Поиск

Писатель Александр Неверов (1886–1923)

Писатель Александр Неверов (1886–1923)

Мишка Додонов. Иллюстрация В. Гальдяева из книги А.С. Неверова «Ташкент — город хлебный». М., 1980


А.С. Неверов (сидит третий справа) среди выпускников Озерской школы. Фотография 1906 года. Из книги: Чалмаев В.А. Серафимович. Неверов. М., 1982

К 130-летию со дня рождения.

Выражение «Ташкент — город хлебный» знают практически все и нередко связывают его с фильмом, снятым в 1968 году на киностудии «Узбекфильм». Об авторе же одноименной повести, по мотивам которой фильм был поставлен, сегодня вспоминают мало, хотя произведения Александра Сергеевича Неверова (настоящая фамилия — Скобелев) в 1920‑х годах не сходили с журнальных страниц. Только за пять лет с момента появления книги «Ташкент — город хлебный» (1923) она переиздавалась десять раз. В предисловии к десятому изданию советский военный и государственный деятель Ф.Ф. Раскольников (1892–1939) утверждал: «К сожалению, ранняя смерть Александра Неверова помешала развернуться во всю ширь его крупному беллетристическому дарованию. <…> Если бы Неверов не написал ничего, кроме этой повести, то и в таком случае он вошел бы в историю нашей пролетарской литературы».

Родился А.С. Неверов в селе Новиковка Ставропольского уезда Самарской губернии. В автобиографии Александр Сергеевич позднее сообщал, что его отец «почему‑то был приписан к мещанам г. Симбирска, но сидел на земле, занимался крестьянством. Мать — настоящая неграмотная крестьянка. <…> Грамоте я научился очень рано, лет шести, от старшего брата, который тогда ходил к дьячку. Способности к учению у меня оказались хорошие, и я чуть ли не обогнал брата чтением. А когда меня, видимо, по моей просьбе, повели к тому же дьячку, имени которого сейчас не помню, я сказал там ему какую‑то дерзость, вел себя непринужденно, за что был тут же посажен в темную комнату, напугался школы и еще не заглядывал туда больше года. <…> Три отделения церковной школы я кончил лучшим учеником и решил сделаться крестьянином, пахарем, ибо к тому времени бакалейные дела у деда пошли на убыль и он стал заниматься посевами. Крестьянская работа в поле казалась мне самой лучшей на свете, и я быстро научился пахать сохой, жать серпом, плести лапти. <…> Но продолжалось это увлечение недолго. <…> Лет с пятнадцати началось во мне какое‑то брожение. Вдруг ни с того ни с сего совершенно пропала охота к крестьянству и захотелось сделаться половым (официантом). <…> В год смерти моей матери попал я в Самару к отцу (к тому времени бросившему крестьянствовать и работавшему в губернском городе швейцаром. — Г. А.), прошел мимо чайной, и сердце мое затосковало смертельно, но вместо чайной жена городового, Анна Андреевна Бурмистрова, отвела [меня] в губернскую типографию и там определила мальчиком»…