Поиск

Рябушкин знакомый и незнакомый

Рябушкин знакомый и незнакомый

Иллюстрация: И.Ф. Тюменев. А.П. набирается в вагоне сил на дорогу. Акварель. 1892 год. Ед. хр. 17. Л. 27 об.


А.П. Рябушкин. Памяти дня 17 октября 1886 г. Бумага, тушь, перо. 1886 год. ОР РНБ. Ф. 796. Оп. 2. Ед. хр. 359

Образ художника Андрея Петровича Рябушкина (1861–1904) в словесных описаниях, а также на картинах и рисунках разных лет.

О замечательном русском живописце Андрее Петровиче Рябушкине «Московский журнал» писал уже не раз. Так, малоизвестным и неизвестным страницам его творчества была посвящена недавняя публикация в августовском номере. Немалый интерес представляет и сама личность Рябушкина — характер, внешность, увлечения. На сегодня мы имеем не так много фотоснимков, графических и живописных материалов, дающих представление о том, как выглядел этот, по отзывам современников, во всех смыслах неординарный человек. Наиболее распространенным и едва ли не «каноническим» его изображением является гравюра В.В. Матэ (1904). Имеется выполненный в середине 1880‑х годов живописный автопортрет, местонахождение которого определяется как «частная коллекция». Остались два словесных описания от близких друзей художника. Вот отрывки, касающиеся внешности: «Его небольшая, но чрезвычайно пропорциональная фигура, бледное лицо, обрамленное русой бородой, светлые белокурые волосы, всегда немного взлохмаченные, тонкая изящная линия носа и рта, кроткое выражение глаз, тихий грудной голос и некоторая застенчивость подкупали всех и каждого»; «Склад лица и небольшой фигуры Рябушкина отличался какой‑то особой пропорциональностью, хрупкой и тонкой миловидностью, напоминавшей о фарфоровых статуэтках. Странным образом этот склад повторялся в рисунке и очертаниях фигур в его картинах, сочетался с той особой “правильностью”, которая была результатом академического обучения. Как бы наглядно подтверждалось старинное убеждение, что каждый художник в рисунке тела передает свою собственную организацию и ее особенности. В обрамлении словно выточенного, несколько неподвижного лица светлой бородкой и густыми волосами было нечто крестьянское, в фигуре тоже то спорое и ладное, что бывает у ловких работников на все руки. Но в общем весь облик Рябушкина <…> совершенно не соответствовал представлению о художнике, вышедшем из народа, из самой глубины России, с целым поколением предков крестьян»…