Поиск

Русский дореволюционный детектив

Русский дореволюционный детектив

Иллюстрация: Титульный лист уголовного романа А.И. Соколовой «Золотая фея»


Переодетые мелкими купцами Шерлок Холмс и доктор Ватсон (стоят спиной) в злачных закоулках московского Хитрова рынка. Анонимный рассказ «Шерлок Холмс в Москве». Журнал «Огонек». 1908 год

Беседа с писателем, исследователем детективного жанра Георгием Климентиевичем Пилиевым.

Русскому литературному детективу в будущем году исполнится 160 лет (см. ниже), и до революции он пользовался у нас большим успехом. Однако сегодня дореволюционный период бытования детективного жанра в России изучается мало. Между тем литературой такого рода тогда (как, впрочем, и сейчас) зачитывались далеко не только темные обыватели, но и значительная часть просвещенной публики – например, философ, критик, публицист В.В. Розанов (1856–1919). Вот характерное его признание на сей счет: «Дети, вам вредно читать Шерлока Холмса. И, отобрав пачку, потихоньку зачитываюсь сам» («Опавшие листья»). Специальный корреспондент «Московского журнала» Кирилл Валерьевич Жижкевич встретился с экспертом в области отечественного детектива Георгием Климентиевичем Пилиевым, автором первой библиографии русского детектива (Русский детектив. Библиография. 1857–1991. М., 2009), охватившей 5500 произведений. Ниже публикуется запись их беседы.
Георгий Пилиев: Интерес к детективу возник в России после судебных реформ Александра II (1860‑е годы), в результате которых суд стал гласным, появился институт присяжных, а также под влиянием переводных произведений, прежде всего романов француза Эмиля Габорио, чрезвычайно популярного у читателей. Имя его героя – сыщика Лекока – сделалось нарицательным. Отечественных сыщиков, как реальных, так и книжных, часто называли «русский Лекок», а одного из основоположников жанра уголовного романа в России – беллетриста Александра Шкляревского – «русским Габорио». Стоит тут же оговорить, что жанрового определения детектив в мировой литературе тогда не существовало. Его ввела в обиход американская писательница Анна Катарина Грин, дав своему очередному роману 1883 года «X Y Z» подзаголовок «A Detective Story» («детективная история»), но официально в качестве обозначения жанра оно закрепилось лишь три десятка лет спустя. Так вот, первые «детективные» тексты, которые, однако, в полном смысле слова детективами назвать еще нельзя, являли собой уголовную хронику. Они изначально имели под собой документальную основу и печатались в газетах и журналах («Свет», «Родина», «Живописное обозрение всего мира», «Звезда», «Мирской толк», «Всемирная новь» и других), а также в бесплатных приложениях к ним. Подобные публикации пользовались спросом: массовый читатель хотел захватывающего сюжета – и получал его…