restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск

Архитектор Евграф Тюрин

Архитектор Евграф Тюрин

Архитектор Евграф Тюрин


В Первопрестольной им построены такие известные здания, как Елоховский собор и церковь святой мученицы Татианы при Московском университете. Благодаря его трудам свой современный облик принял ансамбль Александринского дворца в Нескучном саду (ныне — Президиум Российской Академии наук). При этом имя Е. Д. Тюрина известно далеко не всем, а в литературе о нем можно найти лишь весьма скупые сведения — как правило, без подробнос­тей личной и творческой биографии.
Е. Д. Тюрин родился в Моск­ве в семье обер-офицера. В 1805-м был отдан в архитектурную школу Экспедиции Кремлевского строения, которую окончил в мае 1812-го, сдав экзамены на звание архитекторского помощника 3-го класса. Дальнейшая судьба Тюрина была тесно связана с этой Экспедицией. В сентяб­ре 1812 года, когда к Москве приближались французские войска, его эвакуировали вместе с чертежами и планами. Но вскоре он вернулся. В то время Моск­ва восстанавливалась после опус­тошительного пожара, и Евграфу Тюрину сразу же нашлась работа: под руководством архитектора И. Л. Мироновского (1774-1860) он принимал участие во временной реконструкции Кремлевского дворца, который готовили к приезду Александра I; спус­тя несколько лет участвовал в капитальном восстановлении дворца. В 1821 году за собственный проект перестройки Кремлевского дворца Тюрин получил от Императорской Академии художеств в Петербурге звание «назначенного в академики».
Нужно сказать, что звание академика в XIX веке стояло ниже профессорского, для его получения требовалось лишь выполнить специальную «программу» — обычно проект какого-либо здания. Как правило, эти проекты к реализации не планировались и рассмат­ривались, скорее, как демонстрация умений и навыков их авторов. Звание «назначенного» представляло собой промежуточную ступень (сейчас бы мы сказали — «кандидат»).
Проект перестройки Кремлевского дворца показал, что Тюрин уже стал сложившимся мастером. Монументальный фасад, выдержанный в формах классицизма, вполне соответствовал статусу резиденции царственных особ в древней столице. Мощный выдвинутый вперед коринфский портик с террасой на каменной аркаде создает оригинальную ступенчатую композицию. Старый Кремлевский дворец остроумно включен в новое здание: фасад прежнего дворца — практичес­ки не измененный — становится правой частью нового фасада, а с левой стороны симметрично ему возводится точно такой же корпус. Так архитектор добивается строго симметричной композиции при минимальных переделках существовавшего объема.
Получив звание «назначенного в академики», Е. Д. Тюрин начал преподавать в Архитектурной школе Экспедиции Кремлевского строения (позднее преобразована в МДАУ — Московское дворцовое архитектурное училище), а в 1832-м стал членом конференции (то есть Совета) МДАУ.
В 1817-1828 годах он выполнял работы в подмосковной усадьбе Архангельское, принадлежавшей князю Николаю Борисовичу Юсупову — известному государственному деятелю, дипломату, большому знатоку и ценителю искусств. В 1814-м году Н. Б. Юсупов был назначен Главноначальствующим Экспедиции Кремлевского строения. Поручая заказы молодым архитекторам, он способствовал их творческому и профессиональному росту, а также оказывал им материальную поддержку.
В Архангельском Тюрин перестроил и надстроил парковый павильон «Каприз», а из четырех колонн и карниза старого здания «Кап­риза» соорудил небольшую беседку, в которой позже установили памятник Екатерине II (автор Ж.-Д. Рашет). Наиболее значительная работа зодчего в Архангельском — участие в строительстве театра на 400 мест (совместно с В. Я. Стрижаковым и С. П. Мельниковым, по проекту О. И. Бове и известного итальянского мастера Пьетро Гонзаго).
Театр в АрхангельскомТеатр в Архангельском — двухэтажное деревянное, оштукатуренное и обработанное «под камень» здание. Фасад, обращенный к усадьбе, украшен четырехколонным ионическим портиком; с южной стороны позднее Тюриным была пристроена открытая лестница. Главной достопримечательностью театра стали двенадцать смен живописных декораций по эскизам П. Гонзаго, отчего и сам театр нередко называют «театром Гонзаго». Князь Юсупов чрезвычайно ценил эти декорации. Его современник писатель Нестор Кукольник сообщал: «Из уважения к художнику и желая сохранить сколь возможно долее эту живопись, <…> покойный владелец не позволял на этом театре сценичес­ких представлений; так, по крайней мере, нам рассказывали». Внутреннее и внешнее убранство театра, часть декораций Гонзаго сохранились до нашего времени без значительных изменений, что делает этот усадебный театр уникальным.
В январе 1820 года в главном доме усадьбы случился пожар: пострадали и само здание, и коллекция произведений искусства, собранная Юсуповым. В последующие два года усадебный дом восстанавливался, приобретая новый — ампирный — облик. Тюрин полнос­тью перестроил парадные интерьеры дворца, среди которых особенно выделялась столовая, выполненная в псевдоегипетском стиле.
В числе других построек Тюрина в Архангельском — Святые ворота, сооруженные в 1823-1824 годах в начале аллеи, ведущей к церкви, конторский флигель, некогда увенчанный 18-мет­ровой башней, а также ряд небольших «зас­тав», оформлявших въезды в парковые аллеи.
Еще одна крупная работа Тюрина в Подмос­ковье — дворец в Коломенском (1825). К сожалению, это монументальное сооружение с выразительнымПроект Кремлевского дворца. Второй вариант. 1822 годпирамидальным силуэтом не сохранилось: в 1878 году его снесли. От всего комплекса остался один павильон с тосканским портиком. Сегодня о внешнем облике дворца можно судить лишь по обмерным чертежам XIX века.
В 1820-х годах Тюрин участвует в благо­устройстве Царицынской усадьбы. Продолжается и его работа в Мос­к­овском Кремле. В 1825-1829 годах он руководит восстановлением Арсенала, перестраивает его дворовые фасады в позднеклассическом духе. В 1829-м возводит и отделывает трапезную церкви преподобного Харитона Исповедника в Огородниках, прихожанином которой был Н. Б. Юсупов (снесена в 1935 году), в 1832-м строит на Воздвиженке здание архива Министерства иностранных дел (не сохранилось).
В 1830-е годы Е. Д. Тюрин — в числе самых востребованных московских зодчих. Часть работ он выполняет по поручению Дворцового ведомства, в ведении которого и состоял. В 1832 году ведомство покупает у графини Орловой большую усадьбу, которая после объединения с ранее приобретенными владениями получает название «Нескучное» — нынешний Нескучный сад. Здесь начинается масштабная перестройка, большей частью по проектам Евграфа Дмитриевича. Главным зданием становится бывший дом Орловой, названный Александринским дворцом — по имени супруги Николая I императрицы Александры Федоровны. В 1833-1836 годах архитектор производит во дворце некоторые перестройки, на парадном дворе возводит взамен деревянной каменную гауптвахту. Это небольшое, но монументальное сооружение с массивным дорическим портиком представляет собой яркий образец «николаевского» ампира. Храм великомученицы Екатерины в Архангельском. Современный видСо стороны улицы устраиваются массивные въездные ворота, увенчанные скульп­турными группами (автор И. П. Витали). Е. Д. Тюрин переделывает и комплекс служебных зданий, среди которых торжественным обликом выделяется манеж. В усадебном парке появляются романтические мосты над оврагами, а в 1846 году — металлическая ограда парадного двора и въезда.
Примерно в это же время архитектор перестраивает для нужд Московского университета один из крупнейших особняков города — усадьбу Пашкова на углу Моховой и Никитской улиц. В ее ансамбль, наряду с привычными усадебными постройками, входил манеж, в котором после пожара в Петровском теат­ре (ныне — Большой) даже ставились оперные спектакли.
При перестройке усадьбы Тюрин не мог не учитывать ее соседства со старым зданием университета. Элементом, связывающим эти объемы, стала полуротонда манежа дома Пашкова: в ней Е. Д. Тюрин разместил церковь мученицы Татианы. Имея одинаковую высоту с угловой частью старого университетского здания, одинаковое вертикальное членение, схожий ордер и лепные украшения, церковь не только объединила обе университетских постройки в единый ансамбль, но и завершила торжественное оформление въезда на Большую Никитскую улицу. На аттике, который венчало распятие, была надпись: «Приступите к Нему и просветитеся», позднее замененная на современную: «Свет Христов просвещает всех». Внутреннее убранство храма соответствовало его высокому статусу. Особенно примечательным был иконостас в виде коринфской колоннады, украшенный распятием и скульп­турами ангелов работы И. П. Витали.
Фасад нового университетского здания на Моховой после перестройки приобрел облик, характерный для позднего ампира. Здесь в 1837 году Е. Д. Тюрин установил великолепную чугунную ограду, сохранившуюся до нашего времени.
С 1833 по 1838 годы Евграф Дмитриевич занимает должность архитектора Медико-хирургической академии, разрабатывает проект перестройки зданияЕлоховский Богоявленский собор. Современный видакадемии на Рождественке. В 1837 году он приступает к воплощению самого известного своего проекта — церкви Богоявления в Елохове, более известной как Елоховский собор.
В XVIII столетии на месте собора стояла небольшая каменная церковь. В 1792-1793 годах к ней пристроили обширную трапезную с двумя приделами в духе классицизма (в 1799 году в этой церкви крестили Александра Сергеевича Пушкина), в 1806-м завершили возведение высокой колокольни. Таким образом, прежняя церковь перестала соответствовать масштабам комплекса. Вырос и приход, поэтому в 1835 году было принято решение о замене обветшавшего и тесного здания.
Елоховский собор — работа, в которой в полной мере проявились противоречия, свойственные времени распада классической традиции. Стремясь обновить художественный язык классицизма, Тюрин обращается к формам, заимствованным из эпохи Возрождения. К примеру, форма цент­рального купола восходит к микельанджеловскому куполу собора Святого Петра в Риме. В то же время Е. Д. Тюрин нарочито утяжеляет пропорции здания, упрощает ордер, добиваясь монументальности, свойственной церковным постройкам 1820-1830-х годов. Такое соединение черт, характерных для разных эпох, разрушает единство стиля и свидетельствует о том, что даже Евграф Дмитриевич Тюрин, убежденный сторонник классицизма, не мог противостоять новым художественным веяниям.

 

 

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию