Поиск

«В таких особняках мы будем селить иностранные посольства…»

«В таких особняках мы будем селить иностранные посольства…»

Фото: Голубая гостиная в особняке Берга


Бальный зал

О городской усадьбе Сергея Павловича Берга в Денежном переулке.

Землей в Денежном переулке, где в 1897 году архитектор Петр Семенович (Самойлович?) Бойцов (1849–1918) возвел особняк, в разное время владели многие именитые москвичи. В их числе писатель Михаил Николаевич Загоскин (1789–1852), потративший на покупку участка гонорар за свой роман «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году». В распоряжении хозяев тогда имелся не каменный, а деревянный дом с флигелями, внешний вид которого постепенно изменялся, пока очередным его собственником не стал крупный промышленник Сергей Павлович Берг. Случилось это в 1893 году. С.П. Берг велел снести прежнее здание, а проектирование нового доверил опытному архитектору П.С. Бойцову. Не раз посещавший Италию и, очевидно, любивший ее искусство, Сергей Павлович поставил условие, чтобы будущий особняк напоминал палаццо. Зодчий, уже имевший в прошлом опыт воплощения подобных замыслов (например, «замковые» усадьбы Подушкино баронессы Мейендорф и Муромцево В.С. Храповицкого), вполне оправдал ожидания заказчика. Архитектура московской резиденции Берга вобрала в себя черты неоготики, неоклассицизма, необарокко, модерна. Специалисты относят шедевр П.С. Бойцова к эклектике. «Довольно высокий цоколь, опоясывающий здание по периметру, прерывают квадратные проемы, откуда свет поступает в полуподвальные помещения. Монументальные колонны, сложенные из отдельных блоков, выделяют широкие прямоугольные окна первого этажа. От капителей отходят линии, образующие небольшие глухие надоконные арки. На втором этаже окна меньше по размеру, но больше числом. Они стоят на линии фриза, покоящегося, в свою очередь, на арках первого этажа. Колонны между окнами гладкие, капители претворяют нижний рисунок. Единственное отличие в том, что окна здесь уже не прямоугольные, а сводчатые. Центральная часть особняка существенно выделяется на общем фоне и подчеркивает вход. На втором этаже над огромным окном, подпираемым двумя ионическими колоннами, возвышается небольшая глухая арка, замыкающая пространство между колоннами и служащая основанием треугольного греческого тимпана (тимпан — внутреннее пространство фриза. — К. Ж.). На первом этаже вход выдается на улицу, повторяя с незначительными отклонениями линии верхнего этажа. Здесь колонны больше и выделяют ширину входной двери. Слегка вогнутые арки занимают внутреннее пространство между колоннами, над ионическими капителями которых высится тимпан, по стилю — необарочный». К заднему фасаду примыкал Бальный зал (в дальнейшем переоборудован под столовую). Свет в него проникал через полукруглую веранду, сегодня имеющую остекленные крышу и стены. Обширный полуподвал использовался для хозяйственных нужд. Позади усадьбы был домик садовника, а также спроектированные архитектором Алексеем Викторовичем Флодиным (1858–?) конюшня и оранжерея. А.В. Флодин вместе с коллегами Владимиром Дмитриевичем Адамовичем (1872–1941) и Капитолием Абрамовичем Дулиным (1876–1933) работал над интерьером особняка, где деревянные резные панели, оконные проемы, увенчанные остроконечными арками, гобелены с сюжетами на рыцарскую тему навевали атмосферу эпохи Средневековья. Однако местами некоторая мрачность готики сменялась изысканностью рококо (интерьер Красной гостиной выполнен в этом стиле), а Бальный зал уже и вовсе был декорирован в духе французской Второй империи (фресковое панно на потолке, наборный паркет, позолоченная лепнина)…

Кабинет посла