Поиск

По Акишевской дороге, на речке на Самынке…

По Акишевской дороге, на речке на Самынке…

По Акишевской дороге, на речке на Самынке…


Схема расположения старинных поселений вблизи подмосковного села Одинцово (конец XVII — XVIII век). Составлена В. Н. РожковымМинуло уже почти 40 лет, как старинное подмосковное село Одинцово и располагавшаяся в полутора километрах от него деревня Акишево завершили свое существование. Много веков их связывала Акишевская дорога, следы и ориентиры которой еще кое-где видны. В прошлом столетии местные жители называли ее «грушок». Для акишевских крестьян она являлась главным путем во внешний мир. По этой дороге ходили они в сельский храм, детвора — в располагавшуюся вблизи храма школу; занимавшиеся изво­зом мужики выезжали по ней на Можайский тракт, чтобы следовать далее в Москву к Дорогомиловской заставе.
Акишевская дорога начиналась на Можайс­ком шоссе примерно в полукилометре от храма Гребневской иконы Божией Матери, что в городе Одинцове. Вдоль дороги рядом со старым селом в начале ХХ века сформировался рабочий поселок Одинцово. В его центральной час­ти дорога пересекала сначала Подушкинское, затем Красногорское шоссе и приводила к дачному поселку Красная Горка. Дальше начинались колхозные поля, а за ними виднелись первые дома деревни Акишево. В 1957 году, за десять лет до ее сноса, в ней числилось почти сто домов, в которых проживало более 1500 человек. Главная улица деревни тянулась вдоль неглубокого овражка, спускавшегося к Решетникову пруду — любимому месту отдыха окрестного населения.
Во второй половине XVII века до 1673 года сельцо Акишево было вотчиной двух стольников царя Алексея Михайловича — князя Степана Никитича Шаховского и представителя старинного дворянского рода Ивана Ивановича Стрешнева. Затем почти двести лет, вплоть до отмены крепостного права, Одинцово и Акишево входили в одну вотчину. Наверное, немного наберется в стране поселений, владельцы которых оставили столь яркий след в отечественной истории. С 1673 года сельцо, а затем и деревня принадлежали ближайшему советнику и другу царя Алексея Михайловича боярину А. С. Матвееву. В 1678 году в сельце Одинцове он построил деревянную церковь во имя священномученика Артемона, и село былопереименовано в «Артемоновское Адинцово тож». После трагической гибели боярина от рук взбунтовавшихся стрельцов вотчина переходит к его сыну — сподвижнику Петра I, дипломату, сенатору, президенту Юстиц-коллегии графу А. А. Матвееву. В 1735 году владельцем вотчины становится генерал-прокурор Сената граф П. И. Ягужинский, в 1760-м — родственник императ­рицы Елизаветы Петровны по материнской линии генерал-аншеф граф А. М. Ефимовский. В 1789 году вотчину приобретает сенатор граф А. Н. Зубов (отец светлейшего князя Платона Зубова — фаворита императ­рицы Екатерины II). После смерти А. Н. Зубова село и деревню наследует его суп­руга — графиня Е. В. Зубова, на средства которой в конце 1800 года вместо простоявшей более ста лет деревянной церкви был возведен каменный храм во имя Гребневской иконы Божией Матери. Следующая владелица Одинцова и Акишева — невестка Е. В. Зубовой, дочь генералиссимуса А. В. Суворова графиня Н. А. Зубова. Последним вотчинником в 1853 году стал князь Б. В. Мещерский.
Герб рода князей Шаховских. Из книги «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» (СПб., 1799—1840)После сноса деревни (1967) по ее главной улице проложили проезд, а в историческом цент­ре возвели две школы (ныне гимназии) № 7 и № 11 города Одинцово. Недалеко от них стоят старинные яблони и высокие тенистые липы, оставшиеся здесь от стародавних времен.
Герб дворянского рода Стрешневых. Из книги «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» (СПб., 1799—1840)В Акишево дорога не кончалась, она вела дальше к располагавшемуся на опушке леса дачному поселку с поэтическим названием «Верхнее Отрадное». Своим возникновением поселок обязан нефтепромышленникам К. Я. и Л. К. Зубаловым, более ста лет тому назад проложившим шоссе к своему загородному имению у деревни Калчуга на речке Медвенке. Со временем вдоль «Зубаловской дороги» (ныне это -Красногорское шоссе) стали приобретать участки и строить дачи состоятельные москвичи. После революции здесь отдыхали видные военные и чиновники.
Миновав дачный поселок, Акишевская дорога приводила на широкую лесную поляну с еще молодыми в середине прошлого века сосновыми посадками, далее спускалась вниз к заросшей кустарником речке Самынке. Как только ни писалось в литературе ее название: Самина, Самына, Самыня, Сомынка…. Редко кто в наши дни обратит внимание на струящуюся в зарослях речку, скорее похожую на ручей. А ведь сколько интересных исторических событий связано с ней! Наиболее раннее упоминание находим в донесении русских разведчиков, посылавшихся в сентябре 1618 года из Москвы по большой Звенигородской дороге навстречу отрядам польского королевича Владислава: «Проехали направо бором к Моск­ве реке и приехали на пустошь против Ильинского и Луцкого и стояли на той пустоши с час, рассматривали, и в Ильинском стреляли из пищалей. И <…> поехали подле Москвы реки к большой звенигородской дороге и доехали до речки Самыни, и бита сакма (конные следы. — В. Р.), езжено ново, подле реки Москвы на речке Самыни лошадей по 5 и по 6».
Безымянный проезд в третьем микрорайоне города Одинцово. 40 лет назад здесь проходила главная улица деревни Акишево. Фотография 2008 годаДавным-давно Самынка была более протяженной и полноводной; ее ширина, если судить по размерам сохранившегося старого русла, достигала едва ли не 50 метров. Писцовая книга начала XVII века свидетельствует, что истоки речки находились вблизи «сельца Яскино на пруде». Сельцо принадлежало тогда «Ондрею Иванову сыну Чепчюгову». В 1960-х годах с началом массового жилищного строительства в городе Одинцово гид­рологические условия бассейна Самынки стали заметно ухудшаться. Однако и в наши дни на обмелевшей речке насчитывается пять великолепных наполненных ее водами прудов. Кроме Решетникова пруда, из которого ныне Самынка вытекает, это лесной пруд вблизи деревни Подушкино, далее в полутора километрах — пруд на территории санатория «Барвиха», еще ниже по течению — Барвихинский пруд у так называемой Теплой горки и последний перед впадением Самынки в Москва-реку — пруд в дачном поселке недалеко от деревни Барвиха. Возможно, как раз о нем писал С. Т. Аксаков, вспоминая свой отдых в 1841 году: «Я жил все лето в подмосковном селе Ильинском; от него верстах в трех есть довольно большой глубокий пруд и мельница при деревне Оборвихе на речке Сомынке; всякой рыбы много водилось в этом пруду». Аксаков не оговорился: именно Оборвихой звалась тогда известная ныне всему миру Барвиха. Подтверждение находим в записях за 1846 год метрической книги «Христо-Рождественской, что в селе Подуш­кине, церкви».
В 1970-х годах по левому берегу Самынки вилась чудесная лесная тропа, представлявшая собой продолжение старой Акишевской дороги. Всем местным жителям она была знакома с детства. Стволы белеющих берез и золотистых сосен, густая зелень вековых елей и могучих дубов, поистине райские поляны, — все здесь и ныне радует душу.
Если продолжить путь вдоль Самынки, можно выйти к лесному пруду, в километре от которого справа по течению речки расположена уже упоминавшаяся старинная деревня Подушкино. В 1627 году Подушкино являлось селом, о чем говорится в цитировавшейся выше писцовой книге: «За московским гостем за Иваном за Гавриловым сыном Сверчковым, что была преж того вотчина Семена Висковатова, село Подушкино на враге у речки у Сомынки, а в селе церковь Рождества да предел Покрову Святые Богородицы деревяна клецки строена». На территории Подушкинского лесопарка сохранились уникальные памятники ранней истории Подмосковья. О них далее и пойдет речь.

* * *
Одинцовская земля была населена с незапамятных времен, о чем свидетельствуют дошедшие до наших дней древние городища и многочисленныеЛесной пруд в километре от деревни Подушкино. Вблизи этих мест в начале прошлого тысячелетия поселились на Одинцовской земле первые славянские колонисты. Фотография 2008 годакурганы. В 1925 году на Теп­лой горке у речки Самынки проводились раскопки Барвихинского городища — памятника дьяковской культуры. Археологическая карта России относит его к третьей четверти первого тысячелетия нашей эры. Историки полагают, что тогда на берегах Москва-реки и ее притоков обитали затем вошедшие в состав русского государства племена угро-финского происхождения. Первые упоминания о них встречаем в Повести временных лет под 882 годом, когда Олег выступил в поход из Новгорода к Смоленску и взял в свою дружину «мнози варяги, чюдь, словени, мерю, весь, кривичи». Между древнерусскими городами не сущест­вовало прямых вод­ных путей. Значит, на Руси уже в те времена имелись весьма протяженные проторенные в лесах дороги.
Славянские колонисты стали активно осваивать берега Москва-реки и ее притоков в конце первого тысячелетия нашей эры. Со временем в местах их компактного проживания сформировались общинные цент­ры. Один из наиболее крупных располагался в среднем течении Самынки. На это указывает курганный комплекс на территории Подушкинского лесопарка (почти 250 курганов), являющийся, по оценке ученых, самым большим в Подмосковье. Даже в масштабах всей страны курганные комплексы таких размеров — большая редкость.
Исследования комплекса начались в середине ХХ века археологическим отделом Музея истории и реконструкции города Москвы под руководством А. Г. Векслера. В курганах обнаружили разнообразные предметы быта, женские украшения, в частности, характерные для вятичей семилопастные височные кольца. У городского славянского населения обычай захоронения в курганах по языческому обряду прекратился с введением на Руси хрис­тианства. Однако крещеное сельское население продолжало эту традицию и в XIII веке, и, возможно, в более поздние времена, о чем свидетельствуют, в частности, редкие находки в курганах нательных крестиков.
Поляна на левом берегу речки Самынки. Фотография 2008 годаВ условиях лесистой и болотистой местности водные пути для колонистов были жизненно необходимы, позволяя проникать в глубь Московии, поддерживать связь с внешним миром. Зимником по льду Москва-реки ездили «в Москов» — зарождающийся удельный город. Везли туда то, что давало сельское хозяйство, лес и река, в обмен на необходимые в крестьянском быту изделия посадских мастеров: орудия труда, одежду, посуду, украшения. Санный путь в Москву по льду извилистых рек был слишком долог и действовал лишь зимой. Это обстоятельство послужило главной причиной прокладки более коротких торных дорог, связывавших славянские поселения с удельным центром. Расположение естественных преград (урочищ) имело решающее значение при выборе дорожных трасс. Местность в районе Самынки изрезана многочисленными глубокими оврагами, со всех сторон спускавшимися к речке. Да и сама речка, почти на всем своем протяжении имеющая крутой правый берег, для первых поселенцев представляла труднопреодолимую преграду. Наиболее надежный путь к удельному городу, не требовавший сооружения моста, вел от славянских поселений в среднем течении Самынки на юг к удобной переправе, от переправы поворачивал на юго-восток, а потом — на северо-восток к Москве. По всей видимости, в XII веке эта дорога, впоследствии названная Акишевской, являлась основным маршрутом, который независимо от времени года связывал славянские поселения на Самынке с Москвой, позволяя добираться до города и возвращаться назад за световой день.
Прошли века, прежде чем потомки первых поселенцев — вятичей — оставили места своего обитания на берегах Москва-реки и ее притоков. В Списке с писцовой книги XVII века (все той же — за 1627 год) упоминаются пустоши «на речке на Сомынке», которыми вместе с селом Подушкино тогда владел «московский гость Иван Сверчков»: «Онтово», «Лихачево Вешняково тож», «Ильино Чиркино тож», «Лазарево Поновка тож» и «Марино». Кто знает, может, свои названия эти пустоши переняли от существовавших здесь ранее славянских сел и деревень.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию