание проекта нового типа жилого дома-коммуны — комбината на 500 человек с обобществленным бытом. Проект в 1930-1931 годах был реализован в Сталинграде (район завода «Баррикады») и рекомендован к строительству в других городах.А. С. Смолицкий. Макет (1936) и жилые районы (1939–1940) Магнитогорска
В 1931 году в стране учредили новую организацию — Всесоюзный трест «Горстройпроект» Наркомтяжпрома ВСНХ СССР для проектирования и строи­тельства городов-гигантов индустрии первых пятилеток. Туда перевели Л. М. Букалову и А. С. Смолицкого, там они и работали до начала Великой Отечественной войны над проектированием новых городов: Магнитогорска (левобережного района), Новокузнецка (до 1961-го года Сталинск-Кузнецк), Кемерово, Прокопьевска, Анжеро-Судженска, Орска, Новотроицка, Новомосковска (до 1934 года Бобрики) и других.
Смолицкий во время Великой Отечественной войны от брони, положенной архитекторам, отказался и служил сначала старшим инженером маскировки в саперных войсках, а затем — начальником маскировочной службы в авиации. Лидия Михайловна с Горстройпроектом эвакуировалась на Урал. После войны супруги трудились в Академии архитектуры СССР над проектом восстановления Ялты.
Союз архитекторов объявил конкурс на лучшую реконструкцию центра этого курортного города. Было представлено три проекта — А. К. Бурова, А. С. Смолицкий. Макет (1936) и жилые районы (1939–1940) МагнитогорскаА. С. Смолицкого и Л. М. Букаловой, В. М. Лебедева и П. П. Штеллера. Самой дискуссионной оказалась концепция А. К. Бурова. Ее поддержал начальник Управления планировки и застройки городов Комитета по делам архитектуры В. В. Бабуров, назвавший проект «форпостом современной практической деятельности», «соприкосновением с будущим». Однако секретарь Академии архитектуры архитектор Н. П. Былинкин назвал работу Бурова «проекцией американского курорта на рельеф и быт Ялты». Автора обвиняли в том, что он не создавал специальную концепцию под данный город, а шел от уже имеющейся идеи, для реализации которой ему был нужен город у моря. Кроме того, проект вызвал и идеологические сомнения. Казалось бы, застройка набережной высокими зданиями на фоне гор — блес­тящее объемно-пространственное решение: вдоль набережной стоят восемь десятиэтажных отелей-башен, набережная расширяется за счет моря, под ней — тоннель для автомобилей. Однако такая планировка не нашла поддержки у общественности, ибо появилась «не вовремя»: идея оказалась аналогичной «Плану Вуазен» — проекту реконструкции цент­ра Парижа, автор которой, архитектор Ле Корбюзье, рассматривал город как символ борьбы человека с природой. Традиционная отечественная практика реконструкции курортных городов не могла принять этот тезис.
Смолицкий и Букалова избрали более точный путь — продолжили традиции историчес­кой Ялты, что и стало главным достоинством их проекта. В основном дачная, то есть индивидуальная застройка, расположившаяся на природном рельефе, гармонично сочеталась с естественным фоном — горным хребтом, поросшим лесом. Архитекторы показали наглядный пример бережной реконструкции старого русского города, дополнив общую картину живописной панорамой. При этом учитывались наиболее серьезные научные выводы в области градостроительства и одновременно сохранялся авторский художественный стиль.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию