Поиск

Командующий корпусом Михаил Бороздин

Командующий корпусом Михаил Бороздин

Командующий корпусом Михаил Бороздин


Неизвестный художник. Михаил Михайлович Бороздин. Холст, масло. Конец 1810-х годовИзвестно, что хотя число генеральских портретов, находящихся в галерее, достигает внушительной цифры — 336, тем не менее оно далеко не полно. Изображения многих генералов, командовавших строевыми войсками и ополченческими частями, в 1812 и 1813-1815 годах, в галерею не попали. Основным условием, по которому тот или иной генерал русской армии или ополчения имел право на помещение своего портрета в Зимнем дворце, было его непосредственное учас­тие хотя бы в одном сражении с французами или их союзниками в 1812 году и в заграничной кампании. Такой же чести удостаивались старшие офицеры, произведенные в генералы за боевые отличия в указанный период. Причины «непопадания» в галерею были различны. Кто-то погиб в бою или позже скончался от ран и не оставил пос­ле себя прижизненного изображения; кто-то после победы над Наполеоном уехал в провинцию и попросту не смог прибыть (или, как было установлено, прислать свое изображение) в Петербург, где с 1819 года специально приглашенный по рас­поряжению Александра I известный английский художник Джордж Доу с русскими помощниками В. Голике и А. Поляковым начал писать порт­реты генералов согласно перечню, подготовленному Генеральным штабом; чья-то кандидатура оказалась «забытой» из-за недоброжелательного отношения государя или по нерадению штабных чиновников… Недаром в 1839 году военный историк А. В. Висковатов составил соответствующий список, куда вошли 2 полных генерала, 15 генерал-лейтенантов, 58 генерал-майоров и 4 адмирала. Однако и с учетом этого списка полнота картины достигнута не была.
В начале 1990-х годов группа московских историков приступила к созданию словаря генералов, участвовавших в военных действиях против наполеоновской Франции, и по документам, хранящимся в Российском Государственном военно-историческом архиве, установила, что, помимо упомянутых в списке Висковатова, еще 114 генералов и 11 адмиралов имели (но не удостоились) полное право на помещение своих портретов в Военной галерее. Словарь, содержащий краткие биографические данные и послужные спис­ки за 1812-1814 годы, увидел свет в VII томе «Российского архива». При распределении работы между составителями мне выпало, в частнос­ти, отыскать формулярный список генерал-лейтенанта Михаила Михайловича Бороздина 1-го (портрет его брата, генерала от кавалерии Николая Михайловича Бороздина, в галерее имеется), который в 1812 году командовал 8-м пехотным корпусом 2-й Западной армии, предводительствуемой П. И. Багратионом.
Дело оказалось довольно непростым, ибо в общей связке послужных и формулярных списков полных генералов и генерал-лейтенантов русской армии за 1812-1816 годы2 документы на М. М. Бороздина отсутствовали. Биографии его не нашлось ни в одном из дореволюционных справочных изданий, включая Русский биографический словарь и Военную энциклопедию Генерального штаба, выпущенную в 1911-1915 годах издательством И. Д. Сытина, а также в советских словарях и энциклопедиях. В именном указателе сборника документов «М. И. Кутузов» наличествовала коротенькая справка: «Бороздин 1-й, Михаил Михайлович, в 1812 году генерал-лейтенант, командующий 8-м пехотным корпусом; в конце августа временно назначен командующим 2-й Западной армией; в ноябре 1812 года назначен специальным уполномоченным по приведению в порядок армейского тыла». В справке не приведены даже годы жизни.
После продолжительных поисков в РГВИА мне наконец удалось обнаружить «Дело об отставлении от службы генерал-лейтенанта Бороздина 1-го», в котором имелся довольно обстоятельный формулярный список, составленный по декабрь 1816 года. Здесь указан возраст М. М. Бороздина — 48 лет; следовательно, родился он в 1768 году. Далее: «Из российских дворян Псковской губернии Порховского уезда, где состоит за ним крестьян 200 душ». Прохождение службы: «Принят кадетом в Артиллерийский и Инженерный корпус, что ныне 2-й Санкт-Петербургский кадетский — в 1773 г. (очевидно, речь идет о малолетнем отделении корпуса, куда зачисляли 6-7-летних мальчиков. — А. Г.). <…> Генваря 1784 года был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Семеновского полка 1-й батальон, генваря 1-го 1785 года пожалован подпоручиком, а генваря 1-го 1788 года — поручиком; капитан-поручиком за отличие с переводом в бомбардирскую роту — авгус­та 22 года 1789-го; выпущен <…> в морские баталионы подполковником — марта 5 года 1790-го; тем же чином определен в Мариупольский легкоконный полк — июля 30-го года 1791-го; пожалован полковником за отличность — генваря 1-го 1795-го; переведен в Кинбурнский драгунский полк тем же чином мая 5-го года 1795-го; а из онаго в Сибирский драгунский — декабря 6-го того ж 1795 года; <…> переведен в Елецкий мушкетерский полк шефом — 1796-го года ноября 29-го. Пожалован всемилостивейше в генерал-майоры с назначением шефом Херсонского гренадерского полка, а ноября 29-го 1797 года назначен того ж полка и полковым командиром; мая 3-го года 1799-го назначен командующим Отдельным корпусом на Днест­ровской линии; сентября 5-го 1799-го послан с двумя сводными гренадерскими баталионами в Архипелаг и Королевство Неаполитанское для командования охранною гвардией Его Королевского величества короля Неаполитанского. Сентября 25-го того ж 1799 года по прибытии в Цареград получил высочайшее повеление взять в командование гарнизон на Ионических островах и вступить в должность коменданта острова Корфу. Пожалован генерал-лейтенантом — ноября 5-го года 1799-го. Командовал в Неаполе и Палермо гвардией короля Неаполитанского и сводными гренадерскими баталионами с морскою десантною командой с начала 1800 года по конец 1802-го. По возвращении в Российские пределы сос­тоял в Вильне, а затем в Киеве военным комендантом, а затем инспектором Украинской дивизии, после чего состоял по армии, а декабря с 28-го года 1803-го по апреля 22-е года 1812-го находился в отставке за болезнию. Назначен командующим 8-м пехотным корпусом во 2-й Западной армии мая 2-го года 1812-го. Препоручено водворение устройства и порядка в губерниях Смоленской, Могилевской и Минской, разоренных неприятелем, равно как и восстановление путей для военных транспортов, следующих к армии ноября 19-го того ж 1812 года. Вверено командование осадного корпуса под Данцигом, из 6-й и 25-й дивизий состоящего, генваря 6 года 1813. К оному же корпусу <…> присоединена 21-я пехотная дивизия — августа 1-го 1814 года. Высочайше назначен начальником новосформированной 27-й пехотной дивизии — декабря 10, 1814 года».
Изрядно, как видим. Участие М. М. Бороздина в боевых действиях нашло в формулярном списке довольно подробное отражение: «Со шведами <…> находился в 1788 году на корабельном флоте в сражении <…> у острова Гохланд июня 6-го. Также в кампанию 1789 года под начальством принца Нассау-Зигена на гребном флоте был в сражениях 4, 13 и 21, за что всемилостивейше пожалован чином капитан-порутчика. 1790-го года апреля 18 [был] при атаке <…> шведского укрепления Керникоски, за что пожалован Владимирским кавалером, затем, находясь на кораблях эскад­ры вице-адмирала Козлянинова, находился в сражениях под Выборгом и в Трансзундском проливе при отражении десанта под командою самого короля Шведского и англинского полковника Сиднея Смита. Июня 28-го того ж 1790-го года находился в генеральном сражении при Роченсальме. В 1791-м году находился на походе противу турок и в сражении под Мачином. В 1794-м году [был] в Польше против взбунтовавшихся польских войск на разных сшибках и сражениях, а октября 24-го при взятии штурмом укреплений Прагских под командою генерал-фельдмаршала князя Суворова, за что награжден золотым знаком на георгиевской ленте для ношения в петлице. В 1799-м году послан в Архипелаг на Средиземное море, на Ионические острова, а затем к Неаполю и в Палермо, где и пробыл до конца 1802 года с Высочайше вверенными войсками и сформированной королевской гвардией, за что награжден орденом Св. Анны 2-го класса и Св. Иоанна Иерусалимскаго командором, а от имени Короля Сардинскаго прислан военной орден Св. Лазаря и Св. Маврикия 1-й степени. В 1812 году по вступлении снова на службу командовал 8-м пехотным корпусом во 2-й армии генерала от инфантерии князя Багратиона, был в сражениях под Смоленском 4-го августа, при Шевардине 24-го августа и в генеральной баталии при Бородине 26-го августа, затем при ретираде до Москвы и проходе через оную, а 17-го сентября в арьергардном деле под Чириковым, 21-го и 22-го при селе Воронове, октября 6-го при Тарутине, за что всемилостивейше пожалован орденами Св. Георгия 3-го класса и Св. Анны 1-го».
В представлении М. М. Бороздина к награде за Бородинское сражение говорится: «Во время командования 2-ю армией князем Багратионом сей генерал с корпусом, ему вверенным, отважно отразил несколько раз атаки неприятеля». В 8-й пехотный корпус входили: 2-я гренадерская дивизия, начальником которой был генерал-майор принц Карл Мекленбургский, 27-я пехотная дивизия, предводительствуемая генерал-майором Д. П. Неверовским, и 2-я сводно-гренадерская дивизия под командованием генерал-майора графа М. С. Воронцова. На эти части легла основная тяжесть боя за Шевардинский редут, а потом они героически защищали Семеновские флеши.
Далее в формулярном списке читаем: «Октября 12-го того же 1812 года находился в упорном сражении при Малом Ярославце, за что всемилостивейше пожалован орденом Св. Владимира 2-й степени большого крес­та, а ноября 6 и 7 находился в действительном сражении под городом Красным, за что удостоился Высочайшего благоволения. В 1813 году находился при осадном корпусе на обложении твердыни Данцигской, командуя двумя дивизиями на левом фланге, и особенно отличился при взятии приступом 17-го и 21-го августа неприятельских форштадтов на ихнем правом фланге, также и укрепленнаго блокгауза Лангфурт, а по капитуляции гарнизона крепости, предводительствуемого генералом Раппом, по препоручению Его Высочества герцога Александра Вюртембергского подписал акты по сдаче, а за отличия, оказанные в течение блокады, всемилостивейше пожалован бриллиантовыми знаками ордена Св. Анны 1-й степени и золотою шпагой, алмазами украшенной, с надписью «За храбрость», а от прусского командования прислан орден Красного Орла 2-й степени. По взятии же Данцига находился со вверенным корпусом в Польше».
Сведения об образовании: «По российски, французски, немецки и италиански читать и писать умеет, фортификацию, физику и математику знает». Отмечено, что Бороздин «под судом и под штрафами не бывал». Семейное положение: «Женат на Екатерине Александровой дочери и имеет дочь Анну 1 года от роду». В конце — приписка: «Отставка дана 28 декабря 1816 года, прошение же дано 22-го декабря того же года на имя Государя Императора, а 23-го декабря на имя генерал-адъютанта князя Волконского».
Каких-либо свидетельств о жизни М. М. Бороздина после выхода в отставку отыскать не удалось — разве что в мемуарах декабриста В. С. Толстого, долго служившего на Кавказе, упоминается о том, что младший сын генерала Н. Н. Раевского Николай был женат на единственной дочери генерала М. М. Бороздина Анне (1819-1883), владевшей поместьем на Южном берегу Крыма. Сведения о смерти М. М. Бороздина удалось отыскать в заново изданном и дополненном «Русском провинциальном некрополе»: «Бороздин Михаил Михайлович, генерал-лейтенант, родился 8 июля 1768 года, скончался 14 октября 1837 года (похоронен на Симферопольском старом кладбище)». Очевидно, после выхода в отставку он поселился в Крыму, где на южном берегу приобрел имение, унаследованное дочерью.
При составлении вышеупомянутого словаря возник вопрос об иллюстрировании биографических очерков, причем предпочтение решили отдавать портретам, написанным не Д. Доу, а другими художниками. Изображений М. М. Бороздина в собраниях крупнейших музеев Москвы и Санкт-Петербурга не обнаружилось, вследствие чего очерк о нем так и остался неиллюстрированным. Однако я не прекращал поисков, и вот наконец в 1999 году получил сообщение от петербургского историка Л. В. Тимофеева: портрет М. М. Бороздина (в штатском) кисти неизвестного художника находится в запаснике музея при Институте русской литературы. Вскоре Лев Валентинович прислал мне цветную фотографию с этого портрета. К сожалению, полотно не датировано. Попытаемся, однако, определить время его создания по покрою черного выходного фрака персонажа. Обратим внимание на следующее: между воротником и лацканами хорошо виден маленький треугольный зубец. Подобные зубцы вошли в моду с конца 1800-х годов, то есть портрет вполне мог быть написан вскоре пос­ле отставки М. М. Бороздина — в 1817-1819 годах, что в общем-то согласуется с возрастом, в каком генерал запечатлен: в указанное время М. М. Бороздину было 50-52 года. Правда, здесь показаны не все имевшиеся у Бороздина ордена. Нет командорского креста ордена Святого Иоанна Иерусалимского, отсутствует прусский орден Красного Орла 2-й степени, не виден шейный крест ордена Святого Владимира 2-й степени. Однако данное обстоятельство обусловлено тогдашним правилом: генералы в отставке, позировавшие художнику в штатском, надевали в первую очередь ордена боевые. Опуская ради краткости подробный фалеристический разбор присутствующих на портрете наград, приведем только итог: М. М. Бороздин поступил в полном соответствии с указанным правилом.