Поиск

Муравьевы

Герб рода МуравьевыхРодоначальником всех Муравьевых считается Василий Олуповский (Алаповский). В 1488 году его сыновья Иван Муравей и Есип Пуща, получившие поместья в Новгороде, дали два рода: от Ивана Муравья пошли Муравьевы, от Есипа Пущи — Пущины. «Тое-же зимы (то есть зимой 1488 года. — А. К.), — говорит летопись, — князь великий Иван Васильевич переведе из Новогорода из Великого многих бояр и жить их людей, гостей, всех голов более тысячи, и жаловал их на Москве, давал поместья, и во Владимире, и в Муроме, и в Новгороде Нижнем, и в Переяславле, и в Юрьеве, и в Ростове, и на Костроме; а в Новгород Великий на их поместья послал Московских лучших гостей и детей боярских <…> и жаловал их в Новгороде Великом».
Через несколько поколений род Муравьевых разделился. От Пимена Федоровича взяла начало ветвь, давшая впоследствии России выдающегося государственного деятеля — графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского (1809-1881). В четвертом поколении от Федора Максимовича пошла третья ветвь — Муравьевых-Апостолов. О декабрис­тах Муравьевых-Апостолах в годы советской власти написано несоразмерно много — явно в ущерб другим ветвям рода, который в десятом поколении от Василия Олуповского приводит к Николаю Николаевичу Муравьеву-старшему (1768-1840) — отцу пятерых братьев Муравьевых-«Николаевичей». Все пятеро жили в Москве. Эта семья и станет предметом нашего рассмотрения (попутно заметим, что существуют и другие дворянские фамилии Муравьевых — например, происшедшие от Игната Муравьева, которому императрица Елизавета в 1741 году пожаловала потомственное дворянство).
Будучи потомком «Николаевичей», я уже давно собираю информацию о них в различных источниках. Кроме того, в нашем семейном архиве хранятся несколько писем, фотографий и акварельных портретов Муравьевых, относящихся к 1850-1880 годам. Публикуемое ниже, конечно же, не является в достаточной мере обстоятельным историко-биографическим исследованием — тут потребовался бы не один объемистый том. Это, скорее, «пунктирный» рассказ-напоминание, позволяющий, на мой взгляд, яснее представить масштаб государственной, военной, общественной деятельности Муравьевых-«Николаевичей». И еще это — дань памяти моим предкам…
Помещаемые в начале каждой главки биографические сведения приводятся по изданию: «Муравьевы. 1488-1996. Краткая роспись Муравьевых, Муравьевых-Апостолов-Коробьиных, графов Муравьевых-Амурских и графов Муравьевых-Виленских от его основания Иваном Муравьем Олуповским и до наших дней. С приложением росписей и сведений о других родах дворян Муравьевых и полными указателями имен, прозваний и фамилий» (Париж-Москва, 1997). Список других источников (разумеется, далеко не исчерпывающий) приводится в конце. Итак…

Николай Николаевич Муравьев-старший

«Николай Николаевич (1768-1840) — генерал-майор; военный педагог, основатель Училища колонновожатых; исследователь в областиН. И. Аргунов. Портрет Николая Николаевича Муравьева. Холст, масло. 1817 годсельскохозяйственных наук. [Жена]: Александра Михайловна Мордвинова (1769-1809)».

Н. Н. Муравьев-старший родился в семье генерала Николая Ерофеевича Муравьева — Рижского губернатора, генерал-поручика и сенатора, автора книги «Начальные основания математики» (1752). Отец умер довольно рано; воспитанием и образованием Николая занимался отчим — генерал-майор князь Александр Васильевич Урусов. Интерес к математике Николай Ерофеевич, как увидим, передал своему сыну и внукам.
Николай Николаевич окончил Страсбургский университет, поступив туда в 16 лет. Вернувшись в 1788 году в Россию, служил на флоте, участвовал в сражениях. В 1811 году он вместе с сыном Михаилом Николаевичем организовал при Московском университете Математическое общество, призванное «непреложным правилом всемерно стараться о распространении познания математических наук и устремившее все труды к приготовлению молодых людей в военную службу». Николай Николаевич вошел в историю и как основатель офицерской школы — Московского учебного заведения для колонновожатых. Создана школа была в 1815 году после Отечественной войны, во время которой Николай Николаевич занимал должность начальника штаба ополчения 3-го округа.
Будучи не слишком богатым человеком, генерал Н. Н. Муравьев отдал училищу собственный дом и библиотеку, на свои деньги покупал инструменты и учебные пособия. Весной весь состав училища переселялся в родовое имение Муравьевых Долголядье (оно же Осташево), что в Можайском уезде. Обучение генерал поставил серьезно, занятия шли с раннего утра, и спуску воспитанникам не давалось. В училище преподавали сыновья Николая Николаевича — Николай и Михаил. Штабс-капитан Михаил Николаевич Муравьев отличался едва ли не большей строгостью, чем отец, так что генералу порой приходилось заступаться перед ним за своих питомцев.
В 1823 году Н. Н. Муравьев ушел в отставку, и его учебное заведение перестало сущест­вовать, выпустив 138 офицеров, из коих 127 были приняты в Свиту Его Императорского Величества. В «Списке выпущенных по экзаменам офицеров из Московского учебного заведения колонновожатых в 1816-1823 годы» находим представителей самых известных в России фамилий. Впоследствии училище перевели в Петербург и в 1832 году преобразовали в Академию Генерального штаба.
Женился Н. Н. Муравьев-старший на Александре Михайловне Мордвиновой — женщине весьма образованной и религиозной. Кроме пятерых сыновей, о которых пойдет речь ниже, у них была еще дочь Софья, но она умерла девицей (1804-1826).
Завершая наш краткий рассказ о Н. Н. Муравьеве-старшем, скажем, что почти всех представителей этого рода хоронили на кладбище Новодевичьего монастыря, где у Муравьевых был семейный склеп с часовней. После революции от могил ничего не осталось, здесь лишь поставили небольшую вертикальную плиту Александру Николаевичу Муравьеву — декабристу.
Сыновей Н. Н. и А. М. Муравьевых звали Александр, Николай, Михаил, Андрей и Сергей.


Ф. А. Тулов. Портрет Александра Николаевича Муравьева. Холст, масло. 1816–1818 годыАлександр Николаевич Муравьев

«Александр Николаевич (1792-1863). [Первый брак]: княжна Прасковья Михайловна Шаховская (1788-1835). [Второй брак]: княжна Марфа Михайловна Шаховская (1799-1886 ), родная сестра предыдущей».
Окончив в 1810 году Московский университет, он вместе с братом Николаем входит в первое тайное общество «Чока» — совсем еще детское, организованное с целью «удалиться <…> на какой-нибудь остров, населенный дикарями, <…> образовать жителей острова и составить новую республику» на началах всеобщего равенства и справедливости.
В 1812 году началась Отечественная война. А. Н. Муравьев принимает участие в Бородинском сражении в качестве штабного офицера. Затем следуют контузия, болезнь, возвращение в армию (1813), заграничный поход. Осенью 1814 года возникает новое общество — «Священная артель», составившееся из гвардейских офицеров. Советским авторам книг об Александре Муравьеве хотелось считать «Священную артель» «важным этапом на пути развития революционного мировоззрения в среде передового офицерства», но, судя по письмам и дневникам «революционеров», они на своих собраниях лишь абстрактно клеймили «тиранию» и прославляли «свободу» по Тациту, Плутарху и Ювеналу.
В феврале 1816 года А. Н. Муравьев основал первое политическое тайное общество — «Союз спасения», куда вошли С. И. и М. И. Муравьевы-Апостолы, И. Д. Якушкин, М. Н. Новиков и П. И. Пес­тель. К этому времени Александр Муравьев (как и Пестель) занимал высокое положение в масонской ложе «Избранный Михаил». В 1818 году он возводится в члены капитула ложи «Феникс». «Союз спасения» создавался в недрах масонской ложи «Трех добродетелей». Его устав до нас не дошел — в 1818 году он был сожжен при преобразовании общества в новое — «Союз благоденствия». Дальнейшее известно… Нас же здесь интересует следующее: в том же 1818 году Александр Николаевич получил отставку, женился, поселился в деревне, вышел из «Союза благоденствия» и обратился к бывшим соратникам с призывом последовать его примеру, что вызвало в среде декабристов взрыв негодования.
Первая жена Александра Николаевича — Прасковья Михайловна, урожденная княжна Шаховская, — была умной женщиной с сильным характером. Муравьев боготворил ее, но жизнь семьи складывалась трагически. Из пятерых детей четверо умерли в раннем возрасте. В 1835 году Александр Николаевич лишился и супруги. Через несколько лет он женился на ее сестре Марфе Михайловне Шаховской, принесшей ему в качестве приданого имение Скорняково на Дону.
После подавления декабрьского бунта 1825 года Александра Николаевича 5 января 1826 года арестовали и поместили в Пет­ропавловскую крепость. На допросах он чистосердечно раскаялся. Его приговорили к шести годам каторжных работ, но Николай I смягчил наказание, заменив каторгу ссылкой в Сибирь без лишения чинов и дворянства.
Сначала Якутск, потом Верхнеудинск, а в 1828 году Муравьев назначен уже городничим в Иркутск. И последующие почти четверть века Александр Николаевич доб­росовестно служил и исполнял целый ряд порученных ему должностей. С 1832 по 1834 год он — председатель Тобольского губернского правления, затем председатель Вятской уголовной палаты, до 1837 года — на такой же должности в Симферополе, а в ноябре становится губернатором Архангельска. Здесь, впрочем, он долго не задержался — уволили в результате неравной борьбы с чиновничьим произволом, взяточничеством и воровством.
После увольнения Муравьев поселяется в принадлежавшем ему имении Ботово под Волоколамском и пытается поправить свое материальное положение хозяйствованием. От отца он унаследовал и Осташево, настолько обремененное долгами, что пришлось хлопотать о возвращении на военную службу.
Вернувшись в армию, Александр Николаевич стал свидетелем последнего этапа Крымской обороны. В 1855 году его произвели в генерал-майоры. К этому времени он почти ослеп, но после операции катаракты 64-летнего генерала в 1856 году назначили губернатором Нижнего Новгорода. Старый и больной человек продолжал удивлять окружающих своей неутомимой деятельностью.
Последние годы жизни Александр Николаевич посвятил разработке проекта отмены в России крепостного права. Сражаясь с помещиками и чиновниками, он отстаивал несколько утопические идеалы своей далекой молодости и был очень разочарован манифес­том 19 февраля 1861 года.
В числе других сочинений А. Н. Муравьев оставил после себя интереснейшие «Запис­ки». Опубликованные только в 1955 году, они представляют собой ценный источник о деятелях и событиях 1810-1812 годов. В них автор поведал о том, что «знал, видел, чувствовал и слышал, что сделалось известно из рассказов основательных людей». Кстати, в четвертом томе биографического словаря «Русские писатели. 1800-1917» (М., 1999) мы найдем всех Муравьевых-«Николаевичей», за исключением Сергея, и даже Николая Николаевича-старшего, который кроме специальных военных и математических, публиковал работы по национальной трудовой психологии, сравнительному анализу русского и иностранного хозяйствования.
А. И. Герцен писал об Александре Николаевиче Муравьеве, что тот «до конца своей длинной жизни сохранял безукоризненную чистоту и благородство».

Николай Николаевич Муравьев-КарскийНиколай Николаевич Муравьев-Карский. Гравюра Л. А. Серякова. 1876 год (из книги: С. С. Татищев «Император Александр II. Его жизнь и царствование». Издание второе с 53 портретами и иллюстрациями. Санкт-Петербург, издание А.С. Суворина, 1911)
«Николай Николаевич «Карский» (1794-1866). [Первый брак]: София Федоровна Ахвердова (1810-1830). [Второй брак]: графиня Наталия Григорьевна Чернышева (1806-1884)».
Генерал от инфантерии, генерал-адъютант, член Государственного совета, наместник на Кавказе.
Николай Николаевич, в отличие от своего старшего брата Александра, не играл в масонские игры. Как-то он сказал Александру: «Все это пустое ребячество, ничего больше». Брат очень обиделся. Николай с юных лет вел дневник; на первых его страницах записано: «Воспитывался и учился в родительском доме. В феврале месяце 1811 года отец привез меня в Петербург для определения на военную службу. Я не имел опытности в общении с людьми, обладал порядочными сведениями в математике, не имел понятия о службе и желал вступить в нее».
В Отечественную войну 1812 года Николай служил при штабах, в основном по квартирмейстерской части. Состоя при Главной квартире, был участником Бородинского сражения. Участвовал и в других боях — при Тарутине, Березине, под Кульмом, а также в «битве народов» под Лейпцигом. После Парижа Николай Николаевич попадает служить на Кавказ к А. П. Ермолову. Быстро овладевает восточными языками и предпринимает ряд рискованных разведок в Персии и Турции, высоко оцененных Ермоловым. Алексей Пет­рович поручает штабс-капитану Муравьеву пробраться через Каспийское море в Хивинское ханство с военно-дипломатической миссией. О своих невероятных приключениях в Хиве Николай Николаевич поведал в книге «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах гвардейского Генерального штаба капитана Николая Муравьева, посланного в сии страны для переговоров» (М., 1822).
Николай Николаевич Муравьев прошел практически все войны своего времени — Отечественную 1812 года, русско-персидскую (1826-1828), русско-турецкую (1828-1829), Крымскую (1853-1856) и принимал участие в подавлении польского восстания (1830-1831). Не участвовал только в усмирении Венгрии и Трансильвании (1849) — в этом, по его словам, «постыдном вмешательстве в чужие дела», был только направлен в Венг­рию для переговоров. Главными же победами Н. Н. Муравьева-полководца, давшими приставку к его имени — «Карский», стали взятия турецкой крепости Карс в 1828 и в 1855 годах.
После Хивы, где в полной мере проявился дипломатический талант Муравьева, Николаю Николаевичу довелось блеснуть им еще раз. В конце 1831 года взбунтовался вассал Турции — правитель Египта Мухаммед-Али, захватил Сирию, запер турецкую эскадру в заливе Мармарице и двинулся на Константинополь. Черноморские проливы должны были перейти под контроль покровительствующих ему Англии и Франции. Николай I отрядил в Босфор флот под командованием адмирала М. П. Лазарева, но разрешение конфликта требовало прежде всего дипломатических усилий. И тогда император, лично переговорив с Н. Н. Муравьевым, посылает его в Египет. Муравьеву удается умиротворить египетского правителя, после чего 26 июня 1833 года был заключен Ункяр-Искелесийский договор между Россией и Турцией об оборонительном союзе. В великосветских салонах и при дворе дипломатический маневр Муравьева вызвал восхищение. Царь ласково его принял, обнял, расхвалил и пожаловал в генерал-адъютанты.
Януарий Суходольский. Штурм крепости Карс 23 июня 1828 года. Холст, масло. 1839 годНемало сделал для России Н. Н. Муравьев, став наместником Кавказа (1854). Он сменил на этом посту графа М. С. Воронцова. Нрав Николай Николаевич имел крутой, характер независимый и самолюбивый. Прибыв на Кавказ в качестве наместника и главнокомандующего уже полным генералом, он крепкой рукой начал наводить порядок в войсках, увольнять нерадивых офицеров и бездельничающих чиновников. Собрав их, прямо заявил: «Я не Воронцов, любезностей говорить не собираюсь, я службу с вас потребую». По его плану начались мирные сношения с Шамилем. С помощью сына имама, офицера русской армии Джемал-Эддина, Муравьев старался убедить Шамиля в преимуществах русского протектората. Он разработал широкую программу мирной жизни русских и горцев на Кавказе. Шамиль военные действия прекратил и не оказал военной помощи Омер-паше, готовящемуся захватить Минг­релию. Затем последовала война с Турцией и второе взятие Карса (1855). Однако вскоре интриги недоброжелателей и пошатнувшееся здоровье вынудили Муравьева подать в отставку (1856). Он так и написал жене: «Мавр сделал свое дело, мавр может уйти».
Николай Николаевич был знаком с приезжавшим на Кавказ А. С. Пушкиным, а также с А. С. Грибоедовым, вместе с которым часто посещал дом Ахвердовых в Тифлисе. Флигель этого дома занимала семья князя А. Г. Чавчавадзе. Гостей привлекали устраивавшиеся здесь музыкальные вечера, а также девушки — Сонюшка Ахвердова и Нина Чавчавадзе. Причем Грибоедову сначала больше нравилась Соня, а женился он на Нине, Муравьеву же — Нина, а женился он на Сонюшке. Н. Н. Муравьев и А. С. Грибоедов знали друг друга десять лет (1818-1828), но друзьями так и не стали. Более того, в дуэли между А. С. Грибоедовым и А. И. Якубовичем секундантом последнего выступал Н. Н. Муравьев.Иллюстрации из книги «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах гвардейского Генерального штаба капитана Николая Муравьева, посланного в сии страны для переговоров». М., 1822
Последние годы Николай Николаевич жил в Скорняково, где и скончался от воспаления легких. Листая 24-й том Полного собрания законов Российской империи, я прочитал:
«СПб. 1850. Января 21. <…> О оставлении по смерти генерал-лейтенантши Муравьевой имения ее в пожизненное владение суп­руга ее.
Снисходя на всеподданнейшее прошение жены генерал-лейтенанта Наталии Муравьевой, урожденной Графини Чернышевой, Всемилостивейше дозволяем оставить по смерти ее в пожизненном владении ее супруга генерал-лейтенанта Николая Муравьева доставшееся ей от родителя по разделу, утвержденному в июле 1837 года первым Департаментом Московской гражданской палаты, имение Воронежской губернии Задонского уезда в селах Архангельском, Ивановском, Скорняково тож, Тростянском и в прилегающих к ним выселках, по последней ревизии мужска пола 863 души».
Усадьба Скорняково была великолепна. Вот отзыв о ней одного из гостей: «Построенный им (Н. Н. Муравьевым. — А. К.) из тесаного камня новый двухэтажный дом стоял на взгорье, с и балкона открывался чудесный вид на не широкую в этих местах, но быст­рую и чистую речку с золотыми отмелями и на полевые просторы Придонья, а с другой стороны терраса, обвитая густым диким виноградом, выходила из дома прямо в сад, за которым начинался сосновый лес. Библиотека помещалась в особом каменном флигеле. Там Муравьев устроил и свой кабинет, где отовсюду со стен смотрели лица близких его сердцу людей, и среди них видное место занимали писанные масляной краской портреты Никиты Муравьева и А. С. Пушкина. А в углу, у стены, стояла самая драгоценная реликвия — старинное бюро красного дерева, некогда принадлежавшее сочинителю и поэту Михаилу Никитовичу Муравьеву, а затем его сыну Никите. <…> Никита скончался в сибирском изгнании. И мать его, Екатерина Федоровна, подарила бюро Николаю Николаевичу как лучшему и верному другу сына».
В Скорняково Николай Николаевич дополнил и закончил свои «Записки». Здесь же из-под его пера появились две большие книги — «Русские на Босфоре» и «Война за Кавказом». «Записки», опубликованные дочерью героя Карса А. Н. Соколовой в «Русском архиве» (1885-1894), охватывают события 1811-1865 годов и дают богатейший материал для изучения общественно-политической, социально-экономической, историко-этно­графической и военной истории России того времени, представляя собой, по выражению самого Н. Н. Муравьева, «самое беспристрастное, спокойное изложение автора-очевидца».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию