Поиск

Арсений, иеромонах московского Златоустова монастыря

Арсений, иеромонах московского Златоустова монастыря

Иллюстрация: В.И. Гау. Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов). Акварель. 1854 год


Большой Златоустинский переулок. Святые врата Златоустова монастыря с надвратной церковью во имя святых Захарии и Елисаветы. Собрание Э.В. Готье-Дюфайе. 2317/40

Глава из книги «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII–XIX веков» (М., 1909).

От редакции
На протяжении многих лет «Московский журнал» оказывал информационную поддержку организациям и отдельным исследователям, занимающимся изучением и восстановлением истории одного из древнейших монастырей столицы — Златоустовского (Златоустова), уничтоженного в 1920–1930-х годах. На страницах журнала не раз появлялись статьи и очерки, посвященные прошлому обители, людям, в разное время так или иначе с ней связанным, и новым находкам на ее территории. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей рассказ о подвизавшемся в Златоустовском монастыре полтора века назад иеромонахе Арсении (1784–1856). Текст приведен в соответствие с нормами современной орфографии. Сохранена стилистика оригинала. Примечания сделаны публикатором.

В селе Новопавшинская слобода (ныне Новое Павшино), находящемся в Алексинском узде Тульской губернии, в последней половине XVIII века был священник Иван Поликарпович; того же прихода пономарь Иван Иванов, сын (второй) священника, жил с родителем в одном доме со своей женой Натальей Семеновной. У них родился в 1784 году 17 октября третий сын Андрей, так названный в честь празднуемого в этот день св. преподобномученика Андрея Критского. Над младенцем в самый день его рождения совершено дедом-священником таинство крещения. На шестом году жизни Андрей лишился матери. Пономарь, отец его, через несколько времени вступил снова в брак и от второй жены, Марфы Петровны, имел детей — шесть человек (четыре сына, из коих один глухонемой, и две дочери). Какую же бедность терпел Андрей в детстве! Неудивительно, что в тогдашнее время, скудное просвещением, он не получил вовсе школьного образования; впрочем, родитель или кто‑нибудь другой обучил его не только чтению и письму, но еще церковному уставу. В 1779 году, на 16‑м году от рождения, он определен был причетником к Успенской церкви в селе Расине Одоевского уезда. Тогда же посвящен и в стихарь преосвященным Мефодием, епископом Коломенским и Тульским, жившим в Коломне, которая в то время еще не была причислена к Московской епархии. В бытность свою в Коломне Андрей Иванович гостил в доме родственника — соборного диакона, впоследствии протоиерея Михаила Федоровича Дроздова, родителя Филарета, митрополита Московского. На новом месте жительства, т. е. в селе Расине, бедность не отставала от него, но трудолюбием и бережливостью он отчасти вознаграждал недостаток материальных средств к жизни. Через несколько лет одиночества он вступил в брак, но жена его недолго жила, оставив ему четверых детей. Вдовец, покорный воле Божией, один нес на себе всю тягость заботы о воспитании сирот, сам шил сорочки детям, зимой ходил с бельем на речку. В 1826 году ему удалось, по милости преосвященного Дамаскина, отличительную черту которого составляло сострадание к бедным, в особенности к сиротам, пристроить двух дочерей за причетников, из которых одному сдал свое дьяческое место, другой же сделан пономарем в том же селе. Пристроив дочерей, Андрей Иванович, согласно давнему желанию, решился поступить в монастырь. Преосвященный не советовал ему идти в дальний монастырь, чтоб дети, особенно сыновья, не стали скорбеть о нем или он о детях, и благословил его быть в числе послушников Тульского архиерейского дома…