Поиск

«Изящная простота во всем»

«Изящная простота во всем»

Иллюстрация: К.П. Брюллов. Портрет архитектора и художника Александра Брюллова. 1841 год


Модная картинка из журнала «Вестник парижских мод». 1841 год. № 45

Как в России XIX века «люди хорошего тона» заботились о своем гардеробе.

В 1821 году 9‑летнего Васю Селиванова (будущего литератора Василия Васильевича Селиванова. 1813–1875) отец привез в Москву для обучения в частном пансионе Кистера. Спустя несколько дней после начала занятий Вася попал на урок русской грамматики к Александру Дмитриевичу Смирнову. Облик учителя запомнился мальчику на всю жизнь: «На нем был надет фрак коричневого цвета и очень потертый; панталоны узенькие и белый жилет пикэ (здесь и далее сохраняется орфография цитируемых источников. — Т. Р.) с огромным желтым чернильным пятном чуть не в половину всего жилета. В петличке на длинной Владимирской ленте моталась дворянская медаль 1812 года». Через 8 лет в торжественной обстановке выпускного экзамена костюм Смирнова оставался прежним: «Александр Дмитриевич <…> явился на экзамен и выбрит, и напомажен, хотя все‑таки в своем неизменном сильно потертом коричневом фраке с <…> прицепленной в петлице на Владимирской ленте бронзовой дворянской медалью 12 года. Жилет его из белого пике (а здесь так. — Т. Р.) был чисто вымыт, но огромное, почти во всю половину жилета, чернильное пятно, которое от мытья сделалось только желтым, придавало всей фигуре <…> особенную оригинальность». Небрежением к одежде, да и вообще неопрятностью тогда грешили и иные представители знати. Обратимся вновь к воспоминаниям В.В. Селиванова. Его родственница княгиня Настасья Амосовна Мещерская, урожденная Демидова, жившая в усадьбе в селе Киселево, «была очень неглупа, полна, бела, в обращении любезна и говорила без утомления. Туалетом своим она занималась мало. Серые редкие волосы ее были как будто всегда растрепаны, и впечатление моего детства представляет мне ее не иначе как одетой не то в коленкоровой кофте, не то в таком же капоте с подвязушками и очень небрежно». Еще пример. Мария Александровна Лопухина с сожалением рассказывала кузине о жизни брата, женатого на Варваре Оболенской: «Алеша с женою и детьми находится сейчас в деревне их дядюшки князя Ивана Оболенского. Вот уж жалкое семейство! <…> Его жена самая скучная дура, какую я видела. <…> Эта женщина не делает ничего, решительно ничего. Вот как она проводит день. Встает в одиннадцать часов, иной раз в полдень, к завтраку выходит в пеньюаре столь сальном, что не понять, какого он цвета. Под пеньюаром такая же сальная рубашка, волосы не чесаны и даже не собраны гребенкой. <…> Утро занято поеданьем гороха или бобов, она приносит их в гостиную, ощипывает, а шелуху бросает по диванам. Это продолжается до обеда. <…> Не работает, не читает, словом, не делает ничего, решительно ничего. Притом отвратительно скупа и, говорят, даже сделалась капризна. Дворовые ее не любят и даже презирают. <…> Ежели бы ты могла увидать детскую, то испугалась бы. Цыганский табор не живет в такой грязи. Вообще во всем доме ужасная грязь и вонь»…