Поиск

«Туркестанский» Бенуа

«Туркестанский» Бенуа

«Туркестанский» Бенуа


Из всех представителей известнейшего рода Бенуа Алексей Леонтьевич наименее упоминаем. Причиной является то, что значительную часть жизни он провелОливье (?). Портрет семьи Бенуа. В центре сидит глава семейства Леонтий (Луи Жюль) Бенуа — повар-кондитер герцога Монморанси, переселившийся в Россию и ставший придворным метрдотелем. Слева от него — жена Екатерина Андреевна. Дети (по старшинству) — Жаннет, Михаил (в форме кадета), Леонтий (отец архитектора Алексея Бенуа), Александрина, Елизавета, Елена, Николай и Франсуа. Около 1816 годане в Европейской части России, а на окраине тогдашней империи — в Туркестанском крае, где и оставил довольно значительное творческое наследие. Кроме материальных свидетельств, там сохранилось больше всего и архивных документов (главным образом в Центральном Государственном архиве Узбекистана), позволяющих хоть в какой-то степени пролить свет на сокрытые до сих пор от широкой общественности эпизоды биографии этого неординарного человека.
Родился Алексей Леонтьевич в семье чиновника Общества Царскосельской железной дороги Леонтия Леонтьевича Бенуа (1801-1885) — старшего брата мас­титого архитектора Николая Леонтьевича Бенуа (1813-1898). Алексей окончил Императорскую академию художеств и 12 сентяб­ря 1865 года «во внимание к хорошим познаниям его в архитектуре и строительном искусстве, доказанным классными программами и выдержанным экзаменом из наук», был удостоен звания свободного художника «с правом производить строения и вступать в службу, какую пожелает». В феврале 1874-го на имя Туркестанского генерал-губернатора генерал-адъютанта К. П. фон-Кауфмана поступает бумага «об определении на службу архитектора Бенуа». На бумаге — резолюция: «Ректор Императорской академии художеств, действительный статский советник Александр Иванович Резанов рекомендует с отличной стороны как хорошего художника, знающего дело архитектора и честного человека Алексея Леонтьевича Бенуа». 20 июня А. Л. Бенуа определяется «на службу по военно-народному управлению», а 8 февраля 1875 года назначается «членом Сыр-Дарьинс­кой строительно-дорожной комиссии», руководившей всей застройкой Ташкента. 8 мая его командируют для производства строительных работ в распоряжение военного губернатора Семиреченской области в город Верный (Алма-Ата). Пробыл он там два года. Архитектурно-строительная деятельность Бенуа в Семиречье еще не изучена. На данный момент известно, что Алексей Леонтьевич занимался аранжировкой Казенного сада в Верном, планировкой образцовой крестьянской деревни Казанско-Богородское (Узун-Агач), строительством здесь церкви, здания сельского училища, домов для переселенцев (1876, совместно с П. Зенковым). В Семиречье в 1875-1877 годах им были впервые осуществлены противоселевые мероприятия — возведение дамб и укрепление берегов горных речек, зеленое и парковое строительство. Еще нужно назвать здание мужской гимназии в Верном (совместно с военным инженером С. Янчевским и городским архитектором П. Гурде), часовню на братской могиле воинов, павших в 1860 году в Узунагачском деле. После этого в связи с образованием при областных правлениях строительных отделений, возглавляемых военными инженерами, А. Л. Бенуа назначается на должность младшего архитектора тогдашней Сыр-Дарьинской области и возвращается в Ташкент. Однако уже в апреле 1879 года обладавшему непростым характером Алексею Леонтьевичу пришлось «по семейным обстоятельствам» покинуть государственную службу. В архиве есть прямо 
так и названное «Дело о неблагонадежности мл. архитектора Бенуа и увольнении его от службы». К тому же он в силу рокового стечения обстоятельств не смог получить звания «классного художника 3 степени»: по ходатайству дяди, профессора Н. Л. Бенуа, был допущен к экзаменам, но нужные бумаги, высланные из Академии художеств, запоздали.
Дворец Великого князя Николая КонстантиновичаВ конце 1882 года А. Л. Бенуа снова назначается на государственную службу и получает должность «исправляющего делами младшего архитектора» Заравшанского округа. Он отправляется в Самарканд, где живет и трудится четыре года.
Вполне логично, что в Туркестанском крае, особенно в первоначальный период его освоения, во главе строительной и архитектурно-планировочной деятельности стояли преимущественно военные инженеры. А. Л. Бенуа был здесь единственным художником-архитектором. Во все периоды своей государственной службы и после увольнения с нее, работая как частный архитектор, он очень много проектировал, переделывал проекты по указаниям заказчиков, составлял и проверял сметы, осуществлял приемку работ и возводил самые разнообразные об­ъекты. В его послужном списке есть все — от дворцов до «караулки для двух шоссейных сторожей» и «номерных столбов при мостах на шоссейных дорогах». В 1877 году вмес­те с военным инженером капитаном Белохой Алексей Леонтьевич занимался переустройством интерьера резиденции Туркестанских генерал-губернаторов, где по его проекту был создан парадный Георгиевский зал, а в 1883-1884 годах обогатил одноэтажный фасад этого здания прихотливым резным деревянным декором в русском стиле. Известен датируемый 1878 годом проект «двухэтажного жилого дома военного губернатора Сыр-Дарьинской области, выполненный [А. Л. Бенуа] в формах классицизма». Зодчий принимал активное учас­тие в строительстве здания Ташкентской мужской гимназии, осуществляемом по проекту военного инженера Янчевского (1878-1883), и в перестройке жилого дома полковника Тартаковского в учительскую семинарию (1881-1887). В 1898 году Е. П. Дубровин по проекту А. Л. Бенуа пристроил к западной части здания семинарии пятиглавую домовую церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского. Безусловно, заслуживают внимания проекты особняка для К. А. Беньковского (1889), который предполагалось возвести в г. Аулиэ-Ата (1889), и «дома переводчика канцелярии начальника Аму-Дарьинскго отдела князя Абдул-Гани Яушева» в Петро-Александровске (1896).
Когда в 1890 году праздновалось 25-летие присоединения Ташкента к России, в городском саду открылась юбилейная кустарно-промышленная выставка. Для нее по проекту А. Л. Бенуа (совместно с инженером Е. П. Дубровиным) были сооружены входные ворота со стороны Константиновского сквера. В их декоративном убранстве использовались мотивы московской архитектуры XVII века. В 1898-м Бенуа и Дубровин составили в том же стиле проект нового здания городской думы.Восточный фасад дворца
В конце 1870-х годов по инициативе проповедника К. Х. Фрюауфа в Ташкенте прошел сбор средств на строительство молитвенного дома лютеран. Объявили конкурс на лучший проект. В числе прочих на объявление откликнулся и А. Л. Бенуа, католик по вероисповеданию. В 1881 году он выполнил первоначальный проект кирхи, дорабатывавшийся им вплоть до 1896 года. В 1899-м здание, в архитектуре которого присутствуют элементы прибалтийской готики, было завершено.
Талантливого архитектора не обошли также при постройке дворца Великого князя Николая Константиновича в Ташкенте. Комп­лекс, в проектировании которого участвовал и Бенуа, был воздвигнут в 1889-1890 годах под руководством гражданского инженера В. С. Гейнцельмана. Этот уникальный ансамбль, выполненный в романском стиле, утопал в зелени тенистого парка, что придавало дворцу вид охотничьего загородного особняка. Скульптурные изображения собак и оленей, профили лошадей в овальных медальонах на фасадах флигелей дополняли картину.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию