Поиск

«Достохвальное служение»

«Достохвальное служение»

Иллюстрация: Морской кадетский корпус. Открытка начала ХХ века


Метрическая запись о смерти Д.С. Арсеньева

О государственном и общественном деятеле Дмитрии Сергеевиче Арсеньеве (1832–1915).

Д.С. Арсеньев, представитель старинного и славного русского дворянского рода, появился на свет в селе Горячкино Можайского уезда Московской губернии в семье титулярного советника Сергея Николаевича Арсеньева (1801–1860) и его супруги Надежды Васильевны, урожденной Камыниной (1805–1855). В метрической книге церквей Можайского уезда за 1832 год сказано: «Четвертого надесять числа села Горячкина у помещика <…> Сергея  Николаевича Арсеньева и законной жены его Надежды Васильевны родился сын Димитрий. Молитвовал, имя нарек и крещение совершил священник Афанасий Захариев, при крещении были дьячок Василий Иванов, пономарь Дмитрий Григорьев. Число крещения 19. Кто были восприемники: статский советник и кавалер Василий Дмитриевич Камынин и коллежского советника дочь, девица Надежда Васильевна Левшина». Отец Дмитрия, чиновник Государственной комиссии погашения долгов и Московской конторы Коммерческого банка, некоторое время состоял при московском военном генерал‑губернаторе Д.В. Голицыне, а в последующие годы (1828–1835) — почетным смотрителем Можайского уездного училища. Мать, тоже происходившая из дворян, дочь очень богатого и почитаемого в Москве человека — Василия Дмитриевича Камынина, была «очень глубокая натура, одаренная от Бога многими талантами». Как вспоминал впоследствии Дмитрий Сергеевич, она «получила очень хорошее воспитание и образование в духе того времени, т. е. говорила по‑французски, английски, немецки, играла на фортепиано и на арфе, пела, рисовала и отлично вышивала. Воспитанная в религиозном направлении, матушка была весьма религиозна, благочестива и добра, <…> с самого детства <…> останавливала наше внимание на духовной стороне жизни, объясняла нам наши христианские обязанности; научила нас молиться; порицая за проступки, объясняла их моральное значенье; одним словом, с детства приучила нас относить свою жизнь, чувства и дела к нравственным координатам религии и нравственного долга». Поэтому с младых ногтей он стремился «освящать свою жизнь светом христианского закона и жить в присутствии Божием — все это такие высокие и полезные навыки, за которые мы должны быть глубоко благодарны нашим родителям. Благодаря этому направлению я избег окончательного падения; старался — хотя, увы, не всегда жил по‑христиански — не заглушать голоса совести; удерживался от многого зла и всегда имел в душе желание благочестивой жизни и сознанье, что жизнь дана на серьезное дело, а не для одного удовольствия»…