Поиск

Женщины земли русской

Женщины земли русской

Фото: Село Вырец. Церковь иконы Божией Матери «Знамение». Фотография автора


Деревня Константиново. 2007 год

Истории тверских крестьянок, поведанные ими самими.

В 1940‑х годах верующие стекались в единственную тогда действующую в округе церковь – Знаменскую в селе Вырец Лихославльского района. Шли преимущественно крестьянки «табунками» из Рамешек, Высокова, Замытья, Шеломца, Никольского, Тучева, Сыркова, Язвицы, Константинова, Погорельца… Были среди них Екатерина Сидорова из Шеломца, Мария Маслова, Александра Павловская из Сыркова, Александра Малинина, Мария Козлова, Нина Зуева, Клавдия Новикова из Тучева. Все они помнили Надежду Федоровну Каткову, после послушничества в закрытом Былинкинском монастыре1 и заключения в лагере с начала 1940‑х годов служившую сторожем при церкви в Вырце. Александра Арсеньевна Малинина дружила с Надеждой Федоровной и вспоминала ее как очень хорошего, доброго человека, способного донести людям Слово Божие, утешить в скорби, поддержать в немощи. Александра Арсеньевна любила с ней беседовать. За этими беседами они часто засиживались далеко за полночь, и их результатом, по словам А.А. Малининой, всегда было укрепление веры и просветление души. Когда Надежде Федоровне было уже больше 80 лет, она заболела водянкой. Из больницы ее, совсем ослабевшую, привезли в деревню Константиново, где за ней стала ухаживать Елизавета Миловидова. На протяжении двух лет Надежда Федоровна терпеливо переносила страдания, даже не стонала. Незадолго до наступления самых тяжких своих дней она раздала все, что имела. Любила петь: «Гора Афон, гора святая…» Скончалась в 1973 году. В гробу лежала маленькая, сухонькая, с белым, чистым лицом, в апостольнике2. Похоронили ее в Вырце. Могилка Надежды Федоровны цела и ухожена до сих пор.
* * *
Наставницей Екатерины Сидоровой в вопросах веры была ее тетка Наталья Павловна Трифонова – подруга Надежды Федоровны Катковой в бытность ее насельницей Былинкинского монастыря. В общину «Труд и молитва» она поступила 15‑летней девушкой, став, как и Надежда, одной из первых здешних послушниц. Родовое свое гнездо Наталья потеряла при раскулачивании семьи в начале 1920‑х годов. После разгона общины она направилась в село Замытье – прислуживала в церкви Спаса Преображения, живя в сторожке вместе с другой былинкинской послушницей Марией. Когда закрыли и Спасско-Преображенскую церковь, Наталья уехала в Кронштадт, а Мария вышла замуж и уехала в семью Бахаревых в Замытье. Однако спустя некоторое время раскулачили и Бахаревых. Мария осталась в доме одна и вскоре была убита грабителями. Что касается Натальи, то в Кронштадте она работала в больнице, а после выхода на пенсию стала подолгу жить в Псково-Печерском монастыре, которому ранее неоднократно помогала деньгами и продуктовыми посылками. Ее знали и навещали многие кронштадтские священники. Умерла Наталья в больнице в возрасте более 80 лет. Провожали ее в последний путь многие жители Кронштадта, в том числе представители духовенства…