Поиск
  • 21.06.2017
  • Семейный архив
  • Автор Екатерина Адольфовна Берг, Илья Григорьевич Миндлин

Главный инженер

Главный инженер

Главный инженер


Останкинская телебашня — уникальное инженерное сооружение. До сих пор ей нет равных по высоте на Европейском континенте. Построенная в 1967 году, она сразу же стала одной из главных достопримечательностей Москвы, без которой ныне невозможно представить панораму города. Значительную роль в ее создании сыграл главный инженер проекта Б. А. Злобин. Наш небольшой очерк о нем основан на документах из семейного архива и воспоминаниях сына Бориса Алексеевича — Владимира Борисовича Злобина; им же предоставлены фотографии.
Итак, будущий инженер родился в Екатеринбурге в семье служащего КВЖД Алексея Федоровича Злобина, позже перебравшегося вГруппа проектировщиков треста “Хлебстрой” (Б. А. Злобин — в центре с папиросой). Фотография конца 1920-х годовНовониколаевск (с 1925 года — Новосибирск). Пос­ле средней школы Борис уже твердо знал, что станет строителем, и пошел работать арматурщиком по железобетону. Строил мост через реку Каменку, жилой дом, гостиницу, больницу. Уже занимая должность руководителя железобетонных работ в Прокопьевске (Кемеровская область), он одновременно закончил в 1929 году курсы техников-строителей. В том же году Борис Злобин возвратился в Новосибирск и поступил в контору треста «Хлебстрой» техником-конструктором отдела по проектированию элеваторов. Руководителем группы проектировщиков в то время был Юрий Васильевич Кондратюк (настоящие имя и фамилия — Александр Игнатьевич Шаргей. 1897-1941) — замечательный инженер, один из пионеров отечественной космонавтики, взявший шефство над молодым специалистом. Чуть позже в состав творческой группы Кондратюка вошел тогда еще студент Томского политехнического института Николай Васильевич Никитин (впоследствии — автор проекта Останкинской телебашни), дружба с которым связывала Бориса Алексеевича всю жизнь. Именно Ю. В. Кондратюк заложил в своих учениках — Злобине и Никитине — стремление к поиску оптимальных решений и конструкций, приближающихся по изяществу к природным объектам.
Б. А. Злобин и Н. В. Никитин. Фотография середины 1960-х годовВ начале 1930-х годов Б. А. Злобин, работая в институте «Теплоэлектропроект» в Мос­кве, поступает в Московский инженерно-сроительный институт имени В. В. Куйбышева на вечернее отделение, участвует в нескольких проектах под руководством Ю. В. Конд­ратюка. Увлеченный исходящим от учителя духом новаторства и творческого горения, он занялся изобретательством. Объектами изобретений было все — от бытовых мелочей, вроде будильника, синхронизированного с пускателем электрочайника, до промышленных элементов типа желобного гибкого транспортера или преднапряженных деревянных балок, способных работать под сложными нагрузками. На проект железобетонного башенного копра, который можно считать прообразом ствола Останкинской башни, Б. А. Злобин получил авторское свидетельство. Над проек­том ветроэлектростанции в Крыму с преднапряженным вращающимся стальным ажурным стволом высотой 165 метров и диаметром 6,5 метра, смелым даже по сегодняшним меркам, Злобин работал в сотрудничестве с Н. В. Никитиным, Л. А. Лифшицем, К. С. Шеманским и другими (этот проект явился также темой диплома Бориса Алексеевича, с блеском защищенного в 1935 году). К сожалению, авторам так и не удалось увидеть дело рук своих воплощенным: в 1936 году строительство Крымской ВЭС было остановлено, и на Ай-Петри до сих пор стоит огромный фундамент как символ передовой инженерной мысли, намного обогнавшей свое время. Вскоре группу Ю. В. Кондратюка распустили, но идея оказалась плодотворной и через десятилетия реализовалась в конструкциях Останкинской телебашни.
В апреле 1941 года Б. А. Злобина призвали в армию инженером отдельного строительного батальона. Вскоре началась Великая Оте­чественная война, и Борис Алексеевич прошел ее всю. Был награжден орденом Красной Звезды и многими медалями. Победу встретил в Кенигсберге. Как капитана инженерных войск его оставили восстанавливать город. Вернулся домой лишь в 1946 году. По воспоминаниям В. Б. Злобина, «о войне отец рассказывать не любил. Но говорил, что выживали те, кто сохранял внутреннюю собранность и трудились, не полагаясь на авось. Молодых бойцов он учил продумывать свои действия на несколько шагов вперед».
После демобилизации Б. А. Злобин продолжил работу в Теплоэлектропроекте, где за высокий класс в расчетах железобетонных конструкций удостоился от коллег прозвища «Король металла». В 1952-1953 годах он трудился над проектами ТЭЦ для Китая, за что получил два ордена КНР.
Б. А. Злобин на монтаже конструкций Останкинской телебашни. Фотография середины 1960-х годовПо предложению Н. В. Никитина в апреле 1960 года Б. А. Злобин переходит в «Мос­проект-1», а в 1962-м на базе ЦНИИЭП зрелищных зданий и спортивных сооружений авторский коллектив проектировщиков, куда Бориса Алексеевича включили как главного инженера проекта, приступает к работе над созданием Останкинской телебашни.
Башня строилась по общему проекту, детальные чертежи отсутствовали, заказчики нередко меняли техническое задание, привязываясь к реальным условиям на месте, и это налагало на группу особую ответственность. Почти каждый день принимались новые конструкторские решения. В числе сложнейших вопросов было возведение фундаментов, бетонирование десяти опор и конической час­ти, а также возведение ствола телебашни с использованием уникального самоподъемного агрегата. Сроки ставились жесткие, многое делалось в зимнее время. Общее руководство строительством, авторский надзор и контроль за безопасностью осуществлял ГИП, которому минимум два раза в день приходилось подниматься на высоту той отметки, где в данный момент велся монтаж. Борис Алексеевич как-то пошутил, что все эти подъемы и спус­ки в сумме своей вполне сравнимы с восхождением на Эверест. За время монтажа не произошло ни одного серьезного несчастного случая среди строителей; уникальное сооружение было построено в кратчайшие сроки; 27 апреля 1967 года завершился подъем самой верхней секции (царги) 148-мет­ровой металлической антенны. Над башней взвился государственный флаг СССР.
В 1970 году за разработку проекта Останкинской радиотелевизионной башни авторскому коллективу, возглавляемому главным конструктором Н. В. Никитиным, присудили Ленинскую премию. Вторым в списке награжденных значился Б. А. Злобин.
Это был очень цельный, предельно честный человек. Как вспоминает Владимир Борисович, он всегда говорил: «Если хочешь чего-то добиться, нужно идти по пути прямо, никуда не сворачивая, не размениваясь на пус­тяки». Так и прожил свою жизнь — ни разу не изменив строительному делу и специальности инженера-конструктора, совершенно не заботясь об атрибутах внешнего успеха. Он не защитил даже кандидатской диссертации по этой уникальной работе.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию