Поиск

На Великом чайном пути

На Великом чайном пути

Иллюстрация: Экипаж фотографа Стефана Пассе между Кяхтой и Ургой. 1912 год. Из фондов Кяхтинского краеведческого музея


Пограничье с Цинской империей (горы на горизонте — уже Китай). Из фондов Кяхтинского краеведческого музея

Из прошлого города Кяхты.

20 августа 1727 года на реке Бурее, левом притоке Амура, завершились долгие и непростые переговоры между Россией и Китаем, которые привели к заключению договора о границе, известного как Буринский трактат. В нем, в частности, говорилось: «С северной стороны на реке Кяхте караульное строение Российской империи (заложенная незадолго перед тем Троицкая крепость — впоследствии город Троицкосавск. — Н. В.). С полуденной стороны на сопке Орогайте караульный знак Срединной империи. Между [ними] <…> землю разделить пополам. На средине <…> имеет обеих стран пограничное купечество быть». Обмен ратифицированными экземплярами договора состоялся на реке Кяхте 14 июня 1728 года. Дополненный в ходе ратификации текст, получивший название Кяхтинский трактат, предусматривал обустройство слобод — торговых пунктов по обе стороны границы. На левом, русском, берегу Кяхты, помимо уже имеющейся крепости, должна была появиться слобода Кяхта, «где построются домы и огородятся оградою и палисадом», а на правом, китайском, — слобода Май-Мачин. В крепости «собиралась пошлина с привозных китайских товаров. Но как по трактату <…> определено быть границе и торговому месту обеих империй в трех верстах от сей крепости, <…> то и построены Кяхта и Май-Мачин, а в крепости осталась пограничная канцелярия для отправления дел и переговоров с пограничными китайскими чиновниками, а для разъездов определены комиссары. Гарнизон ее состоит из роты солдат, а укрепления из двух бастионов». Заложена крепость была российским послом С.Л. Рагузинским-Владиславичем. «На другой день после размена трактатов Савва Владиславич и китайские уполномоченные условились относительно выбора места для постройки Кяхтинской торговой слободы. <…> Выбрав место, <…> китайские министры [отбыли], <…> а Савва Владиславич еще остался на р. Кяхте для осмотра работ в <…> крепости, <…> в которой он, уступая просьбе пограничных жителей, основал деревянную церковь во имя Св. Троицы с приделом св. Саввы Сербского; в эту церковь он передал всю утварь походной своей церкви, <…> а 29 января 1729 года по возвращении в Москву выслал в помянутую церковь 5 колоколов. В четырех верстах от <…> крепости, на самой границе, на Кяхте, он заложил торговую слободу, возложив построение оной на 350 солдат Тобольского гарнизонного полка». Распоряжались работами по возведению сначала крепости, а затем слободы капитан Федор Княгинкин и его помощник переводчик Алексей Третьяков, получившие от С.Л. Рагузинского-Владиславича перед его отъездом следующие инструкции (знакомя читателей с этим интереснейшим документом, не поскупимся на цитирование): «Вручаетца вам комиссия (тогда это слово означало также наказ с предоставлением определенных полномочий. — Н. В.), а именно капитану Федору Княгинкину яко строителю всего определенного строения, остерегателю Троецкой крепостцы, святой церкви и торговой слободы <…> и начальнику над служилыми людьми, которые под командою его при оном нужном посту определены, и Алексею Третьякову — во всем яко помощнику и надзорщику торговой слободы и судьбы малых дел пограничных в расправе торгового порядку по силе заключенного трактату, а обоим быть под призрением и командою пограничного генерального отправителя господина полковника Ивана Дмитревича Бухолца и исполнять по нижеписанным пунктам…

А.Е. Мартынов. Троицкосавская крепость. XVIII век