Поиск

Изумруды на Руси

Изумруды на Руси

Фото: Отвалы Малышевского месторождения (до 1927 года — Мариинский прииск)


Изумруд в породе

О бытовании этого драгоценного камня в России и его добыче — от «Коковинского» смарагда до «Кристалла мечты».

Объясняя свойства самоцветов, Иван IV про изумруд говорил так: «А вот этот драгоценный камень радужной породы — враг всякой нечистоты. Испытайте его: если мужчина и женщина живут друг с другом в распутстве и около них этот камень, — он лопается при злоупотреблении природой». Приведенный комментарий царя (в передаче английского посла Джерома Горсея) представляет собой одно из первых упоминаний об изумруде в отечественной истории. В допетровской Руси вообще было принято приписывать изумруду различные магические и целебные свойства: «Аще кто на изумруд часто зрит, тогда зрак человеческий укрепляет, и очи от прилучающихся недугов во здравии сохраняет, и носящему его весельство наводит». Или: «Изумруд толчен аще в питии положишь, уймет смертоносную ядость и укушение ядовитых заживит». Изумруд (или смарагд, как его называли в старину) являлся редким, но одним из самых любимых украшений российских монархов и высшей знати. Вот, к примеру, описание короны Ирины Годуновой, жены царя Федора Иоанновича: «С венца спускались длинные ленты — три с правой стороны и три с левой; ценности их, конечно, никто не мог бы определить, потому что все они были унизаны множеством драгоценных камней. Все были объяты “тихим ужасом” при виде различных украшений и множества смарагдов бледноватого цвета; последние были так велики, круглы и блестящи, что вес и цену даже одного из них очень трудно определить». М.И. Пыляев упоминает в своей книге о перстне с «изумрудною печатью царя Алексея Михайловича, на котором был вырезан российский герб с полным титулом». После смерти государя драгоценность исчезла и спустя годы вернулась уже к новому царю — Петру I, когда он посещал Берлин. Перстень самодержцу преподнес финансовый агент при российском дворе обер‑гофкомиссар Липман. Каким образом очутилась у последнего личная вещь Алексея Михайловича — загадка, но в мире драгоценностей нередки кражи. Кто в данном случае виновен, узнать теперь вряд ли удастся. Так или иначе, Петр включил перстень в экспозицию созданной им Кунсткамеры, однако при Елизавете Петровне реликвии вновь не досчитались. Местоположение перстня до сих пор не установлено. Кстати, подобный перстень с резьбой имелся и у Бориса Годунова, который для его изготовления приглашал к московскому двору венецианского ювелира Франциска Асентини…