Поиск
  • 21.06.2017
  • Проблемы и суждения
  • Автор Лариса Ивановна Иванова-Веэн, Владимир Александрович Киприн, Ольга Борисовна Багмет

Усадьба, которую мы теряем

Усадьба, которую мы теряем

Усадьба, которую мы теряем


В самом центре Москвы, между улицами Маросейкой и Мясницкой, на пересечении Златоустинских переулков находится бывшая усадьба выдающегося русского зодчего М. Ф. Казакова. Здесь архитектор жил и работал последние 30 лет своей жизни, здесь находились его мас­терская и школа. С начала XX века архитекторы и искусствоведы занимались историей усадьбы, и все эти годы специалистов и любителей московской старины, архитектурную общественность столицы волновал вопрос о будущем усадьбы русского зодчего.Так здание выглядело в конце 1940-х годов. Фотография из архива Р. Подольского. Музей МАрхИ
Обстоятельная статья о доме и школе М. Ф. Казакова была опубликована в 1953 году архитектором-реставратором Р. Подольским. Он первый высказал идею о создании здесь Музея М. Ф. Казакова и Московской архитектурной школы. К этой идее вернулись в конце 1980-х годов, когда при Московском архитектурном институте по инициативе ректора академика А. П. Кудрявцева был создан Музей истории Московской архитектурной школы3. Тогда была предпринята попытка разместить Музей в бывшей усадьбе зодчего. Однако осуществить эту идею в то время не удалось. С тех пор в Музее истории Московской архитектурной школы при МАрхИ была собрана значительная коллекция графических и документальных материалов по истории архитектурного образования, насчитывающая несколько тысяч единиц хранения. Специалисты музея провели обширные исследования в разных архивах и музеях страны, результаты которых были опубликованы в журналах, научных сборниках и в специальном издании «Архитектурные школы Москвы». В 1999 году Музеем истории Московской архитектурной школы при содействии руководства МАрхИ проводилась международная научная конференция, посвященная 250-летию Московской архитектурной школы. На ней были сделаны новые сообщения о М. Ф. Казакове и его доме.
В 2005 году Правительством Москвы рассматривался воп­рос о размещении в доме бывшей усадьбы Казакова — на основе коллекции, передаваемой МАрхИ в дар городу, — научного центра-музея истории московского зодчества и выдающегося архитектора М. Ф. Казакова. Это предложение было поддержано Мэром столицы Ю. М. Лужковым.
Обратимся к истории усадьбы.
Фасад со стороны Большого Златоустинского переулка. Чертеж 1875 года. ЦАНТДМАрхивные документы и планы владения XVIII- XX веков позволяют восстановить более чем двухвековую историю усадьбы М. Ф. Казакова. Архитектор купил ее в 1782 году у армейского капитана П.Б. Белавина. Территория усадьбы была мало застроена. В восточной час­ти располагались каменные палаты середины XVIII века, западную занимал обширный сад. Северной стороной усадьба примыкала к ограде Златоустинского монастыря. Вдоль монастырской ограды и Малого Златоустинского переулка размещались деревянные жилые и хозяйственные постройки. К середине 1780-х годов Казаков перепланировал усадьбу, поделив ее на две части: в восточной проживал архитектор с семьей, постройки в западной части предполагалось сдавать внаем. Архитектор перестроил главный дом, в объем которого вошли старые каменные палаты. Протяженный главный фасад выходил во двор, торцовый фасад — на красную линию Малого Златоустинского переулка. Слева от дома был построен небольшой двухэтажный каменный жилой флигель. В западной части владения появились два каменных двухэтажных здания: одно по Большому Златоустинскому переулку, другое у пересечения Большого и Малого Златоустинских переулков. Посередине, у монастырской ограды, находился небольшой сад. Все здания имели скромный архитектурный облик и предельно простое художественно-декоративное оформление.Вид главного дома усадьбы. Фотография конца 1940-х годов из архива Р. Подольского. Музей МАрхИ
М. Ф. Казаков жил в усадьбе с семьей с 1782 по 1812 год. Здесь размещались его мас­терская, чертежная, архитектурная школа, здесь он хотел организовать «училище каменных, плотничьих и столярных мастеров из российского юношества». Сюда к нему приходили ученики, помощники, друзья — известные московские архитекторы Р. Р. Казаков, А.Н. Бакарев, И. В. Еготов, О. И. Бове и другие. Возможно, здесь бывал и В. И. Баженов. «Его дом был открыт для любителей-художников, а также ученых людей, и всякий интересовался его беседой — он радушен был для всех и каждого»8. В эти годы он создал свои самые знаменитые проекты и построил по ним здания Сената в Кремле, Мос­ковского университета, Дворянского собрания, ансамбль Голицынской больницы и другие.
В 1812 году, перед захватом Москвы наполеоновскими войсками, дети увезли уже тяжело больного архитектора в Рязань, где он умер и был похоронен. Наследники разделили усадьбу на три части. Восточная часть с главным домом перешла к младшей дочери Елизавете Матвеевне, в замужестве Татищевой. Северная часть осталась у старшей дочери Екатерины Матвеевны, в замужестве Копп. Участок на углу Большого и Малого Злато­устинских переулков продали мещанину П. И. Бурели. Так из большой усадьбы Казакова образовалось три городских владения. Менялись их хозяева, но застройка долго оставалась без изменений. Два владения, расположенные по Малому Златоустинскому переулку, до сих пор сохранили двух-трехэтажную застройку, сложившуюся в конце XVIII — XIX веке. На исходе XIX столетия в восточном владении был перестроен бывший главный дом: со стороны двора к торцу пристроили двухэтажный каменный корпус, частично выходящий в Малый Златоус­тинский переулок. Уличный фасад дома отделали в стиле ампир. Тогда же был увеличен жилой флигель. В итоге владение получило замкнутую периметральную застройку. В начале XX века в северном владении по Большому Златоустинскому переулку возвели трехэтажное, с подвалом, административно-торговое здание, в котором долгое время находилась типография.
Особый интерес представляет угловой корпус на пересечении Большого и Малого Златоустинских переулков. Он состоит под государственной охраной как об­ъект культурного наследия федерального значения под № 377 с названием: «Жилой дом, 1790-е гг., 1875 г. (здание школы М. Ф. Казакова), архитекторы М. Ф. Казаков, К. М. Быковский».
Бывшая усадьба М. Ф. Казакова в Москве. Фотография 2009 годаВнешне корпус выглядит как постройка второй половины XIX века, однако его основу составляет корпус, возведенный М. Ф. Казаковым, что подтверждается архивными планами. Впервые здание показано на плане владения 1802 года. Более подробно оно представлено на планах 1870-х годов, когда была произведена его реконструкция по проекту архитектора К. М. Быковского. Сохранив двухэтажный объем казаковского дома, Быковский надстроил его третьим этажом и пристроил к торцевым фасадам трех­этажные каменные об­ъемы, продлив фасад по Малому Златоустинскому переулку.
В настоящее время от усадьбы М. Ф. Казакова сохранились в перестроенном виде: главный дом с хозяйственным флигелем во владении по Малому Златоустинскому переулку, 3 и угловой жилой корпус во владении по Малому Златоустинскому переулку, 1. В них размещаются различные организации и жилье. В этой части бывшей усадьбы зодчего может быть размещен научный историко-архитектурный музейный комплекс. Пришло время создать в Москве Музей Мос­ковской архитектурной школы и выдающегося зодчего М. Ф. Казакова.
В столице до сих пор нет музея истории московской архитектуры, где бы собирались, хранились, изучались материалы московского зод­чества. Это необходимо для того, чтобы не были утрачены особенности московской архитектуры, чтобы новая застройка органично входила в старые московские районы, чтобы наш город развивался и молодел, сохраняя свой московский историчес­кий облик. Для такого музея особенно подходит усадьба зодчего, столь много сделавшего для формирования архитектурного облика столицы. Таким образом будет увековечена память выдающегося зодчего М. Ф. Казакова и сохранен уголок старой Москвы.

От редакции
Эта статья была подготовлена авторами в 2005 году. С тех пор мало что изменилось в судьбе старинной усадьбы. Хуже того, как мы видим на фотографии, сделанной в конце октября нынешнего года, на крыше дома выросли деревья; дожди размывают остатки кровли, дом рушится. Не хочется думать, что в скором времени Москва потеряет еще один памятник истории и культуры, а архитектурная общественность так никогда и не дождется открытия музея, который мог бы стать в своем роде уникальным.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию