Поиск

Елена и Мария

Елена и Мария

Елена и Мария


В. В. Матэ. Елена Дмитриевна Поленова. Гравюра. Начало 1890-х годовОбе они принадлежали к знаменитым династиям — Поленовых-Львовых и Якунчиковых-Мамонтовых.Мария Васильевна Якунчикова. Фотография 1890-х годовПрадедом Е. Д. Поленовой по линии матери был Николай Александрович Львов (1751-1803/04) — академик, талантливый архитектор, писатель, музыкант, собиратель фольклора, а прадедом по линии отца — Алексей Яковлевич Поленов (1738-1816), историк, просветитель, автор труда «О крепостном состоянии в России». Мать Елены, Мария Алексеевна Поленова (1816-1896), написала детскую книгу «Лето в Царском Селе», выдержавшую пять изданий. Будучи способной художницей-любительницей, она давала первые уроки рисования своим детям. Отец, Дмитрий Васильевич Поленов (1806-1878), — историк, библиограф, член-корреспондент Петербургской Академии наук, с детства занимался с сыновьями и дочерьми историей, прививая им стремление изучать памятники древнерусской культуры.
В 1882 году дворянский род Поленовых породнился с купеческим родом Якунчиковых: сводная сестра М. В. Якунчиковой Наталья Васильевна вышла замуж за художника Василия Дмитриевича Поленова (1844-1927) — старшего брата Елены Дмитриевны. Однако духовное и эстетическое влияние Поленовых-Львовых Маша Якунчикова испытала задолго до того, еще в раннем детстве. Ее отец, Василий Иванович Якунчиков (1827-1907), известный мос­ковский промышленник и меценат, приобрел в 1864 году для своей жены Зинаиды Николаевны Якунчиковой (урожденной Мамонтовой) усадьбу Введенское в окрестностях подмосковного Звенигорода. С тех пор многочисленная семья Якунчиковых с ранней весны до поздней осени жила в великолепном двухэтажном дворце, возвышающемся на высоком берегу реки и со всех сторон окруженном вековыми лесами. Этот шедевр русской архитектуры был возведен в конце XVIII века Н. А. Львовым — прадедом Елены Дмитриевны Поленовой.
Введенское с его гармонией природы и архитектуры стало духовной, поэтической и художест­венной родиной Марии Якунчиковой. Здесь она впервые серьезно увлеклась рисованием и стала брать уроки живописи у художника-педагога Н. А. Мартынова. В 1885 году Мария поступает вольнослушательницей в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а вскоре тесно сближается с семьей Поленовых и становится неизменной участницей поленовских рисовальных вечеров, где работает вместе с В. А. Серовым, И. И. Левитаном, И. С. Остроуховым, М. А. Врубелем, братьями В. М. и А. М. Васнецовыми и К. А. и С. А. Коровиными. Сохранившиеся ее работы 1887-1889 годов, сделанные на этих знаменитых вечерах, которые брат и сест­ра В. Д. и Е. Д. Поленовы организовали в своем московском доме, отмечены уверенностью и раскованностью рисунка, умением передать эмоциональное состояние персонажей. Марию Якунчикову очаровывает царившая здесь атмосфера творческого вдохновения. Но особенно доверительные и заинтересованные отношения связывают ее с Е. Д. Поленовой. Как отмечали все близко знавшие художницу, она обладала особым даром внушать людям веру в себя, направлять и воодушевлять их. Это юная Маша Якунчикова сразу же почувствовала на себе и всегда чувствовала впоследствии.
Е. Д. Поленова. Подсолнухи. Холст, масло. 1885 год. Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В. Д. ПоленоваВторая половина 1880-х годов (время наиболее насыщенных отношений между Поленовой и Якунчиковой) оказалась чрезвычайно плодотворной в творчестве Елены Дмитриевны. Тогда ею было создано более ста акварельных пейзажей, с неизменным успехом экспонировавшихся на выставках в Петербурге и Москве и высоко оцененных И. Е. Репиным, П. П. Чистяковым, П. М. Третьяковым — последний приобретал их для своей галереи. Якунчикова, восхищенная пейзажами Поленовой, самозабвенно работает вместе с ней на пленэре в Абрамцеве и Жуковке, на даче у Поленовых близ Мытищ, где проводит лето 1887 и 1888 годов. Дружескую неразлучность Елены и Марии в это время запечатлел Константин Коровин на полотне «За чайным столом» (1888).
Марию Якунчикову в начальный период творчества больше интересовали пейзажи с широким охватом натуры, с высоким небом и дальним горизонтом. Однако позже выработанная Поленовой оригинальная манера — останавливать в «первопланных» пейзажах свой взор на узорочье трав и цветов, на переплетении листьев, ветвей и стволов деревьев — нашла продолжение в картинах-панно Якунчиковой, выполненных маслом с выжиганием рисунка иглой по дереву: достаточно сравнить «Заводь в Абрамцеве» (1888), «Желтые цветы» (1885), «Подсолнухи» (1885), «Старый сад. Заросли» (1887) Елены Поленовой и «Весло» (1896), «Окно» (1896), «Осинка и елочка» (1896), «Каштановая аллея» (1899) Марии Якунчиковой.
Но не только поиски нового живописного языка волновали обеих художниц. Елене Дмитриевне была очень близка и дорога идея сохранения поэтических традиций народного творчества, в чем бы они ни проявлялись: в прикладном искусстве, старинной деревянной архитектуре, в сказках и прибаутках. В 1885 году она возглавила Абрамцевскую художественную столярно-резчицкую мас­терскую и вместе с Е. Г. Мамонтовой организовала там первый в России музей народного прикладного искусства. С присущей ей увлеченностью художника и основательностью исследователя Поленова изъездила полстраны, изучая особенности русской народной резьбы по дереву в различных губерниях. Крупные вещи зарисовывала в альбом, а все, что можно было приобрести — ковши, прялки, передки телег и саней и так далее, — привозила в музей. Собирательством и изучением народного прикладного искусства Елена Дмит­риевна увлекла многих членов Абрамцевского художественного кружка, но особенно Марию Якунчикову. За девять лет работы в художественно-резчицкой мас­терской Поленова создала более ста эскизов деревянных резных изделий (от шкатулок и ларчиков до целых мебельных гарнитуров), пользовавшихся огромной популярностью как в России, так и на Западе. Вершиной ее творчества в данной области прикладного искусства станет оригинальный проект двери в русском сказочном стиле, над которым художница работала с 1891 по 1894 год.
Пройдет пять лет, и в 1899 году М. В. Якунчикова вслед за своей подругой и наставницей также скажет свое слово в этом виде декоративно-прикладного искусства.М. В. Якунчикова. Окно. Выжигание по дереву, масло. 1896 год. Государственная Третьяковская галерея
В середине 1880-х годов еще одна сторона творчества Елены получит глубокое поэтически-философское развитие в живописи Марии. Речь идет об архитектурных пейзажах Якунчиковой.
Русской архитектурой, особенно старинным деревянным народным зодчеством, Елена Дмитриевна интересовалась с отроческих лет, когда вместе с родственниками проводила многие месяцы в родовом поместье Имоченцы Олонецкой губернии. Этот интерес возрос во время поездок по России в поисках экспонатов для Абрамцевского музея, когда Поленова изучала и воссоздавала эстетику не только русского орнамента, но и древнерусского деревянного зодчества, а также памятников устного народного творчества. Общаясь в отдаленных деревнях с крестьянами, Елена Дмитриевна записывала с их слов сказки, присказки и поговорки, отсутствовавшие в сборниках А. Н. Афанасьева и других изданиях. Здесь ее ждало не одно открытие. Так, записав в глухой северной деревне текст народной сказки «Сынко-Филипко», рассказывающей о мальчике, вырезанном из чурбанчика и оживленном любовью и теп­лом матери, она убедительно доказала, что данный сюжет является архетипическим для русской культуры, то есть не был заимствован из западноевропейских литературных источников.
Е. Д. Поленова первая в отечественной живописи создала целый ряд цветных иллюст­раций к русским народным сказкам. Осуществлению этого замысла она посвятила двенадцать лет жизни. Акварельные иллюстрации к сказкам «абрамцевского» периода выполнялись в 1886-1889 годах на глазах Марии Якунчиковой. Многие из них представляют органическое единство пейзажей русской природы, фантазий по мотивам национальных орнаментов и древнерусской деревянной архитектуры. На эту особенность «сказочных» акварелей Елены Поленовой, передающих «поэзию и аромат древнерусского склада», в свое время обратил внимание еще известный художественный и музыкальный критик В. В. Стасов. А современные исследователи считают, что участие Е. Д. Поленовой в формировании «неорусского стиля» в архитектуре неоспоримо. Причем оно было дополнено достижениями ее друзей и младших товарищей по творчеству — М. В. Якунчиковой, К. А. Коровиным, А. Я. Головиным, каждый из которых в той или иной степени испытал на себе влияние Поленовой.
Изображения русской архитектуры остались столь же замечательными в иллюстрациях Е. Д. Поленовой к сказкам второго, «кост­ромского», периода: панорама деревянного города (сказка «Отчего медведь стал куцый»), деревянное крылечко с северной резьбой и коньком на фоне водной глади (прибаутка «Сорока-ворона»), постройки, изукрашенные фантастическим орнаментом (сказки «Сынко-Филипко», «Плутоватый мужик», «Козлихина семья»)…

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию