Поиск

«Алчущий и жаждущий правды»

«Алчущий и жаждущий правды»

Фото: Село Новики. Фотографии из архива Успенского храма. 2013 год


Памятная доска в церкви Успения Пресвятой Богородицы

О дипломате и литераторе Владимире Павловиче Титове (1807–1891).

В первой половине XIX века на страницах московских и петербургских литературно‑художественных журналов наряду с реалистическими произведениями нередко появлялись рассказы и повести, рисующие ирреальный мир, изобилующий всевозможными фантасмагориями (яркий пример тому — произведения Н.В. Гоголя). Зачинателем русской фантастической прозы считается А.А. Перовский (псевдоним Антоний Погорельский. 1787–1836). Писали о сверхъестественных силах А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, А.А. Бестужев-Марлинский, М.Н. Загоскин, Е.А.  Баратынский… Среди авторов этого направления получил известность и В.П. Титов, публиковавшийся как Тит Космократов. Он родился в селе Новики Спасского уезда Рязанской губернии в семье секунд‑майора Павла Петровича Титова и его жены Елизаветы Васильевны, урожденной Дашковой. Отец Владимира Павловича сделал военную карьеру, участвовал в русско‑турецких войнах, в составе русской армии усмирял поляков накануне Первого раздела Речи Посполитой (1772), затем в чине секунд‑майора по собственному прошению вышел в отставку, а в 1808 году получил по разделу Новики и вместе с супругой поселился там. «Мать В.П. Титова, весьма замечательная по возвышенному характеру женщина, приходилась родной сестрой известному министру юстиции Дмитрию Васильевичу Дашкову и скончалась, кажется, в 1859 году лет около 80. Перед смертью она успела докончить постройку новой каменной церкви в селе Новиках и под ней похоронена. <…> Раннее детство, от 2 до 7 лет, Владимир Павлович провел у своей бабушки в Тонине, тоже Спасского уезда, в недалеком расстоянии от Новиков. Затем от 7 до 12 лет — в родительском доме в Новиках и, наконец, в Москве, в Медвежьем переулке близ Малой Дмитровки». Когда мальчик подрос, его определили в Благородный пансион при Московском университете, где он учился вместе с С.П. Шевыревым и В.Ф. Одоевским. О последнем В.П. Титов позже вспоминал: «50 лет я любил его, ибо во всю жизнь едва ли видел в ком полнейшее сочетание прямодушного стремления к правде с теплотою сочувствия и, можно сказать, женскою мягкостью сердца»…